Идея Мазепина создать единую компанию для экспорта удобрений была озвучена в июле. Затем её будто бы обсуждали на уровне правительства. Но окончательное решение принято не было

Эпизод с СИБЭКО должен показать, насколько влиятелен сегодня Мельниченко. Пока он прячется за жену, на которую переписал активы. Пресс-служба бизнесмена на днях заявила, что СИБЭКО Мельниченко не принадлежит: конечным бенефициаром является дискретный траст, зарегистрированный на Кипре. Понятно, что на суть судебного процесса это вряд ли повлияет. И в то же время видны попытки со стороны ответчиков затянуть процесс. По их ходатайству суд в Красноярске продлил срок подготовки к рассмотрению дела с 7 до 14 сентября. А между тем против бизнесмена уже развёрнута информационная кампания. Пишут, что он якобы «бегает по властным кабинетам», чтобы решить вопрос с СИБ­ЭКО, и будто бы предлагает отдать государству компанию, да ещё и полученные от Абызова 32,5 млрд, лишь бы не было уголовного дела. Достоверность таких «утечек» сомнительна, однако очевидно, что на бизнесмена кто-то пытается давить. Не является ли конечной целью этих выпадов передел финансовых потоков «ЕвроХима»?

Чем ответят Гурьевы и Кантор?

В числе бенефициаров созданного некогда структурами Михаила Ходорковского* «ФосАгро» в последние годы значились два кипрских офшора – Adorabella Limited и Chlodwig Enterprises Limited. За обоими вроде бы стоял бывший сенатор Андрей Гурь­ев. Его сын Андрей Гурь­ев-младший также работал в «ФосАгро» и лоббировал интересы бизнеса на уровне РСПП. Оба попали под санкции и в последние полтора года дистанцируются от компании.

В последнее время в СМИ фамилия Гурьевых мелькала в связи с их имуществом. В июле живущая в Лондоне Юлия Гурьева (дочь экс-сенатора) пыталась через суд вернуть яхту Alfa Nero, которую власти Антигуа и Барбуды сначала конфисковали, а потом пустили с молотка за полцены, выручив таким образом 67,6 млн долларов. Также в рамках санкций Британия запретила въезд в страну Андрею Гурьеву-старшему, которому местные СМИ приписывают ряд дорогостоящих объектов недвижимости, включая дворец Витанхерст.

Ещё одним бенефициаром «ФосАгро» значился Владимир Литвиненко, ректор Санкт-Петербургского государственного горного университета. Прошлой весной он передал более 20% акций холдинга своей жене Татьяне. Владимир Литвиненко продолжает работать в университете. Насколько сильны его лоббистские позиции по вопросу создания единого экспортёра удобрений, сказать сложно, однако не раз упоминалось, что именно Литвиненко выступал научным руководителем Владимира Путина, когда тот защищал кандидатскую диссертацию.

А вот бенефициар компании «Акрон» Вячеслав Кантор давно живёт в Израиле. Попав под западные санкции, он снизил свою долю в «Акроне» ниже контрольной, передав 45% акций в доверительное управление менеджерам. С Мазепиным Кантора связывает старый-престарый сюжет. В конце 90-х Вячеслав Кантор занимался скупкой активов под покровительством председателя Совфеда Егора Строева и руководителя Госимущества Альфреда Коха. Тогда «Акрон» претендовал на Кирово-Чепецкий химкомбинат, но глава правительства Виктор Черномырдин продавил решение в пользу «Уралхима», за которым стоял Мазепин. Сейчас былых покровителей Вячеслава Кантора во власти уже не видно, а вот Мазепин по-прежнему вхож в самые высокие кабинеты. Так что финансовые потоки «Акрона» от экспорта удобрений вполне могут оказаться объектом передела. О том, как бизнес-империя Вячеслава Кантора стала лакомым куском для более влиятельных олигархов, «Наша Версия» рассказывала ещё в начале года в № 3.


Тем временем

Ходят слухи, что крупные производители удобрений уже высказались против идеи Мазепина – они восстановили свои продажи до прежних уровней и не хотят никаких пертурбаций. Однако остаётся вопрос, в каких юрисдикциях оседает львиная доля прибылей и налогов от реализации российских удобрений. Ведь не секрет, что зачастую в схемах поставки используются офшорные прокладки. Причём в нынешних условиях этому есть оправдание: платежи в российские банки из-за рубежа затруднены западными санкциями. Потому есть сомнения: возвращается ли экспортная выручка в страну в полном объёме? Самим экспортёрам более интересно её не возвращать. Мало того что они могут свободно распоряжаться долларами на мировом рынке, так ещё невозврат валюты способствует снижению курса рубля.

Меж тем рубль готовится опуститься ниже психологически важной планки в 1 цент. Эксперты всё настойчивее говорят о необходимости репатриации валютной выручки, если правительство хочет удержать курс. К этому же склоняется Минфин. Так что установление государственного контроля над экспортом удобрений в этом контексте может выглядеть вполне логичным шагом. А под шумок можно и продвинуть идею создания единой компании-экспортёра. Мол, с ней будет легче управиться, чем с десятками мелких трейдеров.


Кстати

Весной «Форбс» выпустил рейтинг самых разбогатевших за год миллиардеров. Возглавил его Вячеслав Кантор с показателем +5,3 млрд долларов. На втором месте идёт Андрей Гурьев и семья (+4,2 млрд долларов). Андрей Мельниченко занял четвёртую строчку (+2,1 млрд долларов). Объясняется это ростом мировых цен на удобрения. А вот Дмитрий Мазепин в топ-10 разбогатевших россиян не попал, хотя тоже может считаться «королём удобрений».


*Ходорковский Михаил Борисович внесен Минюстом в реестр физических лиц, признанных иностранными агентами
Иван Ромоданов