На что шел бюджет Орска вместо обслуживания дамбы

Целый месяц накануне прорыва дамбы в Орске за ее состоянием следили лишь два человека, выяснили «Известия». А за два дня до ЧП власти города приняли отчет подрядчика о том, что защитное сооружение эксплуатируется штатно. При этом за последние годы объем работ по обслуживанию дамбы сократился в три–четыре раза. Упали — с 2,7 до 1,6 млн рублей — и расходы на ее эксплуатацию. Контракты на противопаводковые работы были столь незначительны и невыгодны, что подрядчики отказывались от участия в тендерах, сообщил один из них. В то же время огромные суммы чиновники закладывают на не самые очевидные статьи расходов. Так, 4,1 млн рублей в этом году запланировали на уход за клумбами на одной из развязок, еще 727 тыс. — на такие же цветники рядом с мэрией, а 268 млн — т.е. в 167 раз больше, чем на годовое содержание дамбы — на благоустройство площади перед администрацией. Подробности — в расследовании «Известий».

Траты на госконтракты

Всего за два дня до прорыва дамбы в Орске — 3 апреля — управление ЖКХ городской администрации подписало акт о приемке работ по ее эксплуатации за март, выяснили «Известия». Претензий к качеству выполнения контракта у чиновников не возникло. Согласно отчету подрядчика (есть в распоряжении издания), в течение всего марта, то есть накануне паводка, на дамбе работали: один самосвал (10 часов за весь месяц), один рабочий (105 часов за весь месяц, то есть четыре–пять часов в день) и один «специалист» (без указания, чем и сколько он занимался). Эти работы обошлись городскому бюджету всего в 76,6 тыс. рублей.

При этом общая протяженность заградительной насыпи составляет более 20 км — в нее входят старое защитное сооружение, построенное еще в 1993 году, а также новая дамба, которую возвели в 2013-м. Последний контракт на эксплуатацию дамбы был размещен в системе госзакупок в 2023 году и обошелся городу в 1,6 млн рублей.

С момента появления новой дамбы траты на ее проверку и эксплуатацию планомерно снижались — с почти 2,7 млн в 2018 году до тех самых 1,6 млн в текущем. А например, в 2020-м обслуживание дамбы обошлось городу и вовсе в 1,03 млн.

Всё это происходило на фоне сопоставимых или гораздо больших трат администрации на не самые очевидные статьи расходов, выяснили «Известия», изучив закупочную документацию мэрии Орска за последние годы.

Например, контракт на посадку и уход за цветочными клумбами на Комсомольской площади (на ней находится городская администрация) в 2021 году обошелся городу в 952 тыс. рублей. В 2024-м расходы решено было снизить, но не намного — до 727 тыс.

Еще один цветник — на круговой развязке Орск – Оренбург – Новотроицк — обходился бюджету города в среднем в 1,6 млн рублей в год, а на 2024 год на него запланировано потратить и вовсе 4,1 млн (тендер готовился, но еще не был объявлен).

Еще в ближайшее время администрация города хочет отремонтировать актовый зал в своем здании. Только на разработку проектно-сметной документации (а не на сам ремонт) в 2023 году хотели потратить 3,14 млн. рублей, объявив соответствующий тендер.

А на благоустройство всё той же Комсомольской площади (на которой, напомним, находится мэрия) чиновники в 2024 году планируют потратить 268 млн рублей — тендер на эти работы был объявлен утром 3 апреля 2024 года. Эта сумма в 167 раз превышает годовые расходы на эксплуатацию дамбы.

При этом на контрактах, напрямую связанных с предотвращением паводков, администрация города явно экономила — они составляли в среднем порядка 300–400 тыс. рублей. В обязанности подрядчиков входили уборка мусора и травы в системе водоотвода, прочистка труб, противопаводковые углубления. Однако себестоимость работ превышала сумму контракта, рассказал «Известиям» один из подрядчиков, Михаил Спиридонов, который заключал подобный договор с администрацией города в 2022 году.

— Стоимость контрактов и технические условия [по ним] несопоставимы. Последний раз я брал контракты два года назад — на обслуживание 2,4 км в Советском районе Орска. Больше у меня желания этим заниматься не возникало, поскольку объем работ был огромный, а их стоимость маленькая. Если бы, например, у меня не было своей техники и я бы ее нанимал, то даже провести какие-то работы не смог бы. А после этих контрактов я вышел в ноль и даже немного в минус. Поэтому я прекратил любое сотрудничество по ним.

На обслуживание дамбы практически все контракты на протяжении многих лет выигрывал только один подрядчик — муниципальное предприятие «Спецавтотехуправление». Единственный раз, в 2019 году, тендер получила предпринимательница Татьяна Любимкина. Свою работу по эксплуатации сооружения «Известиям» комментировать она отказалась, сославшись на то, что это «было давно».

Михаил Спиридонов подчеркнул, что как подрядчик обратил внимание на странности в размещении тендеров на обслуживание дамб. По его словам, они проводились в течении всего нескольких часов, хотя в обычных условиях прием заявок идет несколько недель и даже больше.

— Видимо, это делалось для какого-то одного подрядчика, — полагает он. — Нормальные торги размещаются на площадке на длительное время, чтобы потенциальный подрядчик мог ознакомиться с техническим заданием, правильно прикинуть, выгодно брать или нет. А если выкидывается на час, то прочие подрядчики элементарно не успевают изучить документы.

Игнорирование работ

Экономя деньги, администрация сократила и объемы работ по обслуживанию дамб. Речь идет о насыпной и земляной дамбе реки Урал протяженностью почти 11,4 км (старой) и насыпной дамбе в 13,5 км (новой). В задания по эксплуатации входят также плотина и водосбросной канал ручья Казак-Чекан.

В стандартное техзадание от администрации Орска для подрядчиков (есть в распоряжении «Известий») входили круглосуточные визуальные наблюдения в паводковый период и периодические осмотры в период с января по март, а также в мае. Их проводит эксплуатационный персонал, который обходит сооружение и осматривает — человек должен находить «дефекты, возможность появления которых не может быть предвидена заранее».

В 2020 году объем этих «визуальных» работ был в почти три раза больше, нежели в 2023–2024 годах. Например, тогда в паводковый период обходчиков должно было быть не менее четырех, а сам обход проводился «ежедневно» или «три раза в сутки». Общий объем часов, который работники тратили на осмотр, составлял 720 часов только в апреле.

А в контракте на работы в апреле 2024 проводить осмотр 20 км дамб, плотины и канала должно было уже только «не менее двух человек», а число часов их работы сокращалось в 3,5 раза — до 207.

В 2020 году в период с мая по октябрь подрядчик должен был потратить 3 942 человекочаса на проверку состояние конструкций дамбы. В 2023 году эта цифра сократилась до 990 часов, при этом сроки наблюдения выросли — в документе они указаны как «с мая по декабрь» и «с января по март».

При этом техзадание (есть в распоряжении «Известий») содержало очень большой перечень задач, которые нужно выполнить за эти часы. Это, например, контроль состояния откосов, гребня и береговых примыканий дамбы, наличие просадок, трещин, подвижек, оползней и других негативных явлений.

Должны были фиксироваться факты фильтрации воды через тело плотины, появление мокрых пятен и наледей, размывов берегов и русла, подтоплений, повреждение дамбы по воздействием дождей и талых вод. Откосы и гребень сооружений проверялись и на повреждения землеройными животными.

В пресс-службе Ростехнадзора «Известиям» сообщили, что для подготовки к весеннему половодью и паводкам 2024 года Западно-Уральское управление ведомства направило письмо администрации Орска с требованием представить информацию о готовности гидротехнических сооружений (ГТС) к паводкам.

«УЖКДХТ администрации Орска ответили, что в паводковый период проводятся визуальные наблюдения ГТС, контролируется состояние водопропускных сооружений и их работоспособность, наличие подтоплений и затоплений, наличие размывов и русла, состояние откосов, гребня, — уточнили в ведомстве. — С учетом общего характера ответа, а также складывающейся паводковой ситуации управлением было направлено повторное письмо с требованием о представлении данных о состоянии ГТС».

«Известия» направили запрос в администрацию Орска с просьбой прокомментировать информацию о тратах городского бюджета, сокращении финансирования и объемов работ по эксплуатации дамбы в последние годы. Также запрос о причинах ЧС направлен в администрацию Оренбургской области.

Невизуальный осмотр

Доцент Московского государственного строительного университета Александра Бестужева отметила, что для каждого гидротехнического сооружения должна быть разработана своя декларация безопасности, исходя из ее конструкции, класса капитальности и условий, в которых она существует.

— Нет двух одинаковых таких сооружений, поэтому и контрольные мероприятия для каждого сооружения разрабатываются отдельно, — рассказала она. — Главная задача — не допустить нарушения их нормальных условий работы, то есть перелива. Поэтому в течение года что-то где-то подсыпается, наращивается, досыпается.

Она пояснила, что для контроля может использоваться осмотр, но он не должен быть исключительно визуальным — с помощью специального оборудования замеряется, не просел ли гребень, надо выяснить, что за ямка образовалась, локального ли она характера.

— Это должно делаться инструментальными средствами, которые и помогают определить, почему, например, появились неровности на грунтовой поверхности. Настороженность должны вызывать мокрые пятна на грунте, особенно при отсутствии дождя, наличие каких-то ручейков, цвет воды и так далее. Все подобные случаи должны быть прописаны в декларации безопасности для каждого сооружения.

«Известиям» удалось обнаружить тендеры на разработку такой документации. Для старой дамбы в 2016 году такой пакет предлагалось разработать примерно за 4 млн рублей. А вот для второй очереди новой противопаводковой дамбы, возведенной в 2013 году, тендер объявили в 2021 году — стоимость его составила около 1,2 млн рублей.

Александра Бестужева отметила, что дамбу в Орске, судя по многочисленным видео, прорвало — перелива плотины не было. Это говорит о том, что высота дамбы была рассчитана верно — на большой объем воды, который спускается в реку Урал из находящегося выше Орска Ириклинского водохранилища. То есть расчетный расход сбрасываемой воды был с учетом подъема вод «редкой повторяемости».

Такая ситуация, отметила Александра Бестужева, может говорить о том, что ошибки могли быть в самой конструкции дамбы или проблемы могли возникнуть при строительстве или эксплуатации.

— Я обратила внимание, что первый прорыв произошел у излучины реки, — отметила эксперт. — То есть могло быть перпендикулярное воздействие вод на скорости на дамбу, установленную вдоль русла, из-за чего ее начало более масштабно подмывать.

При этом Бестужева отметила, что с причинами должна разбираться специальная комиссия.

Отказ губернатора

Во вторник, 9 апреля, ситуацию с паводком губернатор Оренбургской области Денис Паслер обсудил с президентом России Владимиром Путиным. Об этом сообщил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. Губернатор проинформировал президента о ходе работ по борьбе с паводком и его последствиями, оказании помощи людям в зоне затопления и тем, кто уже эвакуирован в пункты временного размещения.

После беседы президент принял решение командировать в зону стихийного бедствия главу Минстроя Ирека Файзуллина, чтоб информировать население о предстоящей работе региональных и федеральных властей по восстановлению инфраструктуры и жилья.

Депутаты Госдумы от Оренбургской области тоже оперативно отправились в регион. Однако встретиться ни с губернатором, ни с главой Орска не удалось, сообщила «Известиям» председатель комитета по защите семьи, вопросам отцовства, материнства и детства Нина Останина.

— Я просила в правительственной телеграмме встречи с главой региона и с начальником главного управления МЧС по Оренбургской области. Начальник главного управления МЧС, понятно, находится в зоне подтопления, от него со мной связались, ответили. От губернатора мне не поступило никакой обратной связи, — пояснила она.

Денис Паслер в понедельник был в Орске и проводил встречу в здании администрации города, рядом с которым состоялся стихийный митинг, напомнила депутат.

— Я была на площади вместе с депутатами областного совета, мы видели людей, более 3 тыс. человек, окруженные полицией. Глава города Василий Козупица и замгубернатора Игорь Сухарев предложили людям сформировать группу активистов и пройти в помещение, — поделилась она. — А губернатор не вышел к людям. Но судя по кадрам из соцсетей, он в не очень вежливой форме потребовал людей убрать телефоны во время разговора с ним.

Настроение у людей в регионе тяжелое, поэтому любое неуважительное отношение вызывает болезненную ответную реакцию, отметила она.

Потребовалось вмешательство депутатов, чтобы глава Советского района Орска Андрей Челноков обратил внимание на нужды жителей поселка Малый Кумачек, которые из-за паводка остались без газа, воды и электричества.

— Мне сообщили, что на пятые сутки приехал глава района, начали подключать газ и свет. Четверо суток жители без газа, без света, без всего сидели, — отметила Нина Останина.

Людям остро не хватает информации и контакта с властью, чтобы не чувствовать себя брошенными в беде, указала она.

— Понятно, что перед стихией мы все бессильны. Но нельзя прятаться на этом острове в кабинетах, не общаясь с людьми, — добавила она. — Единственная форма общения главы города с населением — это сайт городской администрации. Городского телевидения в Орске нет. И вот на этом сайте глава города пишет накануне паводка, что осмотрели дамбу, всё хорошо. Людей должным образом никто не предупреждал.

К катастрофической ситуации в Орске, по мнению Нины Останиной, привело сочетание технических вопросов с непрофессиональным подходом местных властей.

— Каждую весну бывают эти подтопления, разливы реки, значит, надо собрать профессионалов, МЧС, задать им вопросы, — считает депутат. — Природный фактор, против которого всего бессильны, удобренный бездействием, непрофессионализмом властей города и региона, обернулся бедой для тысяч людей, которые сейчас оказались без крова. И всё обернется большими бюджетными тратами.

Депутаты Госдумы, по ее словам, поднимут вопрос снятия моратория на проверки, в том числе со стороны Ростехнадзора.

Яна Штурма, Ксения Набаткина, Валерия Мишина

Оригинал материала: "Известия"