Госкорпорация обвинила руководство компании OCSiAl, созданной сибирскими предпринимателями, в воровстве имущества, технологий и бегстве за границу

«Оксиал» был портфельным активом «Роснано» и первым, кто стал «единорогом» – достиг капитализации в миллиард долларов. Компания производит графеновые нанотрубки. Это материал, который можно использовать в самых различных отраслях – от автопрома до строительства. Изначально производство базировалось в Новосибирске, а затем переехало в Люксембург. «Роснано» считает, что сделано это было незаконно: у России украли интеллектуальный продукт, в создание и продвижение которого вкладывались бюджетные средства. История с OCSiAl – ещё один вопрос к Анатолию Чубайсу. О переезде компания заявила ещё в 2017 году, когда он руководил «Роснано».

От «Золотой долины» до Силиконовой

«Оксиал» был создан в 2010 году предпринимателями Юрием Коропачинским, Олегом Кирилловым, Юрием Зельвенским и Михаилом Предтеченским. Первый широко известен в Красноярске. В 1990-х годах он активно занимался бизнесом – банковским, производил бюджетные спиртные напитки «Золотая долина». А в 1998-м вместе с Кирилловым получил контроль над Красноярским заводом комбайнов (КЗК) – одним из двух производителей такой техники, считая «Ростсельмаш», которые на тот момент сохранились в стране. В 2004 году предприниматели продали предприятие группе «Промышленные инвесторы». В 2006-м КЗК вошёл в концерн «Тракторные заводы». В 2013 году собственник принял решение закрыть предприятие. Сейчас промышленный гигант полностью снесён, его территорию застраивают. Одна из компаний, которые ведут здесь работы, – «СМ.Сити». Её возглавляет старший брат Юрия Коропачинского Александр. Как ранее писал «Октагон», прокуратура считает, что земля КЗК попала под застройку незаконно и должна вернуться в собственность Росимущества. В 2002 году Юрий Коропачинский недолго был исполняющим обязанности первого заместителя губернатора Александра Лебедя. Но в этой должности его не согласовали депутаты краевого заксобрания.

В 2010 году стало известно, что Юрий Коропачинский занялся инновациями в Новосибирске, откуда он родом.

Огонь, вода и графеновые трубки

Углеродные нанотрубки – идея академика РАН Михаила Предтеченского. Разработчик назвал их «материалом будущего». По сути, это добавки в различные материалы, которые снижают их стоимость и улучшают характеристики.

«Стоит добавить одну сотую процента нанотрубок в шины, и их вес уменьшится на треть, а тормозной путь сократится на 45 процентов. Например, для скутера это вопрос жизни и смерти водителя», – пояснял ранее автор.

Изначально производство было создано в Новосибирске. В 2011 году проект поддержало «Роснано» – как рассказывал сам Коропачинский, после его личного разговора с Анатолием Чубайсом. Через несколько лет компания была признана «единорогом» – стартапом, в короткие сроки достигшим капитализации в миллиард долларов. Доля госкорпорации в «Оксиале» на тот момент составляла 17,3 процента. К 2019 году на компанию приходилось 90 процентов мировых мощностей производства одностенных углеродных нанотрубок. И на тот момент она уже перестала быть российской. Ещё в 2017 году Юрий Коропачинский заявил, что производитель переезжает в Люксембург.

«Создание производства и синтеза рядом с крупнейшими европейскими потребителями – успех для российской технологической компании. Люксембург для этого идеально подходит. Во-первых, эта страна граничит с Францией, Германией и Бельгией, она расположена в самом центре Западной Европы. Во-вторых, здесь одно из лучших в мире законодательств в области охраны интеллектуальных прав. Свои ноу-хау мы охраняем не хуже, чем государственные тайны. Поэтому не строим заводы в Японии, Китае или Корее, хотя к нам обращались с такими предложениями», – пояснил он.

Счётчик щёлкает

В начале апреля заместитель генерального директора, член правления группы «Роснано» Дмитрий Тарасов дал большое интервью ТАСС, в котором в числе прочего коснулся «Оксиала». Топ-менеджер прямо обвинил компанию в мошенничестве. Фактически она сбежала за границу, использовав российскую господдержку, и теперь всячески пытается дистанцироваться от России, мимикрируя под исключительно европейского производителя.

«Головная компания всемирно известного холдинга в настоящее время домицилирована в Люксембурге, её акционеры тщательно сторонятся связи с Россией, пытаясь перезапустить производство за границей на российской “умственной” и материально-технической базе. Сначала вывезли часть уникального оборудования из России, теперь вывели все производственные активы и R&D за периметр компании, в которой у “Роснано” есть пакет акций. То есть уникальный в мировом масштабе продукт лишён российского происхождения, и сейчас вдобавок Россия лишилась самого актива. Компетентные органы уже занимаются этой проблемой, и мы им активно помогаем», – рассказал Дмитрий Тарасов.


В «Роснано» уверены, что в странах, где в международных сделках уважают английское право, «не станут работать с жульём».


«Если аферисты так повели себя по отношению к компании, с руки которой были вскормлены, значит, точно так же переступят и через интересы инвесторов, независимо от их паспортов. Понимание обязательно придёт, это лишь вопрос времени», – добавил Тарасов.

Тернистый путь

На официальном сайте «Оксиала» действительно нет ни слова о его российском прошлом. Более того, там сказано, что компания была создана в Люксембурге в 2010 году. Перспективы России что-то от неё получить выглядят весьма туманными, несмотря на оптимизм «Роснано». Но попытаться стоит.

– Надо сначала понять, что и как вообще произошло, восстановить цепочку событий и принятых решений. Не только на уровне следственных действий, но и на экспертном уровне. Необходим глубокий анализ ситуации с привлечением экспертов в сфере интеллектуальной собственности, по корпоративным вопросам, специалистов международного права. И отсюда определять спектр тех мер, что позволят защищать интеллектуальную собственность и уникальное оборудование, в которое были вложены государственные инвестиции. Очевидно, что у России есть опыт и возможности для защиты своих интересов в этой сфере, – уверен сопредседатель красноярского отделения «Деловой России» Валентин Богомолов.

– Всё это закономерно, если принимать во внимание биографию Коропачинского, – заявляет в разговоре с «Октагоном» один из бывших депутатов красноярского заксобрания.

«Все компании, производства, к которым он имел отношение, в итоге обанкротились, а он становился всё богаче и богаче».

Источник «Октагона»

– Коропачинский занимал достойное место в команде Лебедя, которая занималась растаскиванием государственного имущества. Первое, что мы с коллегами подумали, когда нам его представили: «Какой прыткий молодой человек». Помню, как он распинался, какие чудеса красноречия показывал, когда убеждал нас, что приватизация краевой угольной компании за бесценок – это именно то, что нужно для экономики. В одном интервью он заявил, что продал комбайновый завод, потому что «стало не хватать драйва». Одно из старейших предприятий края, которое в 1941 году создавали в героических условиях, десятки тысяч рабочих, а ему драйва не хватало. Но ответит ли он – вопрос риторический. Чубайс же уехал спокойно из России, и Следственный комитет ничего не сообщает о его розыске и уголовных делах, – заключает собеседник издания.

Алексей Бондарев

Оригинал материала: "Октагон"