Канализация в микрорайоне Мамайки уже два месяца стекает по реке прямиком в море

В Сочи канализация в микрорайоне Мамайки уже два месяца стекает по реке прямиком в море. На пляжах «Русалочка» и «Кукуруза» фекалии видно невооруженным глазом. Местный «Водоканал» обвиняет владельцев частных домов, а жители — власти. Эксперты говорят, что ситуацию изменить нельзя.

В этом году слив канализации по реке прямо в море в городе, занимающем вторую строчку после Москвы по цене недвижимости, начался раньше обычного и продолжается уже два месяца.

Жители сочинского микрорайона «Мамайка» два месяца нюхают запах канализации и наблюдают, как по реке Псахе вниз текут фекалии, которые, как известно, не тонут, а плавают себе с остатками туалетной бумаги у берега моря на пляжах «Русалочка» и «Кукуруза». Местная жительница Наталья не может скрыть брезгливости:

«Невозможно просто пройти там, запах едкий и отвратительный стоит. На двух прилегающих муниципальных пляжах „Русалочка“ и „Кукуруза“ также ужасно воняет, а в воде плавает вот это все. Там всё время находятся чайки, которые разносят отходы по всему Сочи и прилегающим территориям. Это настоящая экологическая катастрофа и нарушение наших конституционных прав.»

Преподаватель Сочинского государственного университета, к. т. н. Людмила Куликова говорит, что Мамайка — не единственный район, где канализация в сезон дождей выходит из берегов:

— Во время дождей ливневка работает у нас не очень хорошо. Вся грязь, которая собирается в городе, смывается в море. Особенно тяжелая ситуация в тех местах, где речки впадают в море. Например, где у нас Сочинка впадает, в центральном районе загрязнение сильное. И в Хостинском районе, и в Дагомысе речки впадают в море. Там, где они впадают, уровень загрязнения выше, чем в других местах, где сбросов нет.

Канализация и ливневка — две нерешаемые проблемы Сочи

Жители жалуются в МУП «Водоканал», а оттуда раздается — сами виноваты, не надо бросать в канализацию запрещенный мусор. Однако есть нюанс: в Сочи в целых районах централизованной канализации просто нет, рассказывает Людмила Куликова:

— У нас очень много неканализованных районов и очень много частных домов, которые построены вдоль побережья. Они не пользуются канализацией. Они говорят, что у них установлены септики, или они ставят свои маленькие очистные сооружения. Но основные объемы сбрасываются в море. Главный источник загрязнения — частные дома.

Старый жилой сектор просто не имеет доступа к канализации. Но и новые дома возводятся под честное слово подключиться к очистным, но по концовке этого не происходит. Людмила Куликова знает не одного владельца, кто построил дом, а когда надо было заплатить за врезку в канализацию, решил просто сбросить нечистоты в ливневку. Штраф он, конечно, заплатил, но вред экологии был уже нанесен. Местный Роспотребнадзор, по словам Куликовой, также весьма своеобразно толкует правила проверки наличия канализации:

— У нас есть службы, которые контролируют. Года четыре назад прямо ходили по домам и спрашивали, если у вас там септик или нет. Но они не заходили в дом и не проверяли. Все было для галочки. И сейчас у нас в районе, если даже нет канализации, они говорят, что есть септик, поэтому все хорошо. Сейчас все проходит формально, давно не ходили. Может, потому что сейчас руки не доходят?

Перед Олимпиадой в Сочи были построены новые дороги, которые возводились с ливневой канализацией. Однако в жилых районах никаких следов Генплана даже не наблюдается. Председатель Жилищного Союза, член комитета ЖКХ ТПП РФ, юрист Константин Крохин называет ситуацию со строительством черноморской столицы России хаотической. Постройки можно разделить на условно-разрешенные и самострой:

— Ливневка должна быть. Асфальт, уклон, ливневка, прочистка, засоры — должно быть какое-то управление водостоками. В Сочи это отсутствует в жилой застройке. Везде нарушена ширина проездов — между домами только один ряд или полтора ряда, то есть, практически там, где проезжают эти машины, нет ливневок. Никакого организованного рассчитанного и регулируемого сброса воды не существует вообще.

Однако не только строительные огрехи виноваты в том, что Сочи смывает каждый год. С изменением климата в Сочи резко меняется характер осадков, рассказал «НИ» исполнительный директор (АНО) «Гражданская инициатива против экологической преступности» Дмитрий Шевченко из Краснодара, и ливневка не справляется с потоками воды:

— В Сочи идёт рост количества осадков, и изменился характер их выпадения. Больше стало «залповых» ливней, чего раньше не было. Ливнёвка не была рассчитана на такое количество одномоментно поступающих вод. Тут даже не в чем обвинять проектировщиков, они всё проектировали ещё по старым таблицам, по старым нормативам, которые уже неактуальны для данной местности. А если ещё в них врезают хозяйственно-бытовые стоки — понятно, что нагрузка будет ещё больше.

Чем больше строят, тем больше стоков

Вывод канализации в безопасные от мест проживания людей районы — задача нетривиальная. В равнинных районах конец канализационной трубы выводят на поля аэрации. Вода испаряется, осадок испаряется. Есть, конечно, неприятный запах, но урона природе не наносится. В приморских городах ситуация принципиально другая, говорит Константин Крохин:

— В городах на холмах у моря, так как у них нет этой территории, где эти поля можно осушить, все это сливается в море. Слив был в советские время за полтора-два км от берега. Это было можно как-то терпеть. И люди знали, что на расстоянии полутора-двух км плавать не надо. А сейчас, когда хаотичное строительство последние 20 лет, когда в 2004-05 годах объявили, что мы будем бороться за Сочи, в 2007 году объявили, что мы победили, а в 2014 будет Олимпиада, и начался ралли строительства, за это время очень много канализационных систем были созданы со сливом в реки.

Константин Крохин также добавляет, что реки самотеком безо всяких очистных сооружений идут в море, и не на 1,5-2 км, а сразу на пляж. «При таких турпотоках и численность увеличилась, понятно, что прибрежная флора-фауна перерабатывать это не может», — уверен член комитета ЖКХ ТПП РФ Крохин.

Эта ситуация характерна не только для Сочи, а для всего побережья, соглашается Дмитрий Шевченко. В Геленджике большая часть фекалий выливалась из старой канализационной системы, построенной в 1960–70-е годы, в 100 м от берега — или даже ближе. Трубы были дырявые, в свищах. Здесь власти вели работы прошлым летом и осенью. Закончат ли коммунальщики к лету, эколог не знает. Шевеление в Геледжике легко объяснимо — там стоят особняки важных и особенно важных людей России. В Анапе же, которая всегда считалась детским курортом, никакого движения не видно, считает эколог:

— Огромная проблема в Анапе. Там не видно большого шевеления. Там ситуация даже хуже, чем в Геленджике, там море мелководное. Все дальние выпуски пришли в негодность. Ведется огромное строительство частных гостиниц, особенно, на Витязевском лимане. По большей части, как это делается? Строят свои септики, которые часто переполняются, либо врезаются в линию коллектора, который идёт в Витязевский лиман. Это огромная проблема, но я не вижу, чтобы там что-то активно решалось. Идут разговоры про «новую Анапу», новый курорт. Но хотя бы со старой что-то сделали, навели порядок.

Готовы ли курорты к новому сезону?

В 2022 году власти Краснодарского края приняли программу, в рамках которой обязались модернизировать 17 очистных сооружений до 2025 года. На эти цели федеральный центр выделил 90 миллиардов рублей. Дмитрий Шевченко знает об этих планах, но большой веры в успех не показывает:

— В то, что приняли программу — охотно верю. Они постоянно принимают какие-то программы. Но программа — это одно, а будет ли это доведено и в каком виде, сколько украдут по дороге и какого качества это будет исполнено — это, конечно, совсем другие вопросы.

В некоторых черноморских городах есть подвижки, но факт выделения денег еще ни о чем не говорит. И вспоминает, как в Адлеровском районе меняли глубоководный выпуск. Все прошло, как водится — при большом стечении прессы, ярко и торжественно. Когда все разошлись, из моря выплыл огромный кусок. Дмитрий Шевченко уверен:

— Вопрос в исполнении. До конечных субподрядчиков доходят не такие большие суммы, которые выделяются изначально. Вопрос в контроле и приёмке.

Всем понятно, что для курортов 4 месяца сезона — это время, которое кормит весь год. Поэтому любая информация, которая нарушает картину идиллического отпуска, будь то фекалии на пляже или угроза ротавирусных инфекций летом, нещадно подавляется. Поэтому, говорит Людмила Куликова, анализы на качество воды у берега берут в то время, когда нет загрязнения, и такие «секретики» есть у каждой службы курортов:

— Нам невыгодно, чтобы к нам не приезжали люди, поэтому, естественно, если возникают проблемы и с водой, и с канализацией, их никто не афиширует. Официально больницы не забиты. Где-нибудь вы видели официальную статистику о том, что больницы забиты, и даже мест нет? Нет, все у нас отлично. Это все в городе знают, друг другу говорят, что больницы забиты, но официальной информации нигде нет.

Людмила Куликова считает, что море с загрязнениями справляется, ведь не болеют же местные люди заболеваниями, которые вызывают ротавирусы. Например, местные давно не купаются в устьях рек, впадающих в море. Но откуда это знать почти 10 миллионам отдыхающим со всей страны, которые приезжали в 2023 году на курорты Краснодарского края? Кто их предупреждал, что купаться нужно не на сертифицированных пляжах, а в особых местах?

И какой глава администрации в здравом уме и твердой памяти закроет пляж на 4 месяца? Ситуация сравнима с паспортами готовности к зиме в наших северных палестинах, говорит Константин Крохин — паспорта были, а трубы рвались как нитки. Так и паспорт готовности пляжа к сезону — вода чистая, а люди болеют:

— С закрытием направлений ситуация усугубилась. Если раньше была конкуренция, и можно было уехать в Турцию, Болгарию и Эмираты, то сейчас все подорожало, а еще есть категория людей, которым запрещено уезжать за пределы РФ — это чиновники, госслужащие. И получается, что спрос гарантирован, причем, достаточно массированный. Улучшения ситуации не ожидаем. От этого — спрос большой, народ прет, смысла что-то менять нет, а в части ливневки уже невозможно — сносить что ли? Там половина людей — нужные и важные люди.

Простым людям тоже особенно деваться некуда — в Крыму дроны, за Турцию не заплатишь. Видимо, картина прошлого года с переполненными пляжами повторится, да и ротавирус никуда не уйдет.

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Оригинал материала: "Новые Известия"