Около 200 человек вложились в финансовую пирамиду на рынке недвижимости

В Санкт-Петербурге возбуждено уголовное дело по факту обмана инвесторов проекта TORestate, выяснили «Известия». Следствие оценивает ущерб в 78 млн рублей, сами пострадавшие — в 500 млн. Создатель TORestate Андрей Петрунькин брал у инвесторов средства, обещая 18–39% годовых, сам ссуживал эти деньги другим людям под еще большие проценты якобы под залог их недвижимости. В какой-то момент выплаты инвесторам прекратились, и около 200 человек обратились в полицию. Тогда и выяснилось, что договоры залога недвижимости оказались недействительными, а сам Петрунькин подал на банкротство.

Как распознать мошеннические инвестпроекты и не потерять миллионы, разбирались «Известия».

«Я сняла 5 млн и отвезла ему»

Уголовное дело по факту массового обмана частных инвесторов возбуждено в Санкт-Петербурге, сообщил «Известиям» источник в правоохранительных органах. По делу допрошен Андрей Петрунькин — создатель сообщества TORestate СПБ (протокол допроса есть в распоряжении издания). Он работал как сам себе банк: брал у частных инвесторов деньги под 18–39% годовых, затем из этих средств выдавал другим людям кредиты под еще большие проценты якобы под залог их недвижимости.

— Например, человек продает квартиру и хочет купить другую, но ему не хватает денег. Он берет заем у Петрунькина, а я выступаю как инвестор. Мои деньги идут заемщику под залог его недвижимости, он платит проценты, а Андрей Владимирович перечисляет их мне, — пояснила «Известиям» суть схемы одна из пострадавших — частный инвестор Мария (имя изменено).

На вкладчиков Андрей Петрунькин производил впечатление предпринимателя, хорошо разбирающегося в рынке недвижимости. Каждого инвестора он приглашал к себе в офис, подолгу общался, рассказала она.

За несколько лет женщина вложила в его бизнес 9 млн рублей. Ее первые инвестиции были небольшими — по 100–200 тыс. «кровно заработанных» рублей, но по мере выплаты дивидендов она увеличивала суммы вкладов. В итоге женщина продала мамину квартиру в хрущевке и все деньги отнесла Петрунькину.

— Я сняла в банке 5 млн и отвезла ему прямо в банковской упаковке. Он обещал вложить эти деньги под залог недвижимости, а я очень хотела купить дом. Поначалу он обещал всё вернуть, говорил: «Что вы переживаете? У меня люди и по 20 млн ждут!» Но в итоге просто перестал выходить на связь, — пояснила она.

Как работала инвестиционная схема

Еще один пострадавший, Юрий Иванов, потерял в инвестклубе 4,8 млн рублей — это и его вложения, и проценты, которые он должен был получить. По словам Юрия, он был уверен в защите своих инвестиций, ведь Андрей Петрунькин уверял, что из его денег он выдает кредиты, а с получателями этих кредитов оформляет договоры займа под залог их недвижимости. Такие договоры Петрунькин действительно заключал, однако, как выяснилось уже позднее, предприниматель не регистрировал их в Росреестре. То есть квартира заемщика не выступала обеспечением кредита. А значит, и не было «подушки безопасности» для инвесторов.

— Я понимал, что любая инвестиция — это риск, но Петрунькин убеждал, что ведет честный бизнес. В своих буклетах он писал, что если деньги выдавать под залог недвижимости, то потерять их невозможно, если только рынок недвижимости лопнет. Но в итоге деньги не выплатил и исчез, — рассказал мужчина.

Несмотря на потерянные миллионы, Юрий Иванов считает, что свой проект Петрунькин начинал как обычный бизнесмен. И лишь позднее «его действия стали мошенническими», высказал он свое мнение.

— Примерно год назад начались проблемы с выплатами. Поначалу Петрунькин объяснял это тем, что заемщики якобы перестали возвращать деньги. Я тогда задумался — почему же он не продает залоговую недвижимость должников? Ведь он оценивал ее на 20–30% ниже рынка, чтобы жилье было легче продать в случае форс-мажора. Кто же мог подумать, что договоры недействительные, — развел руками инвестор.

Петрунькин перестал выходить на связь с инвесторами весной 2022 года, а в его группах в соцсетях появилось объявление о прекращении деятельности компании. Перед тем как исчезнуть с горизонта, он прислал всем инвесторам по тысяче рублей и сказал, что денег больше нет. А сам подал на банкротство.

Пострадавшие написали заявление в полицию и подали коллективный иск в арбитражный суд. Вкладчики боятся, что после банкротства их инвестиционный гуру исчезнет, и просят суд включить их в реестр кредиторов. Их также признали потерпевшими по делу (заявления есть в распоряжении «Известий»).

Несмотря на возбуждение дела еще в прошлом году, обвинение Андрею Петрунькину до сих пор не предъявили, его только допросили, рассказал источник в правоохранительных органах. В августе этого года Красногвардейский райсуд Санкт-Петербурга наложил арест на его собственность — три квартиры и доли в еще одной (соответствующее уведомление Росреестра есть у «Известий»).

Хватит ли этой недвижимости на погашение долгов, пока неизвестно. На данный момент в деле фигурирует доказанный ущерб в 78 млн рублей, сообщил источник «Известий». Однако сами инвесторы полагают, что реальный ущерб близок к 500 млн. Всего пострадавших порядка 200 человек, каждый из них вложил от 100 тыс. до 15 млн рублей.

В октябре прошлого года Центробанк внес компанию TORestate СПБ в реестр недобросовестных кредиторов.

Игра в ипотеку

Ничего удивительного в схеме кредитования под залог недвижимости нет, она давно известна на рынке, рассказал «Известиям» эксперт Финансового университета при правительстве, управляющий федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин. Когда-то ее практиковали недобросовестные микрофинансовые организации, но сейчас для них эта схема закрыта — без надлежащего обеспечения ее не одобрят контролирующие органы.

— В какой-то мере такая сделка — упрощенная мошенниками схема ипотечного кредитования, только в ипотеке жилье обременяется, на него накладываются ограничения, оформляется закладная. В случае невыплат это не позволяет заемщику продать ипотечное жилье. А здесь обеспечения под выданные деньги никакого не было. То есть оно было фиктивное, — пояснил эксперт.

По его словам, люди инвестировали деньги не столько под залог недвижимости, сколько под честное слово самого организатора проекта.

— Это явная неосмотрительность инвесторов. Им стоило убедиться, что залоговое жилье существует, а договоры регистрируются по всем правилам залогового законодательства, — сказал Марат Сафиулин.

Схема, которую применял Андрей Петрунькин, по определенным признакам напоминает финансовую пирамиду, отмечает юрист Алексей Бордаков. Суть таких пирамид всегда состояла в том, что человеку обещают баснословные дивиденды. И выплачиваются они за счет новых клиентов.

— Никто не может гарантировать проценты по вкладу, которые настолько превышают банковские. Бесконечного притока денег не бывает — он рано или поздно кончится. Если вы пускаетесь в авантюру, нужно четко понимать, что в любой момент вы можете деньги потерять, — сказал юрист.

Судя по многомиллионному ущербу и большому числу потерпевших, в действиях Петрунькина следствие может усмотреть признаки мошенничества в особо крупном размере, считает Алексей Бордаков. Эта статья предусматривает до 10 лет. При этом, по его словам, в одиночку создать и управлять таким проектом сложно, поэтому в деле могут появиться сообщники.

— При выявлении таких лиц его деяния могут квалифицировать уже как создание преступного сообщества по ст. 210 УК РФ, а там уже до 15 лет, — отметил юрист.

Но то, что схема TORestate была преступной, должно доказать следствие, полагает Марат Сафиулин.

— Прежде чем инвестировать деньги, человек должен понять, насколько он в этом рынке разбирается и насколько прозрачна предлагаемая схема. И если у него такой информации нет, от вложений лучше отказаться, — дал совет эксперт.

Проблема в том, что далеко не все люди, ставшие жертвами провальных финансовых проектов, готовы писать заявление в полицию, отметил Алексей Бордаков. Многие пытаются вернуть деньги своими силами, но в большинстве случаев все эти попытки обречены на провал.

Обращение в правоохранительные органы увеличивает шансы на возврат денег. Инвесторов официально признают потерпевшими, и они станут полноправными участниками уголовного дела. А в ходе судебного заседания смогут заявить гражданский иск о возмещении ущерба, резюмировал юрист.

Елена Балаян

Оригинал материала: "Известия"