Параллельно можно поговорить и о другом процессе в российском бизнес-сообществе. Для начала напомним, что этим летом исполнилось 10 лет как наш ЦБ возглавила Эльвира Набиуллина. И начала она свою деятельность в этой должности с глобальной расчистки банковского сектора. С тех пор огромное число банков перестало существовать, их владельцы и руководители отправились кто в тюрьму, кто за границу. Но, как показало время, совершенству предела нет. Приведем несколько примеров.

Еще в январе был арестован бывший топ-менеджер Международного банка финансов и инвестиций Михаил Федоров. По информации следствия, перед тем, как кредитная организация лишилась лицензии, Федоров выдал заведомо невозвратные кредиты на 350 миллионов рублей. Интересно, что банк рухнул еще в 2016-м году, и все это время вышеупомянутый банкир был на свободе. Более того, еще в статусе подозреваемого он на Новый год выехал за рубеж, о чем, по его словам, уведомил следователя. А потом вернулся. И вскоре оказался за решеткой. И это само по себе выглядит необычно. Банкир, зная, что его подозревают в серьезном преступлении, вернулся на родину. Согласитесь, не частый случай. И закрадывается шальная мысль: не был ли он уверен, что останется здесь на свободе?

Весной московский суд на 6 лет отправил в тюрьму другого банкира, бывшего председатели совета директоров «Вестинтербанка» Анатолия Самочкина. Ему вменили хищение имущества кредитного учреждения под видом выдачи кредитов. Это классическая схема вывода денег из банков. Правда, то был лишь один из эпизодов из жизни бизнесмена, нетрудно отыскать сведения о его причастности к нескольким другим компаниям, которые, ну, видимо, так совпало, тоже постигли неудачи. А то, что одна из них, «Балтагрокорм», в свое время получила кредит о государственного ВЭБа почти на 3 миллиарда рублей – это так, мелочи жизни.

Иных уж нет, а те на зоне

Список уголовных дел против банкиров можно продолжать довольно долго. Например, еще в конце прошлого года арестовали бывшего руководителя банка «Метрополь» Дениса Долотова. Его обвинили в растрате больше 400 миллионов рублей. И снова возникает закономерный вопрос: этот банк тоже лишился лицензии в 2016-м году, почему разбирательство шло так долго? Но иногда судьба банкиров оказывается вполне благополучной. Например, управляющий ВТБ в Забайкалье Николай Халмактанов прошел по уголовному делу о крупной взятке лишь свидетелем. Хотя, как сообщало местное телевидение, есть основания предполагать, что его роль могла быть несколько другой. Да и у основателя МФО «Домашние деньги» Евгения Бернштама, возможно, дела тоже идут не так уж плохо, с учетом того, что на оглашение своего приговора (финансисту дали 5 лет) он не явился.

Долго можно продолжать и список не так давно погибших топ-менеджеров, приведенные эпизоды далеко не единственные. Вряд ли из всего этого стоит делать общий вывод. Но можно заметить, что последнее время в отечественном деловом сообществе, вероятно, идут некие процессы, а информация об их жертвах становится публичной. Возможно, стоит поразмышлять на тему, почему, несмотря на многолетнюю очистку банковского сектора, уголовные дела продолжаются, а, лучше сказать, годами тянутся. И на тему, почему так часто стали уходить из жизни топ-менеджеры. Одно можно сказать точно: есть в этом всем некая стабильность.