Как живут под санкциями Абрамович, Фридман, Авен

Новости о жизни осевших на Западе российских миллиардеров приходят все реже. Одной из последних стало сообщение об отказе швейцарских властей в сохранении вида на жительство бизнесмену Андрею Мельниченко. Тема санкционных злоключений его коллег по очень большим деньгам – Михаила Фридмана, Петра Авена, Романа Абрамовича и других участников списка Forbes — превратилась в отдельный жанр и благодатный материал для исследования психологами, историками, социологами, политологами, страноведами.

Что их всех объединяет? В основном два обстоятельства: во-первых, наложенные на эту группу людей персональные санкции Евросоюза, во-вторых, жестокий внутренний дискомфорт, ментальный разрыв между ожиданиями и реальностью.

Суть санкций лаконично выразил (в интервью швейцарскому изданию Die Weltwoche) Андрей Мельниченко, основатель международного производителя удобрений «Еврохим» и угольно-энергетической компании СУЭК: «Все личные и семейные счета заблокированы, личные активы и имущество семьи арестованы. Вокруг компаний, которые я основал, возникла большая юридическая неопределенность. Операции строго ограничены. Мне как физическому лицу не разрешен въезд в ЕС».

Первая группа российских «олигархов» (термин из текста официального решения ЕС) подверглась гонениям в конце зимы 2022 года. 28 февраля Брюссель внес в санкционный перечень 26 граждан РФ, включая совладельцев «Альфа-Групп» Михаила Фридмана и Петра Авена, проживавших на постоянной основе в Лондоне.

В самом общем виде ограничительные меры запрещают европейским компаниям и банкам любую экономическую активность с подсанкционным лицом, а также принадлежащими ему бизнесами. Никакие средства и ресурсы не должны ему предоставляться, прямо или косвенно. Между тем, эти люди владеют не только многомиллиардными активами в России, но и долями в европейских компаниях.

Например, Фридман является одним из бенефициаров инвестиционного холдинга LetterOne, зарегистрированного в Люксембурге. Соответственно, случившееся стало шоком не только для фигурантов санкционного списка. Тех, кто (по определению еврочиновников) «входит в ближайший круг Владимира Путина и поддерживает военную спецоперацию».

«Банки испугались. Они обращались с нами так, как обращаются с прокаженным. Ни одно правительство не знало, что делать. Поставщики и клиенты тоже были в замешательстве. Таких масштабных санкций еще не было в истории Европы», — рассказывает Андрей Мельниченко.

Между тем, тучи, породившие «гром среди ясного неба», сгущались не один год, просто СВО стала очевидным триггером. И речь далеко не только о мерах со стороны Евросоюза.

Михаил Фридман: «Может быть, мне стоит убирать дом самому»

У Фридмана и раньше были неприятности с британскими властями. Еще в 2015 году, когда бизнесмен получил статус резидента Соединенного Королевства (лица, прожившего более 183 дней в течение одного налогового года), у правительства возникли сомнения в законности владения им энергетической компанией Dea, которую приобрели Фридман и его бизнес-партнер Герман Хан. А в феврале 2022-го Лондон создал правовую базу для санкций, позволяющих замораживать активы российского бизнеса и изымать собственность тех предпринимателей, кто натурализовался в Великобритании.

Фридман на тот момент стабильно входил в топ-20 местных богачей (11-е место в рейтинге The Sunday Times). В 2016 году председатель наблюдательного совета «Альфа Групп» приобрел за 65 млн фунтов стерлингов (около $80 млн) особняк Атлон-хаус в лондонском районе Хайгейт.

25 февраля 2022 года Фридман разослал сотрудникам LetterOne частное письмо с оценкой событий на Украине, которые назвал «трагедией» для обеих сторон конфликта.

«Я родился в Западной Украине и жил там до 17 лет, — заметил он. — Мои родители — граждане Украины и живут во Львове, моем любимом городе. Но также я провел большую часть моей жизни как гражданин России, создавая и развивая бизнес…

Я не делаю политических заявлений. Я бизнесмен, несущий ответственность перед тысячами сотрудников в России и Украине. Но я убежден, что (конфликт) никогда не может быть решением».

Послание стало достоянием гласности вопреки воле автора. Газета Financial Times отозвалась о Михаиле Фридмане как о первом предпринимателе из РФ, высказавшемся против конфликта.

26 февраля другой российский миллиардер Роман Абрамович заявил о передаче контроля над его футбольным клубом Chelsea попечителям благотворительного фонда команды. Но события на Украине не прокомментировал. Ну а дальше пошло-поехало.

В марте 2022-го Фридман заявил Bloomberg, что «несправедливые» и «необоснованные» санкции ЕС фактически заморозили доступ к его личному состоянию в $11,8 млрд, и что он никак не может повлиять на Кремль (чтобы тот прекратил СВО). Кроме того, бизнесмен пожаловался на катастрофическую нехватку средств, не позволяющую расплачиваться с прислугой: «Может быть, мне стоит убирать дом самому. Это нормально. В студенчестве я жил в маленькой комнате общежития еще с четырьмя мужчинами. Но спустя 35 лет это неожиданно».

В конечном итоге «человек мира» Фридман оказался под санкциями коллективного Запада — ЕС, Великобритании, Канады, Швейцарии, Австралии и Новой Зеландии.

Кульминацией его мытарств стало задержание в декабре 2022-го cотрудниками британского Национального агентства по борьбе с преступностью (NCA). В операции в особняке Атлон-хаус участвовало более 50 сотрудников полиции, по окончании обыска были изъяты цифровые устройства и внушительная сумма наличных.

Предпринимателя (вскоре отпущенного под залог) заподозрили в отмывании денег, заговоре с целью обмана Министерства внутренних дел и нарушении санкционного режима, в частности, установленного Лондоном лимита на расходы в 2,5 тысячи фунтов в месяц. Формально владея огромным капиталом, на деле Фридман не может им воспользоваться и вынужден постоянно пребывать в унизительном для себя статусе социально-политического изгоя и «плохого парня».

Петр Авен: 70 000 долларов на повседневные траты

Если говорить о чисто финансовом аспекте всей истории, то значительно больше повезло Петру Авену, партнеру Фридмана по «Альфа-Групп». В марте 2022 года Лондон ввел против него аналогичные персональные санкции, признав «прокремлевским олигархом» и позволив тратить не более 2,5 тысяч фунтов в месяц. Но уже в июле местный суд смягчил ограничения, чтобы бизнесмен мог оплачивать расходы на безопасность, погашать «неотложные долги» и содержать свои особняки в Лондоне и Суррее.

В октябре британский Минфин согласился разблокировать наличные на общую сумму 1,16 млн фунтов стерлингов со связанных счетов Авена, плюс, тому ежемесячно выделяют 60 тысяч фунтов (почти $70 тысяч) на повседневные траты. Среди прочего, деньги понадобились на оплату учебы одного из детей предпринимателя в частной школе.

Тем временем, как пишет The Telegraph, Авен, обладатель арт-коллекции стоимостью 300 млн фунтов стерлингов, по-прежнему является объектом расследования NCA – по подозрению в нарушении международных санкций. В марте 2022-го миллиардер дал пронзительное интервью Financial Times, в котором обозначил свои планы остаться в Лондоне и оспорить ограничения в суде. В этом смысле он показал себя человеком более волевым и креативным, нежели Фридман, хотя во многом повторил откровения последнего в беседе с Bloomberg.

«Наш бизнес разрушен. Все, что мы строили 30 лет, теперь в руинах… Разрешат ли мне теперь нанимать уборщицу или водителя? Я ведь не умею водить сам… Может, будет водить моя падчерица? Мы не знаем, как выжить», — рассуждал Авен, сидя за столом с фруктами, в двухэтажной кухне своей элитной квартиры в лондонском районе Сент Джеймс.

В том же интервью FT банкир выразил сочувствие народу Украины и не согласился с тем, что близок с Путиным: «Это очень странно – попасть под санкции исключительно из-за того, что ты виделся с президентом. Происходящее сейчас находится за гранью моего понимания. Мы старались оставаться вне политики. На встречах с Путиным я представлял «Альфа-Групп», а не себя самого. Чтобы вести бизнес в России, в любом случае необходим контакт с главой государства».

В британских реалиях Авена явно выручили его адвокаты: их попытки добиться полной разморозки счетов предпринимателя принесли свои плоды, Лондонский суд счел доводы юристов разумными. Что касается европейских санкций, оспорить их было априори бессмысленно: это безуспешно попытались сделать около 30 состоятельных россиян, которые, по твердому убеждению Брюсселя, «извлекали выгоду из своих связей во власти». Чуда не произошло ни разу.

Роман Абрамович: курс на восток

Самому известному на туманном Альбионе российскому миллиардеру не помогло его активное посредничество в переговорном процессе между Россией и Украиной. Хотя во многом благодаря усилиям Абрамовича был произведен обмен пленными (в том числе отпущены и британские наемники), никаких послаблений по санкциям (со стороны Великобритании, Евросоюза и Канады) это не принесло.

Столкнувшись ровно с теми же персональными ограничениями, что были наложены на Фридмана, Авена и других «близких к Кремлю российских олигархов», Абрамович в прямом смысле слова взял курс на Восток. Еще в августе 2022 года принадлежащие ему 55-метровая яхта Halo и судно поддержки Garcon стали на якорь в прибрежном районе Эгейского моря Гечек, где с начала действия санкций находились две мегаяхты бывшего владельца Chelsea — 140-метровая Solaris и 160-метровая Eclipse.

Таким образом, у берегов Турции собрался почти весь «флот Абрамовича» стоимостью $1,2 млрд. Здесь бизнесмену не грозит конфискация его судов: в апреле ее предложили Великобритании власти Антигуа и Барбуда, островного государства в Карибском море, где тогда пришвартовались Halo и Garcon. Согласно местным законам, имущество не может быть арестовано, если человек не совершил преступление в стране. В июле оба судна покинули воды Антигуа и Барбуда.

В декабре Абрамович арендовал особняк в Стамбуле на берегу Босфора с ежемесячной арендной платой в $50 тысяч. Здание построено около 50 лет назад и имеет собственный причал.

Денег на такого рода вещи бизнесмену хватит надолго, но его общее финансовое состояние уже не то, что прежде: по данным Bloomberg, в 2022 году оно сократилось более чем вдвое – с $18 млрд до $7,8 млрд. Абрамович потерял больше всех из примерно двух десятков российских миллиардеров из рейтинга Bloomberg Billionaires Index.

Вырученные им от продажи (в мае прошлого года) футбольного клуба Chelsea 2,3 млрд фунтов оказались в итоге на замороженном счете. И, хотя британские власти решили передать эти средства в фонд помощи Украине, дело так и не сдвинулось с мертвой точки – из-за одного только имени «Абрамович».

«Есть сложности и задержки, связанные с политическим одобрением как между Лондоном и ЕС, так и внутри Великобритании», — пояснил исполняющий обязанности гендиректора благотворительного фонда, бывший исполнительный директор Unicef UK Майк Пенроуз. По его словам, предстоит преодолеть несколько препятствий, прежде чем Киев получит какие-либо деньги, и когда это произойдет — неясно. Тут не приходится сомневаться в одном: если бы речь шла о средствах (условно) Билла Гейтса, а не «российского олигарха», никаких проблем бы не возникло.

Андрей Мельниченко: «Вы теперь злодей — и все»

«Черты произвола, достойного пера Кафки» — так охарактеризовало историю Андрея Мельниченко швейцарское издание Die Weltwoche. Как пишет газета, обладатель состояния в $25,2 млрд, «спокойно живший в Швейцарии со своей семьей, неожиданно для себя попал под ограничения Евросоюза из-за плохо сфокусированной реакции Запада на российско-украинский конфликт». Затем правительство страны (Федеральный Совет) «скопировало» санкционный список ЕС, а швейцарский Секретариат по вопросам миграции отказался сохранить предпринимателю ВНЖ категории С (вид на жительство сроком на пять лет), под тем предлогом, что тот долгое время находился за пределами Швейцарии.

Адвокаты бизнесмена оспорили постановление в суде, заметив, что оно «основано на неверном и неполном установлении юридически значимых фактов, вынесено с нарушением федерального закона и, следовательно, является недействительным».

По словам пиар-директора Мельниченко Александра Бырихина, швейцарским властям хорошо известно, что с марта 2022 года предприниматель «и не мог проживать в стране» из-за европейского запрета на въезд в нее и включения в соответствующие списки стран Шенгенского соглашения.

Между тем, за день до попадания в европейский санкционный перечень миллиардер покинул совет директоров компаний «Еврохим» и СУЭК, и перестал быть их бенефициаром. В апреле 2023-го он заявил о планах вернуть себе контроль над этими активами, один из которых (СУЭК) входит в число ведущих угледобывающих и энергетических компаний мира.

В Швейцарии Мельниченко обосновался с домочадцами еще в 2009 году. Она, по его словам, «выглядела как чрезвычайная благоприятная для бизнеса страна», отличавшаяся гарантией частной собственности, демократией и свободой.

«Все понятно и размеренно: просто соблюдай законы и плати налоги… А когда наступил кризис, стало абсолютно ясно, что, если общественность и политики не знают, кто вы такой, они будут рисовать ваш образ с помощью стереотипов», — рассказал Мельниченко Die Weltwoche.

«Думал ли я, что в Швейцарии, стране с многовековой традицией нейтралитета, на меня будут смотреть как на якобы доверенное лицо президента России? – поделился он с газетой своим криком души. – Официальный Вестник ЕС просто пишет, что вы теперь злодей — и всё.

Понятно, что целью экономических санкций является оказание давления на политический режим другого государства. Однако непонятно, как блокировка моих активов в ЕС и Швейцарии или разрушение очень сложных экономических механизмов, выстроенных мной за последние 30 лет, могут помочь в достижении этих целей. Это просто абсурд…

В законодательстве Евросоюза сказано, что санкции – это ограничительная мера, а не наказание. Это неправда. Вас лишают права собственности, лишают свободы передвижения».

Бизнесмен напомнил также, что Брюссель наложил персональные санкции на его жену Сандру Николич, которая, во-первых, является гражданкой Хорватии (а значит, ЕС), во-вторых, никак не участвует в его предпринимательской деятельности.

«В общем, Европа больше не может считаться безопасным местом для иностранцев, — подвел черту под своим персональным опытом Мельниченко. — Здесь вы можете стать объектом преследования из-за своих успехов в бизнесе и своей национальности».

Жестокий урок

Что же, жестокий урок. Российским фигурантам списка Forbes, которые некогда сделали ставку на стандарты западной цивилизации, придется навсегда осознать: по отношении к ним, «олигархам из ближнего круга Путина», эти стандарты больше не действуют.

Но возникает вопрос – как жить дальше в Британии или Швейцарии, если ты – заведомо «плохой парень», пусть и встроенный в местный уклад? Как жить, если в любой момент, буквально одним щелчком пальцев, тебя могут лишить денег, ценных бумаг, недвижимости, превратив в бесполезного, вынужденного унижаться перед властями рантье? Это ведь уже никакое не пристанище, не «тихая гавань», а та земля необетованная, что горит под ногами.

«У каждого из этих «ребят» своя особая история отношений с той или иной страной пребывания, — говорит ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. – Роднят их именно персональные санкции, перевернувшие их жизнь и взорвавшие мозг.

Они вдруг поняли, что неприкасаемыми не являются, что огромные деньги в данном конкретном случае бесполезны. И это – урок для всех деловых кругов в России, перед которыми встает вопрос стратегического выбора, переориентации на дружественные юрисдикции.

Если хочешь заниматься большим бизнесом (который глобален по самой своей природе), добиваться на этом поприще успехов, не стоит намертво связывать себя только с одной стороной света – евроатлантическим регионом».

И речь не столько о текущих геополитических обстоятельствах, сколько о вещах вневременного характера. Разумеется, свои риски есть и в странах Большой Азии, например, те же риски вторичных санкций. Но, по крайней мере, с позиции элементарной личной безопасности и предсказуемости поведения (со стороны бизнес-партнеров и властей), выбор этот на сегодняшний выглядит явно более перспективным для российских предпринимателей, резюмирует Масленников.

Георгий Степанов

Оригинал материала: "Московский комсомолец"