Российские олигархи ищут способы вывести деньги из офшоров

После того как Запад указал российским олигархам на дверь, далеко не все решили вернуться на родину и зарегистрироваться в налоговой на общих основаниях. Вместо этого они в привычной для себя манере затеяли финансовые схемы на новом месте – в дружественных юрисдикциях. Однако вывести деньги непросто: россиянам мешают не только официальные власти, но и местные «решалы», привыкшие зарабатывать на чужаках.

Сейчас самая главная проблема российских магнатов – без потерь уйти из западных стран. К примеру, в одних только Нидерландах в ходе санкционной кампании было заморожено 547 млн евро. В основном речь идёт о счетах трастовых компаний, связь которых с Россией вычислялась по поступающим денежным переводам.

При этом трудности по выводу денег возникают не только на официальном уровне. Десятилетиями в иностранных юрисдикциях местные «жучки» обслуживали интересы приезжих олигархов и не хотят терять доходы. Как выяснила «Наша Версия», переезд в Россию с Кипра саботируют так называемые сервис-провайдеры, обеспечивающие работу на острове номинального представительства траста, под крылом которого обычно скрываются капиталы. Они начали шарахаться от попавших под санкции россиян и отказываются ставить любые подписи на документах, в том числе и необходимых для смены прописки. Отмечаются и препятствия со стороны чиновников. «На Кипре есть специальная комиссия, которая будет компанию выписывать, её полномочия определены, но по факту она имеет безграничные полномочия, – рассказала партнёр группы компаний «Б1» Марина Белякова. – Кроме того, для компаний, в отношении которых введены санкции, на Кипре есть ещё одна специальная комиссия. KPI этих комиссий в том, чтобы не отпустить компанию, не удостоверившись, что от этого не пострадают интересы европейцев».

Куда бежать?

Впрочем, вырвать деньги – это только полдела. «Первое время российский бизнес наиболее активно переезжал туда, куда проще всего, – в страны СНГ, в первую очередь в Казахстан. Местное правительство до сих пор идёт навстречу, предлагая льготы и облегчая регистрацию и легализацию. Однако из-за высоких налоговых ставок на прибыль в Казахстане (20%) этот вариант остаётся не лучшим. Интересный вариант предлагает Гонконг, где налогом на прибыль облагается только доход из местных источников. Одной из самых привлекательных юрисдикций остаются ОАЭ из-за низких налогов и неприсоединения к европейским санкциям», – рассказал руководитель отдела продаж AM Capital Илья Мерзляков. Обобщения эксперта подкрепляются свежими фактами: на днях стало известно, что несколько юрлиц в Абу-Даби зарегистрировал владелец НЛМК Владимир Лисин.

«Все эти переезды и перерегистрации – золотая жила для юридических компаний, – продолжает Илья Мерзляков. – Кто же ещё займётся бюрократической волокитой? Сначала нужно определить целесообразность редомициляции (процедура смены юрисдикции юрлицом. – Ред.) – какие льготы и выгоды получит компания от переезда. Когда определились с юрисдикцией, нужно разработать план и привести его в исполнение – это предполагает связи и взаимодействие с регулирующими органами в обеих юрисдикциях. В общем, процесс не из лёгких и не из дешёвых».

«За редомициляцию «под ключ» в популярные сейчас Турцию и ОАЭ юридическая фирма может попросить десятки миллионов рублей», – уточнил в беседе с «Нашей Версией» частный юрист с международной практикой Данил Стренин. Впрочем, он отмечает, что вслед за спросом увеличилось и предложение: некоторые юрфирмы демпингуют, стремясь заполучить перспективного клиента. К тому же в интернете много предложений типа «готовый офшор в Гонконге» за 1000 евро». Так что офшорная миграция доступна бизнесу любого уровня.

При этом крупные российские холдинги, за которыми стоят миллиардные активы, переезжают не только в Гонконг или ОАЭ. Кто-то всё же решился вернуться на родину, в созданные для избалованных офшорными льготами толстосумов специальные административные районы (САРы). В России их два – в Калининграде на острове Октябрьский и во Владивостоке на острове Русский. В прошлом году российские власти упростили регистрацию для желающих «прописаться». «В 2022 году этот вариант стал актуальным для многих крупных компаний с российскими корнями, после того как ЕС заблокировал любые дивидендные переводы российских компаний через свои банки. Одной из первых «под раздачу» тогда попала TCS Group (Тинькофф)», – говорит Илья Мерзляков. По словам юриста, САРы привлекательны в первую очередь для крупных публичных компаний, которым нужно проводить выплаты дивидендов. Из преимуществ можно выделить очень щадящий налоговый режим, который подразумевает значительное сокращение налогов на прибыль (в 3–4 раза), а налог на прибыль с дивидендов и вовсе может быть обнулён. Кроме того, редомициляция в САР позволяет воссоздать классическую схему, по которой работают многие корпорации: верхняя компания находится в офшоре и управляется трастом, а основная структура – вне офшора, заключает юрист. В итоге получается схема, которая обеспечивает анонимность владения активами и возможность легко выводить полученные дивиденды из страны.

На местах


Если за 2021 год в калининградском САРе было зарегистрировано 24 компании, то за 2022-й – уже 70. С начала этого года реестр резидентов пополнился ещё на 40 пунктов. Хотя приживаются в «русском офшоре» не все: в этом году ушли три компании, в прошлом – две.

К моменту создания САРа остров Октябрьский представлял собой пустынное болото. Самым заметным сооружением на нём к тому времени был стадион, построенный к чемпионату мира 2018 года. Спортивный объект стал «якорем» и для «русского офшора»: именно под его трибунами получают юридические адреса большинство компаний-резидентов САРа. При этом сдающий миллиардерам квадратные метры стадион всё равно остаётся убыточным и финансируется из бюджета. Впрочем, Калининград всё же получил финансовый бонус от создания САРа. В прошлом году налоговый прирост составил 1 млрд 419 млн рублей за счёт НДФЛ, собранного с резидентов САРа. Для сравнения: городской бюджет составляет 15–20 миллиардов.

Позволят ли деньги бизнес-возвращенцев превратить болотистый остров в обжитой деловой район? Считайте сами: комплексный план застройки Октябрьского оценивался в 61,7 млрд рублей.

Работников компаний из САРа местные также не воспринимают в качестве драйвера экономики. «Пока нельзя сказать, что САР создал много рабочих мест, но мы планируем, что их будет много», – рассказали «Нашей Версии» в администрации города. Ранее муниципалитет озвучивал плановую цифру – 18 тыс. человек. К слову, когда остров застроят, на нём смогут жить 30 тыс. человек (сейчас население Калининграда – почти 500 тыс. человек). «Наша Версия» запросила у Корпорации развития Калининградской области, которая курирует САР, информацию о числе работников компаний в «русском офшоре», о развитии смежного бизнеса и налоговых отчислениях, но в ответе было отказано.


Справка

Что скрывают за собой названия большинства компаний в реестре САРа – неизвестно. Но есть здесь и узнаваемые структуры. В калининградском САРе засветилась и вышла из него компания «Черкизово АЙПИ», как мы видим, связанная с известной «мясной» группой «Черкизово». В конце прошлого года с Кипра пришли ООО «Сбербанк Инвестментс Лимитед» и ООО «Сбербанк Файненс Лимитед». Последняя аффилирована с ООО «Десятая концессионная компания» – концессионером моста через Калининградский залив. Также в прошлом году в реестре САРа появилось ООО «Газпром интернэшнл лимитед» с уставным капиталом 118 млрд 391 млн рублей. С Кипра переехала ГК «Дамате», ведущий производитель мяса индейки в России.

В САРе на Русском сейчас числятся 48 компаний, 31 из которых пришла в этом году. Среди прописанных здесь юрлиц ещё до начала СВО были структуры, связанные с миллиардерами Владимиром Потаниным, Дмитрием Мазепиным, Андреем Мельниченко. Резиденты САРа обеспечивают около 64% налоговых поступлений Приморья.


Фото: Скандалы.ру

Сергей Слон

Оригинал материала: "Наша Версия"