Структуры скрывающегося в Австрии сына экс-президента Башкирии могли заработать на «Башнефти» не менее 143 млрд рублей

1401862353_bashbashДвадцать четвертого декабря «Система» Владимира Евтушенкова подала иск о возмещении ущерба на 70,7 млрд руб. к ООО «Урал-инвест» — 100%-ной дочерней компании уфимского благотворительного фонда «Урал», председателем которого является Муртаза Рахимов. АФК объяснила иск намерением возместить ущерб от потери «Башнефти» за счет контрагентов и их правопреемников, у которых приобрела акции нефтяной компании. От других комментариев представители «Системы» отказываются.

Экс-аудитор Счетной палаты рассказал, что глава АФК «Система» знал о том, что акции «Башнефти» были незаконно приобретены Уралом Рахимовым: чтобы снизить «для публики» стоимость активов, реальной нефти добывали в республике всего 5% — воду специально гоняли по кругу

10406В 2003 году Счетная палата проверила финансово-хозяйственную деятельность ОАО «Башнефть» и установила факт хищения акций у государства. По данным проверки аудиторов СП было возбуждено уголовное дело, правда, затем оно было приостановлено. Весной 2014 года стало известно об уголовном деле, фигурантами по которому проходят глава АФК «Система» Владимир Евтушенков, экс-глава «Башнефти» Урал Рахимов и предприниматель Левон Айрапетян — их обвиняют в хищении акций предприятий, входящих в топливно-энергетический комплекс Республики Башкортостан, и их легализации (ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 174.1, ч. 4 ст. 174 УК).

Евтушенков перевел на личные счета Урала Рахимова $5 млрд в качестве вознаграждения за продажу акций «Башнефти» гораздо ниже их реальной цены, что опровергает продвигаемые пиар-службой компании утверждения, что сделка была прозрачной

pic_6274ac875c67850600c5cecee12fa5b7Корреспонденту «Росбалта» удалось ознакомиться с материалами уголовного дела, в рамках которого СК РФ предъявил обвинения председателю совета директоров ОАО АФК «Система» Владимиру Евтушенкову. По версии следствия, он участвовал в «отмывании» акций предприятий ТЭК Башкирии, похищенных Уралом Рахимовым. Доказательства того, что предприниматель будто бы знал о своем участии в незаконной деятельности, во многом строятся на показаниях бывшего сенатора Игоря Изместьева, отбывающего сейчас пожизненный срок.

Когда началось дело Изместьева, сын президента Башкирии сначала залег в уфимскую городскую больницу со «страшным диагнозом», затем, через почти два года «лежачего режима», после продажи предприятий республиканских ТЭК АФК «Система», перебрался на ПМЖ в Австрию

KNN_003073_00373_1_t218_222721Сегодня мы заканчиваем публиковать журналистское расследование Марата Хайруллина о том, как незаконная приватизация башкирских нефтяных предприятий чуть не привела к развалу страны. И вновь, как тогда, конфликт начинается в очень неспокойный момент. Параллели очевидны.

Учредителями фирм, купивших за бесценок стоившие в действительности десятки миллиардов предприятия «Башнефти», были: личная секретарша и личный телохранитель сына башкирского президента Урала Рахимова, его личный бухгалтер и несколько милицейских чинов 

1306897940_rahimovВ Башкирии вновь разворачивается борьба за самый вкусный «кусок» не только региональной, но и, видимо, федеральной собственности. Как считает большинство экспертов, инициировал этот очередной раунд борьбы глава региона Рустэм Хамитов, который не может смириться с потерей миллиардных поступлений от республиканского ТЭК в бюджет республики и, видимо, ощущает реальную угрозу своей власти со стороны клана Рахимовых.

Как нефтеперерабатывающие предприятия Башкирии попали в собственность единственного сына экс-главы республики Муртазы Рахимова – Урала, и в дальнейшем были перепроданы Евгению Евтушенкову

0a27d986c5a4508428d7ce3f68c830b5В этом году исполнилось ровно 10 лет, как Счетная палата официально констатировала, что Башкирский топливно-энергетический комплекс – самый крупный нефтеперерабатывающий кластер на территории нашей страны, включающий в себя мощные нефтедобывающие предприятия (НГДУ), три крупнейших нефтеперерабатывающих завода (НПЗ), нефтехимические предприятия, – был фактически уведен из собственности государства.