Правительство России передало Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК) в доверительное управление банку «ВТБ»

Срок – пять лет. Банк должен помочь судостроителям решить финансовые проблемы, а их немало – после 1990-х годов отрасль так и не восстановилась полностью. К тому же в связи с санкциями появилась острая необходимость наращивать мощности в этой сфере. Почему было принято такое неожиданное решение – сосредоточить почти все судостроительные мощности огромной страны в руках одного банка – и какие проблемы придётся решать финансовой организации?

Объединённая судостроительная корпорация основана в 2007 году. Сегодня она крупнейшая в российском судостроении. Компания отвечает за постройку практически всех военных подводных и надводных кораблей и большинства (80 процентов) гражданских судов.

В холдинг ОСК входят 40 судостроительных и судоремонтных заводов, верфей в разных регионах России, а также конструкторские и научно-исследовательские бюро. Штаб-квартира находится в Санкт-Петербурге. Штат компании включает более 100 тысяч человек.

При этом структура корпорации устарела в отношении менеджмента и скорости принятия решений. Очевидно, что в последние годы она была неконкурентоспособной на мировом рынке, считают эксперты. Чтобы Россия смогла выпускать суда для экспорта, потребовалась перестройка как управления, так и используемых технологий.

«Президент неоднократно подчёркивал неэффективность управления ОСК. Корпорация не справляется с планом, несмотря на позитивные новости по спуску судов на воду. Кроме того, ОСК находится под гнётом очень большого количества кредиторских задолженностей», —  Мария Конягина, доктор экономических наук, заведующий кафедрой экономики судостроительной промышленности Санкт-Петербургского государственного морского технического университета

– Они накопились из-за особенностей финансового учёта при госзаказе и из-за финансового состояния большинства компаний корпорации, которые находятся на грани банкротства Поэтому возникла необходимость в сильном управляющем, который мог бы озаботиться расчисткой кредиторской задолженности, – отмечает в разговоре с «Октагон.Северо-Запад» доктор экономических наук, заведующий кафедрой экономики судостроительной промышленности Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Мария Конягина.

Программа оздоровления

Программу финансового оздоровления ОСК Правительство утвердило ещё в 2020 году. Тогда назрела необходимость ревизии созданных в 2000-х годах вертикально интегрированных монопольных государственных холдингов в оборонной промышленности. Программа предполагала льготную реструктуризацию части долгов и докапитализацию из бюджета. Объём задолженности корпорации в 2020 году составлял 68 млрд рублей.

Однако программа не принесла значительных результатов.

ОСК по-прежнему была вынуждена тратить большую часть выручки на проценты по кредитам, а обязательства превышали активы.

– Финансовое управление судостроительными компаниями очень специфично. Заказ на постройку судов и кораблей предполагает рост кредиторской и, одновременно, дебиторской задолженностей, причём несбалансированный. Такова особенность финансового и бухгалтерского учёта в этих организациях, и расчистить её довольно сложно. Плюс корабли и суда строят долго и одновременно несколько штук, каждый из которых уникален. Этот процесс нельзя ускорить, – говорит Мария Конягина. – Также, если говорить о военном судостроении, возникает вопрос государственной тайны. Тут нужен и отдельный штат, и отдельная логистика внутри огромных территорий. Это очень дорогие предприятия, добиться выхода на безубыточность которых крайне тяжело.

Год назад на совещании по развитию судостроения президент России раскритиковал главу ОСК за заключение убыточных контрактов. Минпромторг и Минфин вновь проводили аудит задолженности ОСК в сегменте гражданского судостроения для последующей программы финансового оздоровления.

В марте 2023 года корпорация подала документы в Минпромторг для проведения программы финансового оздоровления. В июне бывший генеральный директор ОСК Алексей Рахманов сообщил, что за 2022 год предприятие получило около 20 млрд рублей убытка при выручке 350 млрд рублей.

Смена владельца на пять лет

Выступая на Петербургском международном экономическом форуме в июне 2023 года, Владимир Путин рассказал, что с 2023 по 2028 год на российских верфях планируется построить около 260 судов. Очевидно, что средства на реализацию такого масштабного плана нужно будет брать не только в бюджете, но и у частных инвесторов. И необходимо стабилизировать финансовое состояние крупнейшей судостроительной корпорации России.

Изначально Минпромторг предлагал передать компанию «Росатому», но госкорпорация по атомной энергии отказалась: сейчас есть другие задачи, в частности связанные с Северным морским путём. Тогда в ведомстве остановили выбор на ВТБ, втором по величине активов банке в России (26,7 трлн рублей). У банка уже был опыт финансирования стратегически важных отраслей, например, дорожной инфраструктуры Петербурга и Ленобласти: компания выделяла средства на строительство ЗСД, линий трамвая и участка Широтной магистрали скоростного движения.

100 процентов акций, которые до этого момента находились в государственной собственности, передали ВТБ.

Банк не стал единоличным исполнительным органом, а начал осуществлять полномочия собственника по ряду вопросов. Процесс оформления документов завершился в конце августа.

Глава ВТБ Андрей Костин назвал решение о передаче неожиданным, но отметил, что судостроение относится к тем отраслям, «которые просто созданы для того, чтобы их приватизировать, передать каким-то другим компаниям». Ранее в своих выступлениях он уже выражал сомнение в том, что корпорация, находящаяся в собственности государства, может оперативно и качественно строить сотни судов.

23 августа генеральным директором ОСК назначили бывшего первого заместителя председателя правления банка Андрея Пучкова. Он проработал в ВТБ более 20 лет. Председателем совета директоров избран Андрей Костин. Он сменил на этом посту экс-губернатора Петербурга Георгия Полтавченко.

– При всём уважении к Георгию Полтавченко, ему всё-таки 70 лет. И это не тот возраст, когда можно принимать смелые управленческие решения. Андрей Костин молод, и, очевидно, придёт компания более энергичных топ-менеджеров. Смена и омоложение управленческого состава – это, на мой взгляд, первая причина текущих изменений. Вторая – это возможность использования мощностей банка для привлечения новых инвестиций в судостроение, чтобы опираться не только на бюджетное финансирование, на госпрограммы. Ну и третье – это более высокий уровень финансового контроля над получаемыми средствами и их целевым расходованием, – комментирует «Октагон.Северо-Запад» политический и экономический аналитик Владимир Соловейчик.

Стратегические задачи

Сейчас банк «ВТБ» проводит аудит, чтобы определить, в каком объёме понадобится привлечь внебюджетное финансирование. Возможно, потребуется и финансовая поддержка бюджета – и докапитализировать ВТБ будет проще, чем судостроительную корпорацию.

«В течение полугода новый гендиректор детально проверит, как выстроена работа головной компании, каковы финансовые потоки, какой ведётся учёт на каждом из 40 предприятий в составе ОСК. Будет произведена ревизия проблемных точек холдинга. А после этого уже будем определяться с показателями эффективности и зафиксируем их», – сообщил заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.

Главный результат, которого должны достичь, – вывести компанию на безубыточность, обеспечить более строгий контроль расходования бюджета, сохранить и развить производственные мощности предприятий.

В пресс-службе ОСК замечают, что доверительное управление не меняет форму собственности и обязательства по действующим контрактам – и по гособоронзаказу, и по гражданским проектам.

Владимир Соловейчик полагает, что пять лет – достаточный срок для изменений.

– Мы же помним, что Полтавченко возглавлял совет директоров ОСК почти пять лет, с 2017 года. Это как раз тот срок, чтобы понять, насколько хорошо решаются вопросы и не возникает ли необходимость каких-то изменений, – поясняет эксперт.

Подобные случаи, когда финансовая организация брала на себя управление промышленными предприятиями, уже были. Один из успешных примеров: ещё в 1990-х номинальным держателем контрольного пакета акций «Норникеля» стал «ОНЭКСИМ-банк» Владимира Потанина.

Экономист Мария Конягина добавляет: по наиболее оптимистичному сценарию на финансовое оздоровление ОСК потребуется от двух до пяти лет. Финансовые возможности у банка есть, главное – время.

Анастасия Ермакова

Оригинал материала: "Октагон"