Ветеран уголовного розыска рассказал, как он ловил самого фартового беспредельщика Советского Союза Сергея Мадуева

За историю о криминальных похождениях самого фартового беспредельщика Советского Союза Сергея Мадуева (отец — депортированный в Казахстан чеченец, мать — судимая за спекуляции кореянка. — Ред.) голливудские режиссеры выложили бы кругленькую сумму. Но, увы и ах, их опередил российский режиссер Евгений Татарский, снявший в 1993 году криминальную драму «Тюремный романс» с Мариной Нееловой и Александром Абдуловым в главных ролях. В основу художественной ленты легла реальная история о неудачной попытке побега Червонца из легендарных петербургских «Крестов». Только вдумайтесь: чтобы вырваться на волю, обвиняемый в ряде убийств и разбойных нападений сумел добиться… любви следователя прокуратуры по особо важным делам.

О юных годах будущего главного беспредельщика СССР, проведенных им в городе Каскелен под Алма-Атой, и о том, что осталось за кадром кинодрамы, в эксклюзивном интервью «МК» рассказал председатель совета ветеранов Департамента полиции города Алма-Аты, генерал-майор милиции в отставке Сагынжан Асыл-Кеней.

«Подельники Мадуева слушались беспрекословно»

Первые преступления Мадуев начал совершать еще в 6 лет — мать приказывала дошкольнику торговать наркотиками. По рассказам Сергея, он постоянно недоедал, поэтому в семь лет начал воровать, чтобы прокормить себя и брата с сестрой. Немного повзрослев, с мелких краж мальчик перешел на угон автомобилей. И понеслось…

— Когда и как вы познакомились с Сергеем Мадуевым?

— В 1974 году, тогда его все звали Аликом. Он родился 17 июня 1956 года в Павлодарской области Казахской ССР. Кстати, настоящее имя Мадуева не Сергей Александрович, как он сам себя называл, а Али Арбиевич. Просто он официально изменил свои имя и отчество. Ходили слухи, что Мадуев родился в тюрьме.

В Каскелен он приехал проведать свою старшую сестру. Она вместе со своим мужем жила за рекой, на окраине города, прозванной Оторвановкой. В то время я работал старшим инспектором уголовного розыска Каскеленского районного отдела внутренних дел Управления внутренних дел Алма-Атинской области. Ему на тот момент было 16 лет. А уже через год он сколотил свою первую преступную группу. Самое странное, что оба его подельника были намного старше. Им было намного больше 20 лет. Но слушались Мадуева беспрекословно.

— Как думаете, почему?

— В этом и состоит его феномен: Алик умел быть весьма убедительным для своего юного возраста. Он и его банда похищали автомобили, занимались грабежами. Мы узнали об этом, как только в Алма-Атинской области были зарегистрированы сразу два крупных хищения. Первой неизвестные налетчики взяли кассу производственно-хозрасчетного управления города Каскелен — 60 тысяч советских рублей. Для 1974 года — очень большая сумма.

— Как им это удалось?

— Благодаря Мадуеву. Именно он все спланировал и реализовал. Они залезли на крышу здания, в котором располагалась касса, а оттуда через чердак проникли в помещение. Там вскрыли несгораемый шкаф и стащили 60 тысяч рублей. Второе дело случилось вскоре после первого, но уже в Алма-Ате. Он вместе со своими подельниками проник на предприятие «Вторчермет» и похитил оттуда, кажется, около 40 тысяч рублей.

— Их не задержали?

— Не сразу. Их взяли через 13 дней после угона очередной машины. 13 апреля 1974 года преступная группа Мадуева похитила автомашину, состоявшую на балансе средней школы имени А.С.Пушкина в городе Каскелен. Помню, я тогда еще посмеялся и заявил, что возьмем угонщиков через 13 дней. Так и получилось. Мы, оперативники, задержали двух подручных Алика, а он тогда смог уйти от нас.

— А задержанные сдали своего главаря?

— Не сразу, но сдали. Один из задержанных по кличке Утка даже поплакался нам, что Мадуев из всей похищенной добычи дал им всего 2 тысячи рублей. А остальные деньги присвоил и укатил в одну из республик Кавказа. По словам Утки, эти 2 тысячи рублей они с приятелем закопали на берегу реки Каскеленки. И действительно, там мы их и нашли. Месяц спустя Мадуев вернулся в Казахстан. От агентуры я узнал, что он находится дома у своей сестры. Я забрал из РОВД служебное авто и поехал его задерживать.

— Вы один поехали?

— Да, времени, чтобы поднимать дежурную опергруппу, не было. Мадуев мог скрыться. Он тихо спал, когда я приехал. Я его разбудил, и он спокойно дал надеть на себя наручники. Потом уже, во время допроса, Алик сказал мне, что перед моим визитом ему якобы приснился сон, что я его задерживаю. Значит, сон этот оказался вещим. В итоге Алика и двух его подельников суд отправил в колонию на 6 лет.

— Больше вы не встречались?

— Почему?! Мадуев пришел ко мне сразу после того, как освободился из колонии. Я был уже майором и занимал должность заместителя начальника РОВД. Он сказал, что принял решение завязать с преступным прошлым. Спросил, не могу ли я помочь ему найти какую-нибудь работу. В то время в СССР безработицы не было. Но брать на работу человека, который сидел за кражи государственного имущества, не хотел ни один советский начальник.

— Но вы ему все-таки помогли…

— Да, потому что поверил. Но строго предупредил, что если он возьмется за старое, то я его обязательно привлеку к ответственности. Он обещал. У него вообще не было денег. Я дал ему 25 рублей из своей зарплаты. Потом переговорил с руководством местного строительно-монтажного управления, и Мадуева приняли туда трактористом.

Слово свое он сдержал: в Каскелене, да и во всей Алма-Атинской области он не воровал и не грабил. Более того, он помог нам очистить рынок Каскелена от преступного элемента: всяких воришек, аферистов и барыг.

— Он долго работал трактористом?

— К сожалению, нет. Спустя некоторое время он снова исчез. И я уже начал о нем забывать, как вдруг в 1981 году меня вызвали в МВД Казахской ССР и сказали, что Мадуев вместе со своими подельниками организовал целую серию налетов на сберкассы в Павлодаре, Семипалатинске, Омске и Томске. Всю преступную группу задержали во время ограбления в Барнауле.

На допросе следователь поинтересовался у Мадуева, по какой причине банда не грабила сберкассы в Алма-Атинской области. И он ответил, что дал слово замначальника РОВД майору Асыл-Кенею не совершать никаких преступлений в Каскеленском районе и во всей Алма-Атинской области. Меня в МВД спросили, правду ли говорит подозреваемый Мадуев. Я подтвердил его слова. Тогда за серию ограблений сберкасс суд приговорил его к 15 годам лишения свободы.

«Мадуева могли убить в тюрьме»

Отбывая срок, Червонец признавался, что если бы не книги, которые давали ему читать, то он бы сошел с ума. В колонии его сокамерниками были двое выходцев с Кавказа, которые ухаживали за Мадуевым, когда он слег после обострения сахарного диабета.

— После приговора вы с ним не общались?

— Не пришлось. Но из СМИ я узнавал о новых приключениях Алика. В частности, о том, что после второго приговора на него напали 12 сокамерников. Но Мадуев смог дать им отпор и остался жив. Он же был высоким, очень сильным и дерзким по характеру.

— Почему на него напали?

— Еще в 80-е годы Мадуев два раза похищал воровской общак. И за это «законники» из Тбилиси и Ташкента приговорили его к смерти. Когда же он смог отбиться от 12 нападавших, то другие сидельцы стали его опасаться. Мадуев быстро стал авторитетом среди зэков, его прозвали Червонцем (такое прозвище ему дали из-за того, что, садясь в такси, он всегда расплачивался с водителем десяткой. — Ред.). Но воры в законе объявили его беспредельщиком и вынесли ему смертный приговор.

Что было дальше? В 1988 году его перевели в колонию отбывать срок, но он оттуда сбежал. Быстро нашел подельников и снова начал грабить и убивать. Он «наследил» в Ростове-на-Дону, в Грозном, в Подмосковье и в Сибири.

— Какие преступления он совершал?

— В Грозном бандиты посреди ночи ворвались в дом, принадлежавший семье Бойцовых. Забрав ювелирку и наличные, уже хотели уходить, но один из подручных Мадуева, Роман Чернышев, надумал изнасиловать дочку Бойцовых. Тут главарь крепко приложил его пистолетом по голове и не позволил тронуть девушку. А при ограблении квартиры Перовых в Подмосковье хозяину стало плохо с сердцем. И Мадуев, оставив потерпевших под присмотром подельника, сам побежал в аптеку за лекарством. Уходя, он вызвал скорую помощь.

— Все это как-то не вяжется с портретом отъявленного разбойника и убийцы…

— Нет, приписывать ему благородство не следует. В Астраханской области Мадуев безжалостно расстрелял супругов Айвазовых. А июльской ночью 1989 года в Ростове бандиты вломились в дом, где проживала семья Шалумовых. И при сопротивлении главы семейства преступники сначала застрелили его, а следом задушили его жену. Уходя, бандиты подожгли дом. В этом пожаре погиб годовалый сын Шалумовых. Малыша налетчики просто не заметили…

А уже осенью того же 1989 года вся банда прибыла в Ленинград. И Мадуев застрелил в кафе охранника.

— За что?

— Тот оскорбил Алика, назвав его козлом. Свидетелями стали множество посетителей, и Мадуеву пришлось сбежать в Ташкент. В столице Узбекской ССР они вместе с Чернышевым в январе 1990 года вломились в дом к местному криминальному авторитету. Тот, защищая себя и близких, ранил Чернышева из обреза охотничьего ружья. Тогда Мадуев убил хозяина дома. В перестрелке погибла и престарелая мать узбекского авторитета. А уходя, Мадуев добил раненого Чернышева.

На этом эпизоде везение Червонца закончилось: буквально на следующее утро он был задержан на перроне ташкентского вокзала. При задержании он хотел испугать оперов гранатой, но точно выпущенная пуля из снайперской винтовки пробила ему руку, граната выпала и… не взорвалась, потому что была учебной.

— А когда он закрутил роман с дамой-следователем?

— Уже в «Крестах». Как только его туда посадили, он сразу же задумал бежать, потому что знал, что за все содеянное его ждет расстрел. И практически сразу начал давать признательные показания. Сдавал подельников, затягивал допросы, старался поведать следователю все новые подробности грабежей и убийств. Рассказывать ему пришлось долго, и в результате этих откровений Мадуеву было предъявлено обвинение в 10 убийствах, 60 разбоях и грабежах.

3 марта 1991 года Червонца для проверки показаний на месте должны были этапировать в Москву. Но, увидев конвойных, он выхватил невесть откуда взявшийся револьвер системы «наган» и, пальнув в потолок, заставил всех улечься на пол лицом вниз. После чего на Мадуева кинулся майор Ермолаев, которого Алик тяжело ранил. Однако сотрудники следственного изолятора его все-таки задержали.

— Откуда Мадуев взял в «Крестах» револьвер?

— Это выяснилось в рамках расследования нового уголовного дела — по факту попытки побега и ранения сотрудника следственного изолятора. Несмотря на то что это дело числилось за прокуратурой Выборгского района Ленинграда, расследование проводили следователи КГБ СССР. Они выяснили, что в руках у Мадуева оказался тот же самый наган, который изъяли у него во время задержания в Ташкенте. Сотрудники КГБ установили, что данное оружие должно было, как и положено вещественному доказательству, находиться в сейфе у следователя прокуратуры, которая и проводила расследование. Тут-то и выяснилось, что Мадуев во время длительных допросов сумел как-то «влюбить» в себя сотрудника следствия прокуратуры Наталью Воронцову. Она и передала ему этот наган в один из своих визитов в «Кресты». Воронцова в итоге была приговорена к 7 годам лишения свободы.

— Как Мадуев смог так на нее повлиять, что она влюбилась в убийцу и грабителя?

— Думаю, все определило то, что Али Мадуев был красив и очень начитан. Он имел артистические способности и прекрасно умел убеждать.

10 июля 1995 года суд приговорил Али Мадуева к расстрелу. Но ему опять несказанно повезло: Российская Федерация ввела мораторий на смертную казнь. И его этапировали для отбывания пожизненного срока в колонию «Черный дельфин» в Оренбургскую область.

Впрочем, в печально известном спецучреждении города он не засиделся. Считается, что он скончался в «Черном дельфине» 10 декабря 2000 года. Согласно официальному судебно-медицинскому заключению, причиной смерти явились острая сердечно-сосудистая недостаточность и сахарный диабет.

— Вы сказали «считается». Не верите в его смерть?

— Не то чтобы не верю. Он же был приговорен ворами в законе за два похищения общака, поэтому его вполне могли просто убить.

P. S. «Тюремный романс» Сергей Мадуев посмотреть успел, но, по слухам, картина ему совершенно не понравилась, хотя по поводу сюжета он ничего не имел против.

Олег Губайдулин

Оригинал материала: "Московский комсомолец"