Европа опасается расширять санкции против российских металлургов

На это есть ряд причин, одна из них – возможные социальные протесты, которые могут начаться в связи с увольнениями на подконтрольных российскому бизнесу предприятиях. Подобные случаи отмечены в Румынии и могут распространиться на другие страны. Уже введённые санкции оказались неэффективными: заставили российских металлургов продать лишь часть своих представительств, но остальные продолжают работать и приносить прибыль. И не только экономическую.

На прошлой неделе европейская ассоциация производителей стали EUROFER опубликовала отчёт, в котором говорится, что видимое потребление металлопродукции (учитывает результаты внешней торговли и рассчитывается как производство плюс импорт) сократилось в Европе в четвёртом квартале 2022 года на 19,3 процента. Оно достигло второго худшего после начала пандемии коронавируса показателя – 29,6 млн тонн.

По прогнозам EUROFER, в 2023-м падение видимого потребления стали продолжится. Однако увеличится на 0,6 процента производство с её использованием, а вслед за этим в 2024 году возможен рост и видимого потребления – на 5,4 процента.

На текущем снижении сказались энергетический кризис и конфликт на Украине.

Весной прошлого года страны ЕС ввели в отношении России санкции, которые коснулись широкого списка российской стальной металлопродукции. В результате ввоз стали в Евросоюз за 11 месяцев 2022 года, по данным EUROFER, сократился на 68 процентов.

В то же время, как писал «Октагон», говорить о значительном уменьшении общего экспорта металлопродукции не приходится. Согласно цифрам Федеральной таможенной службы, поставки из РФ выросли в 2022 году на 8,8 процента, отчасти благодаря переориентации на Восток, но анализ базы данных международной торговли ImportGenius показал, что речь может идти также о формировании новой логистики для обхода санкций.

Кроме того, у крупных отечественных предприятий имеется достаточно активов в Европе, через которые торговля продолжается. Трейдинговые дочерние компании, прописанные по большей части в Швейцарии, в 2022-м продолжали получать продукцию с российских заводов.

Под санкции попали не все; те же предприятия, которые столкнулись с ограничениями, вынуждены были сменить собственников. Но некоторые европейские активы остались у прежних владельцев.

Сделки с Западом

Представительства и предприятия в Европе в 2000–2010-х годах открывали многие российские промышленные холдинги и предприятия. Например, в Швейцарии обосновались «Русал», ЕВРАЗ, Трубная металлургическая компания (ТМК), «ЕвроХим» и «Акрон».

– Через представительства за рубежом удобно решать с западными банками вопросы финансирования инвестиционных проектов и договариваться с европейскими и международными трейдерами и конечными потребителями о поставках им продукции, – комментирует «Октагону» промышленный эксперт Леонид Хазанов.

Он также отмечает, что в нынешней ситуации зарубежные банки вряд ли осмелятся кредитовать российские компании, особенно если их бенефициары находятся под санкциями, но тема сбыта продукции остаётся актуальной. Поэтому российские производители продолжают работать через офисы в Европе.

Например, NLMK Trading SA, расположенное в швейцарском городе Парадизо трейдинговое подразделение группы НЛМК, крупнейшего российского производителя стали и проката, в 2022 году продолжало получать продукцию от Новолипецкого металлургического комбината. Поставки в августе доходили до 38 тыс. тонн за раз.

«Экспортный канал группы НЛМК, NLMK Trading SA, имеет широкую сеть продаж и присутствует на основных рынках, включая Европу, БВСА, страны Персидского залива, Азию и Америку. Объём реализованной продукции в 2020 году составил 9 млн тонн: 70 процентов – плоский, 30 процентов – сортовой, включая полуфабрикаты», – говорится на сайте NLMK Trading SA.

RTI Limited, расположенная на Нормандских островах Великобритании дочерняя компания «Русала», закупала алюминиевые сплавы, нелегированный алюминий и кристаллический кремний у АО «Русал Саяногорский алюминиевый завод».

В августе разовые поставки достигали 2,5 тыс. тонн.

Зарегистрированная в Женеве TMK Global SA, в 2022 году ещё входившая в группу Трубной металлургической компании, получала разово до 900 тонн стальных бесшовных труб от Таганрогского металлургического завода – предприятия ТМК. TMK Global учреждена в 2005 году и являлась официальным дистрибьютором ТМК в странах дальнего зарубежья.

Поставки в Европу продолжил и Омутнинский металлургический завод – один из крупнейших в мире производителей стальных фасонных профилей высокой точности. Завод, занимающий лидирующие позиции среди предприятий чёрной металлургии России и Европы, направлял продукцию дочерней компании VOL-Stahl GmbH, зарегистрированной в Дрездене.

Стоит отметить, что власти Европейского союза в прошлом году ввели запрет на импорт многих видов стальных полуфабрикатов, не затронув цветную металлопродукцию.

Также был установлен ряд исключений: под эмбарго не попала стальная заготовка, отгружаемая НЛМК на её европейские предприятия.

При этом поставки всех перечисленных предприятий европейским дочерним фирмам сократились по сравнению с 2021 годом и в ближайшее время, вероятно, останутся в прежних сокращённых объёмах. Возросли лишь поставки дочерней TMK Global SA – до 2022 года их практически не было.

Из-за введённых избирательных санкций российским компаниям и холдингам пришлось пересмотреть каналы поставок и произвести частичную трансформацию своих групп.

Дочернее лобби и продажи активов

В середине декабря 2022 года СМИ впервые обратили внимание на то, что из списка аффилированных лиц ТМК исчезли несколько европейских дочерних компаний. В январе одна из бывших «дочек» подтвердила продажу активов: два завода в Румынии и их сбытовые подразделения перешли сербской инвестиционной компании Hefestos Capital. Сумма сделки не разглашалась. В 2023 году в коммерческом реестре Швейцарии также появилось сообщение о смене устава, имени и адреса регистрации TMK Global SA – она получило новое название Hefestos SPS SA.

Основанием стали ограничения, которые Национальное агентство налоговой администрации Румынии наложило на дочерние фирмы Трубной металлургической компании: TMK Artrom, TMK Assets SRL и TMK Europe GmbH. Их финансовые ресурсы были заморожены из-за санкций против экс-владельца ТМК Дмитрия Пумпянского, что коснулось и зарплат рабочих, спровоцировав протесты. В итоге Пумпянский вышел из состава совета директоров и бенефициаров компании, но это не дало результата и, по всей видимости, привело к решению о продаже активов.

Леонид Хазанов считает, что примеру ТМК могут последовать и другие промышленные компании. Например, группа НЛМК, до сих пор не попавшая под санкции, судя по всему, из-за наличия нескольких металлургических заводов в ЕС и возможных массовых протестов в случае их введения.

– Тем не менее риск установления санкций всё-таки сохраняется. Поэтому можно предположить наличие переговоров российских игроков с потенциальными покупателями их европейских активов. Также не стоит сбрасывать со счетов, что в очередной пакет санкций Европейского союза могут попасть их местные «дочки», – говорит собеседник издания.

Кроме того, на европейский рынок в целом влияет политическое давление и напряжённая международная обстановка – многие зарубежные партнёры даже при отсутствии реальных ограничений воспринимают российское как санкционное и опасное. Поэтому в ближайшее время можно ожидать перерегистрации российских «дочек» на новых владельцев и под новыми именами.

Анна Котолуп

Оригинал материала: "Октагон"