История маньяка-некромана Болховского, искавшего жертв через газетные объявления

Каждая третья россиянка боится стать жертвой маньяка. И при этом большинство женщин считают вполне безопасными знакомства по объявлению, не зная, что именно вот так, через газеты (а сейчас — через Интернет), многие садисты и убийцы подыскивали себе жертв.

Серийный убийца, насильник, некроман Виктор Болховский в конце 1990-х — начале 2000-х писал красивые объявления в рубрику «Знакомства», где выставлял себя то щедрым бизнесменом, то несчастным мужем умирающей от рака жены. Все зверски замученные им женщины покупались на эти несколько слов в газете…

Сегодня маньяк отбывает пожизненный срок в «Черном дельфине», откуда пишет жалобы, в том числе требуя пересмотреть его дело и вернуть ему изъятый магнитофон «Шарп» (некогда мечта едва ли не каждого советского гражданина).

Подлинная история кровавых «любовных» похождений «профессионального маньяка» (именно так он представлялся), возможно, предостережет женщин, которые во все времена ищут счастье по объявлениям.

Обозреватель «МК» вместе с экспертами изучила уголовное дело Виктора Болховского.

Копал грядки для разрядки

«Мужчина 39 обычной внешности для брака познакомится с женщиной 50–60 лет, желательно «озабоченной» и раскрепощенной. Пишите, я ваш».

«Бизнесмен 40 лет женат — супруге нездоровится. При наличии места для встреч и анонимности станет спонсором девушки до 20 лет, желательно телефон».

«Обеспеченный мужчина 40 лет нормальной внешности познакомится для интимных встреч с женщиной, располагающей местом для встреч в дневное время».

«Женатый предприниматель 43 года, будет щедро спонсировать женщину, не отрицающую нетрадиционные методы секса. Встречи в дневное время. Чистоплотность и анонимность обязательны».

В материалах уголовного дела Болховского много таких газетных вырезок и даже целые подшивки газет. Там есть и заполненные им от руки бланки, которые он подавал в отделы объявлений редакций. Тексты объявлений менялись, поскольку Виктор Болховский их корректировал. «Он совершенствовался», как заметит потом один из главных специалистов по маньякам в современной России Виктор Гульдан.

К тому времени, как Болховский стал давать объявления о знакомстве, он уже был судим пять раз, в том числе за убийство молодой жены. Эту историю стоит начать с самого начала, чтобы описать тот путь, который прошел Болховский, превратившись из трудного подростка в зверя.

Итак, родился Виктор в 1959 году в полной семье. Он был третьим ребенком, и, в общем-то, жизнь его с самого начала ничем выдающимся не отличалась. Разве что в двухлетнем возрасте мальчуган упал с высоты 3 метра, получил сотрясение мозга. А потом, по мере его роста, близкие стали замечать, что Витя замкнут, угрюм, тревожен, обидчив. Тогда же заметили одну его особенность — мог вскипеть на пару-тройку минут. И в эти мгновения всем становилось страшно — мальчик как будто увеличивался в размерах, казалось, что может убить любого попавшего под руку взрослого. С возрастом он пытался искать способы разрядки для таких ситуаций — чаще всего, как вспоминал сам уже на следствии, шел на огород и копал одну и ту же грядку. Друзей у Виктора не было (да и кто хотел бы с таким проводить время?). Тем не менее учился он неплохо, окончил восемь классов школы, поступил в ПТУ в поселке Березовский Кемеровской области.

— Сложный подростковый возраст (ему тогда было 14–16 лет) совпал и с разводом родителей, — комментирует наш эксперт в области психиатрии, вместе с которым я изучала материалы дела маньяка. — Возможно, поэтому в ПТУ он пропускал занятия, не окончив учебу, уехал от матери (по его мнению, очень строгой и молчаливой). Жил в поселке Сосновые Родники то у отца, то у приехавшей туда же сестры. По сути, в этот период он был безнадзорным. Полагаю, что тогда и сформировалась в нем потребность во власти и признании. Чтобы как-то выживать, Виктор устроился работать на деревообделочную фабрику. И что мы видим дальше? Когда ему было всего 17 лет, он женился, причем на девушке, которая была старше. Закон и в годы СССР позволял оформлять браки несовершеннолетним в случае беременности невесты, а у Светланы в том же году родилась девочка. Молодого отца Виктора (ему в ту пору было 18 лет) призвали в армию, но почему-то вернули домой с областного призывного пункта. В материалах дела нет этому объяснения. Как бы то ни было, через год он попал под уголовное преследование.

Первый срок. 1977 год.

Коротко суть обвинения: поссорившись с женой, разбил окно у вставших на ее защиту соседей. Суд назначил ему 6 месяцев исправительных работ. Эх, кто же знал, что Светлане тогда надо было хватать ребенка и бежать куда глаза глядят от домашнего насильника…

Второй срок. 1980 год.

Во время очередной ссоры с женой Виктор ее задушил. Не буду описывать подробности, но это было и жестоко, и мерзко одновременно. Тогда же, как полагают судебные эксперты (опираясь на его признания), садист впервые испытал оргазм при виде умирающей на его руках женщины. Эта извращенная садистская наклонность станет с тех пор его страшной спутницей.

С места преступления убийца скрылся. Но через 8 дней сам явился к прокурору с повинной. Потом был суд, на котором Болховский рассказывал про молодость, аффект, просил снисхождения… Не помогло. Приговорили его к 9 годам и 6 месяцам за «убийство без отягчающих обстоятельств». В 1987-м Болховского амнистировали с испытательным сроком в два года. Из материалов дела видно, что поселился он в поселке Октябрьский Иркутской области, устроился на ремонтно-механический завод. Но на воле пробыл всего полгода.

Третий срок. 1988 год.

— В один из дней Виктор сильно напился, — рассказывает сотрудник Забайкальского краевого суда. — Повел себя, скажем так, необычно: сломав оконную раму, проник в квартиру незнакомой ему женщины (а она была дома с шестилетним ребенком), начал снимать с себя одежду. Та закричала, прибежал сосед и вытолкал голого парня на улицу. Но через полчаса Виктор был уже в другой квартире (и как только его туда пустили?), где снова начал обнимать и целовать хозяйку, повалил ее на пол, полез под платье… Неизвестно, чем все это могло закончиться, если бы не брат этой женщины. Он прибежал на помощь.

Виктора выставили на улицу. Через час после этого Болховский устроил погром на фабрике: перевернул шкафы для одежды, разбросал вещи, ударил начальника, пытавшегося его успокоить, ногой пнул водителя… В милицейскую машину его сажали связанным.

На суде Болховский заявил: мол, во всем виноват алкоголь, а он, дескать, не помнит, почему оказался голым и как пытался изнасиловать женщин.

— На протяжении всего судебного заседания этот человек выражался нецензурной бранью в адрес суда, потерпевших, предварительного следствия, — продолжает наш собеседник. — Попытки изнасилования суд посчитал недоказанными, и 29-летний Болховский был наказан лишь по статье 206 УК РФ на 6 лет 2 месяца ИТК строгого режима с принудительным лечением от хронического алкоголизма. Оставшись несогласным с решением суда и считая дело против него сфабрикованным, он из мест заключения слал угрозы следователю и ее детям.

Четвертый срок. 1992 год.

Его Болховский получил, еще отбывая наказание. Суд дополнительно назначил полгода тюрьмы за угрозы.

Болховский в заключении не сильно скучал. По переписке через газету (тогда он и понял, какие просторы для его преступного творчества открывают те самые объявления) он познакомился сразу с двумя женщинами, назовем их Т. и А. Одна из них была инвалидом, разведена, имела двоих детей. Вторая была здоровой и бездетной. Собственно, ко второй (что подтверждает его цинизм и расчетливость) он и отправился сразу после освобождения.

Пятый срок. 1995 год.

Первое время после освобождения Виктор работал на заводе, но вскоре уволился, как он пояснял, из-за плохих заработков. Собирался на средства сожительницы «заняться коммерцией». А поскольку она сама эту идею не поддерживала, то преступник решил забрать ее деньги и ухать. Но не успел. И когда А. вызвала милицию, испугался и добровольно показал стражам порядка место в подвале, куда спрятал деньги и драгоценности.

— На суде Болховский высказывал убеждение, что он совершил не кражу, а «самоуправство», поскольку собирался освоить бизнес и со временем возвратил бы позаимствованное, — комментируют в суде. — Но его поправили, указав, что самоуправство предполагает некое право, а у него его не было. В пятый раз осудили Болховского на 3 года.

Угадайте, кто к нему стал ездить в колонию на свиданки и отправлять посылки? Правильно, инвалид Т. В 1997 году она и Болховский даже заключили брак за решеткой. В это время уголовник весьма положительно характеризовался администрацией ИТК: «выполнял задания, был корректен и вежлив, не вступал в конфликты».

Освободившись в мае 1988 года, он к жене не поехал (возможно, потому что та жила уже с другим мужчиной), а направился к матери в Кемерово. И если до этого жизнь Болховского можно назвать жизнью обычного уголовника, то вот тут уже наступил настоящий «маньячный» период.

«Разрешите представиться — профессиональный маньяк»

Из материалов дела следует, что на работу в Кемерове устроиться Болховский не мог. Мысль о коммерции его не отпускала, он даже решил заняться оптовой продажей самогона. Но не вышло. Жил то у матери, то у тетки, но очень часто оставался у какой-нибудь новой знакомой женщины. Сложно сказать, почему вообще они его принимали: внешность у него весьма заурядная, особых талантов нет. Не был он ни рукастым, ни творческим. Как описывали его потом на суде — ленивый, вспыльчивый, тяжелый по характеру. И все же женщины будто слетались к нему как мотыльки на огонек. А ему все было мало и мало…

Новых пассий Виктор Болховский искал через газетную рубрику «Знакомства». Сценарий был примерно один: он звонил женщине, которая откликнулась на объявление, договаривался о встрече в ее квартире. Потом был секс. А вот дальше он или просто уходил, прихватив с собой ценности и деньги, или перед уходом убивал.

Из материалов:

«Фактически на довольно широкую ногу он поставил /возобновил/ знакомства через местные газеты с одинокими женщинами, выдавая себя за коммерсанта, окончившего то геологический институт, то техникум, то институт культуры, то объявляя себя работником ФСБ».

— Одной из его первых жертв стала 27-летняя девушка Ольга, — рассказывает представитель Забайкальского краевого суда Виктория Михайлюк. — Она училась в технологическом институте и работала на дому (принимала заказы на пошив одежды). Девушка откликнулась на объявление в местной газете в рубрике «С тобой» в ноябре 1998 года. Очень быстро ей позвонил мужчина. Он рассказал, что занимается бизнесом и хотел бы встретиться с ней у нее в квартире: дескать, в домашней атмосфере встреча получится более теплой.

4 ноября 1998 года Болховский зачем-то объявил матери и двоюродной тетке о предстоящей в 12 часов дня встрече (этот факт потом послужит одним из доказательств). Встреча действительно состоялась. Через час девушка уже была мертва…

Мать погибшей сама занялась поисками убийцы. Она знала, что ее дочь хотела познакомиться с мужчиной по объявлению, и обошла все редакции газет. Благодаря ее расследованию выяснилось, что один и тот же мужчина (почерк идентичный) под разными паспортными данными (документы он подделывал или воровал) подал несколько таких объявлений. Мать девушки нашла одну из женщин, которая с ним встретилась. Она рассказала, что не повела его к себе домой, потому что у мужчины был синяк под глазом, исцарапано лицо (родительница сразу подумала, что это ее дочь, сопротивляясь, оставила эти следы). Фамилию она запомнила. Повезло, что именно в тот раз он представился настоящим именем. Виктора Болховского объявили в федеральный розыск.

Из материалов дела:

«Примечательно, что через 7–8 часов после убийства Ольги Болховский смог весьма искусно и изобретательно уговорить по телефону еще одну откликнувшуюся на его объявления женщину принять его сразу же у нее дома. При этом в ответ на отказы в половой близости в этот вечер и при встрече на следующий день он вел себя с достаточным самообладанием».

Любопытно, что Болховский принял решение не пить алкоголь, зная, что под его воздействием не управляет собой. Жажда сексуальных удовольствий и власти были сильнее желания выпить. Своим знакомым (и жертвам) он говорил, что у него аллергия на спиртное. Болховский старался контролировать свои вспышки ярости, но получалось не всегда. Вот, к примеру, когда он жил у тетки, то с двумя ее взрослыми сыновьями вел себя относительно скромно, но высокомерно, старался молчать и лишь один раз необычно сорвался — молотком разбил книжный стол. На губах у него была пена, что дало повод думать — это некий припадок. Братья его после этого связали. Болховский сразу заснул, а потом заявил: якобы не помнит, что произошло.

Из экспертизы:

«В своем поведении в тот период, когда совершал убийства, он производил у тетки впечатление человека скрытного, нервного. Другие его характеризуют как человека умного, изворотливого, скользкого. Связями с женщинами он был весьма увлечен, письма от них получал в нескольких почтовых отделениях и по нескольким документам, классифицировал их и выбирал «нужные».

Очередная жертва — молодая девушка из Читы. Ее труп нашли в собственной квартире на улице Ленина. Выяснилось, что незадолго до гибели она познакомилась с мужчиной по объявлению в газете. Следователя насторожило, что в ванной были замочены чашки и блюдца. Тогда они заподозрили, что убийца, возможно, психопат.

А Виктор тем временем проводил дни с новыми подружками. Одной из его жертв — преподавательнице лицея Елене, которой в тот момент было 42 года, — повезло. Она осталась жива. Историю Елены стоит рассказать подробнее.

Из показаний жертвы:

«Мое знакомство с Болховским началось через газету «Ваша реклама». Моя подруга от моего имени написала письмо одному из мужчин, опубликовавшему свое объявление в газете о желании познакомиться. Это было 9 ноября 1999 года. А 10 числа мне домой позвонил мужчина и сказал, что получил от меня письмо. Представился он Дмитрием».

Как потом окажется, он часто использовал это имя. «Дмитрий» сказал Елене, что работает режиссером в Читинской телерадиокомпании. Пожаловался, что жена больна раком и у него долгое время не было отношений с женщиной. Предложил стать его любовницей, обещал заботу, покровительство и денежную поддержку. Девушка не то чтобы этим вдохновилась, но согласилась на личную встречу у нее дома.

А дальше были душевные разговоры (в тюрьме маньяк много читал, так что мог блеснуть эрудицией), секс… От смерти девушку спасло то, что она пошла в душ и пробыла там довольно долго. А Болховский слишком быстро нашел шкатулку с драгоценностями. Он уже стоял на пороге, когда девушка вышла из ванной. «Я за фруктами!» — сказал он ей и ушел. К счастью для Елены, с фруктами он не вернулся.

Украденные драгоценности он тут же сдал в ломбард. В этот день он решил пожить так, как всегда мечтал, — на широкую ногу: тратил деньги налево-направо, разъезжал на такси. И не удержался — выпил дорогого алкоголя. Забегая вперед, скажу: благодаря этому он и попался.

Поцелуи на трупе матери

Подвыпивший Болховский на такси подъехал вечером 11 ноября 1999 года к дому, где жила Зинаида со своей 14-летней дочкой Катей.

В этот день женщина сообщила дочери, что через объявление в газете познакомилась с состоятельным мужчиной, предпринимателем, который занимается заготовкой леса, не пьет и не курит. «Вечером придет к нам домой хороший человек, богатый и, самое главное, непьющий!» — радостно сказала она. В 19.30 за Катей зашла подруга, и девочки отправились к ней в квартиру двумя этажами ниже, чтобы не мешать взрослым общаться. На пороге столкнулись с новым знакомым матери. Тот представился: «Дмитрий Иванович». Катя его поприветствовала, сказала матери, что вернется через полчаса (то есть маньяк знал, что времени у него немного).

Из протокола допроса Болховского: «Я хотел продолжить самоутверждение в познании природы женщин».

Зинаида увидела, мягко говоря, не того жениха, которого ожидала. Несмотря на свое спокойствие, женщина она была не только активная, но, что называется, самостоятельная и с характером.

Из протокола допроса:

«Увидев меня в таком состоянии, она всплакнула от обиды и разразилась претензиями. И если бы она вела себя более предусмотрительно, я бы мог через некоторое время под каким-либо предлогом уйти, как уходил в подобных случаях от других. Но она свои эмоции выплеснула. В ответ на это не сдержался и по-своему выплеснул свои эмоции и я».

Судя по повреждениям на теле женщины, Зинаида оборонялась. Но маньяк был уже опытен, так что у него самого на теле и лице не осталось никаких царапин. А потом случилось то, что стало отдельным эпизодом для исследования комиссии психиатров.

Из показаний Катерины в судебном заседании:

«Спустя 30 минут я открыла дверь своим ключом и услышала странные хрипы. Из маминой комнаты выскочил Дмитрий Иванович и, схватив меня за руку, стал удерживать. Я стала звать маму на помощь. Мужчина схватил меня за горло и, придушив руками, сказал: «Я профессиональный маньяк. Если ты будешь кричать, я тебя убью!». Я испугалась и замолчала. Мужчина взял меня за руку и завел в комнату к маме. Она лежала на кровати и не шевелилась. Он повалил меня на маму и стал обнимать и целовать. Я поняла, что он хочет меня изнасиловать. Я попросила не трогать меня, но он заставил меня снять одежду. Потом потребовал, чтобы я пожарила ему яичницу на кухне, съев которую он повел меня в спальню. Он спросил меня: не боюсь ли я смерти? Затем он связал мне скотчем руки, а маме, которая уже не подавала признаков жизни, руки и ноги. А потом я стала выполнять его требования: сексуального характера и другие. Я очень боялась его угроз. Он заставил меня собрать все золотые украшения и другие ценные вещи. Потом потребовал, чтобы я надела красивые колготки и стала показывать ему стриптиз. В одном из шкафов Дмитрий Иванович нашел две бутылки шампанского и бокалы и потребовал, чтобы я с ним выпила. Я пила с ним наравне, но из-за шокового состояния не пьянела… На протяжении нескольких часов он делал со мной все, что хотел. А через некоторое время его разморило от шампанского, он уснул. Я тихо встала с кровати и, подойдя к входной двери, открыла ее. Голая, со связанными скотчем руками я выбежала на лестничную площадку и стала стучаться к соседке. Она запустила меня к себе, и я рассказала ей, что мама убита, а я кое-как вырвалась из рук преступника. Мы боялись выйти на лестничную площадку. Я по пожарной лестнице спустилась к соседям, проживающим этажом ниже. Оттуда мы вызвали милицию».

— Я заступил на ночное дежурство, и тут звонок, — рассказывал оперуполномоченный Сергей Иванов. — В составе группы выехали на место преступления. Когда мы вошли в квартиру, то в одной из комнат обнаружили спящего мужчину. Он был голый. В другой комнате на кровати лежала мертвая женщина. Руки и ноги у нее были связаны скотчем и налицо были признаки насильственной смерти. В квартире был беспорядок, дочь убитой, находившаяся у соседей, была в состоянии шока. Мужчину задержали, и позже выяснилось, что именно он убил другую женщину, которую мы нашли в мае. Посуду в ванне он замочил для того, чтобы, по его словам, смыть отпечатки пальцев, потому что пил чай со своей жертвой.

Сначала Виктор Болховский во всем признался, но настаивал: не помнит, почему он был голый в момент совершения некоторых преступлений. А еще почему-то настаивал, что девочку-подростка насиловать не хотел. Впрочем, свои показания на следствии он много раз менял.

Экспертиза признала его вменяемым в момент совершения преступлений. Но эксперты диагностировали у него парафилию (расстройство сексуального предпочтения), достигшую степени некросадизма. Это отклонение (читай — извращение) было только одной из причин, по которой он насиловал и убивал. Основной же мотив, по их мнению, — корысть и желание самоутвердиться. А еще они подробно описали, как планомерно, месяц за месяцем, разрушалась его личность и он превращался в садиста. Если бы девочке Кате не удалось сбежать, сколько бы еще жертв было на его совести?

7 февраля 2001 года Читинский областной суд приговорил его к пожизненному лишению свободы. На момент оглашения вердикта «профессиональному маньяку» был 41 год.

Сегодня Болховский отбывает наказание в «Черном дельфине» и до сих пор шлет жалобы. 3 июня 2022 года Центральный районный суд Читы рассмотрел одну из последних — иск Болховского к прокуратуре Забайкальского края «об истребовании имущества из чужого незаконного владения». Сиделец колонии для пожизненно осужденных настаивал: после убийства Ольги он не брал из ее квартиры магнитолу «Шарп». Так что, когда оперативники пришли к нему с обыском и изъяли аппаратуру, то нарушили его права. Решение суда было не в его пользу: «Истцом не было представлено относимых и допустимых доказательств, подтверждающих его право собственности на изъятую в ходе расследования уголовного дела магнитолу. При этом суд соглашается с мнением ответчика о том, что использование в материалах уголовного дела различных наименований похищенного у убитой устройства для записи и воспроизведения звуков, таких как «магнитола», «магнитофон» или «автомагнитола», само по себе не свидетельствует о незаконности действий следователя, поскольку данное устройство было опознано сестрой убитой женщины по номеру модели, который указан в сохранившемся техническом паспорте, дизайну и особенности в виде неработающего режима записи звука». В общем, Болховскому отказали. Но, скорее всего, на этом он не успокоится.

Ева Меркачева

Оригинал материала: "Московский комсомолец"