Китайские банки вышли на первое место в мире

На мировом финансовом рынке в прошедшем году случилась революция, которой за пределами узкопрофессионального сообщества уделяли недостаточно внимания. Новым центром IPO — первичных размещений акций на биржах — стал Китай. Особенности национального законодательства и геополитическая ситуация в мире обеспечили местным банкам рекордные заработки и позволили вытеснить западных конкурентов с первых строк рейтингов. Негостеприимностью соседа пользуется Индия, в 2022-м приютившая крупнейшие финансовые институты мира.

Правда, упор в этой стране был сделан не на IPO, а на сделки по слиянию и поглощению. Тем не менее специалисты говорят о тектоническом сдвиге в мире больших денег и рекордных инвестиций.

Вытеснили

Лидером на глобальном рынке по итогам 2022 года стал крупнейший китайский инвестбанк CITIC Securities — дочерняя структура инвестиционной госкорпорации CITIC, основанной в 1979 году по инициативе реформатора и рыночника Дэн Сяопина, фактически руководившего государством. CITIC Securities выступила андеррайтером в сделках на общую сумму 18,6 миллиарда долларов. На втором месте еще один китайский банк — China International Capital Corp. (принадлежит суверенному фонду Central Huijin Investment) с результатом 10,4 миллиарда долларов. Лучший западный игрок — американская Citigroup — расположилась лишь на третьем месте. На ее счету в уходящем году участие в размещениях на 7,6 миллиарда долларов.

Функции андеррайтера сводятся к организации размещения выпуска ценных бумаг на бирже. Обычно они задействуются при продаже акций и облигаций (как корпоративных, так и государственных). При этом в законодательстве многих стран, включая Россию, прописана роль отдельного участника процесса, который так и называется — организатор выпуска ценных бумаг. Его задача — поиск подходящего андеррайтера, но обычно эмитенты обходятся без него.

Фото: Xu Jingbo / ZumaPress / Globallookpress.com

Андеррайтеры обсуждают с эмитентами приемлемые параметры сделки: сумму, которую планируется привлечь, размер купона и номинала (в случае облигаций), предварительный ценовой коридор. Затем они договариваются с биржами (необходимо убедиться, что клиент соблюдает все требования площадки и регуляторов), готовят проспект эмиссии — документ, в котором раскрывается вся необходимая информация о компании и ее ценных бумагах, которые планируется предложить инвесторам. В проспекте отражаются не только преимущества и достоинства эмитента, но и факторы риска, которые могут отразиться на покупателях, например угроза неблагоприятного развития бизнеса и финансовых потерь. Так эмитент демонстрирует открытость и прозрачность.

Когда все параметры выпуска согласованы, андеррайтер приступает к поиску потенциальных инвесторов. В профессиональной терминологии это называется подписывать на выпуск (отсюда и англоязычное название — undewriter). В первую очередь бумаги предлагаются действующим клиентам, поэтому востребованными андеррайтерами, как правило, выступают крупные банки и инвесткомпании, обладающие обширной базой и собственными брокерскими подразделениями. Предложениям направляются как частным, так и институциональным инвесторам (фондам, страховщикам, другим банкам). По мере того как число заинтересовавшихся и подписавшихся на размещение растет, определяется точная цена лота и одной бумаги, а заодно и общая оценка компании. Чем выше спрос, тем дороже покупателям обойдутся акции или облигации и тем больше сможет привлечь эмитент.

Технически андеррайтер выступает первым покупателем выпуска, а затем перепродает его заранее отобранным инвесторам и всем желающим. Но отступать от заранее определенной цены он не вправе. Его основной доход приносит комиссия от эмитента. Если андеррайтер считает его бумаги перспективными и способными принести заработок при дальнейшей перепродаже, он может оставить часть выпуска себе. Но лишь в заранее оговоренных пределах — ведь эмитент заинтересован в том, чтобы бумаги активно обращались на бирже и сохраняли ликвидность. С этой целью он может нанимать маркетмейкеров — специальных участников торгов, за плату выставляющих заявки на покупку и продажу и обязующихся выполнять их при наличии спроса.

Выходят в люди

Десятилетиями мировым центром IPO, а значит и андеррайтинга, оставались США. Местные компании активно выходили на биржи, чтобы привлекать финансирование, получать более объективную оценку, улучшать репутацию. Собственники и основатели получали возможность избавиться от своих пакетов и монетизировать первоначальные инвестиции.

Американские площадки годами пользовались успехом и у зарубежных фирм, в том числе российских

На NASDAQ до недавнего времени торговались акции «Яндекса», HeadHunter и разработчика игр с российскими корнями Nexters, депозитарные расписки (ценные бумаги, удостоверяющие право собственности держателя на акции иностранной компании) Qiwi и Ozon, на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE) — расписки «Мечела», МТС, ЦИАНа. За пределами США наибольшей популярностью традиционно пользовался Лондон и расположенная там биржа LSE. Из российских компаний акции там размещала головная структура «Тинькофф Банка» — TCS Group, расписки — Mail.ru Group (нынешняя VK), X5 Group (владелец «Перекрестка» и «Пятерочки»), «Газпром»«Лукойл» и многие другие.

Некоторые предпочитали выходить на биржи Германии и Сингапура. После начала спецоперации зарубежные площадки остановили торги российскими бумагами, а вскоре Госдума приняла закон, запрещающий размещение и оборот за границей расписок отечественных фирм. Тех, кто выходит на иностранные биржи с акциями, запрет не коснется — тем более все они имеют зарегистрированные за пределами России головные структуры.

Западные биржи пользовались популярностью и у китайских компаний. Листинг на них повышал престиж, узнаваемость за пределами родины, позволял обходить часть строгих ограничений домашних регуляторов. Подавляющее большинство фирм выбирали США. Среди них интернет-гиганты Alibaba Group, JD.com и Tencent, производитель электромобилей Li Auto, интернет-поисковик Baidu, телекоммуникационные China Mobile и China Telecom, авиакомпании China Soutern Airlines и China Eastern Airlines.

Опомнились

Проблемы начались во время президентства Дональда Трампа. Под конец своего единственного срока его администрация разработала закон о привлечении иностранных компаний к ответственности. Он запрещает торги на местных биржах акциями эмитентов, которые не могут быть проверены американскими регуляторами бухгалтерского учета в течение трех лет подряд. Вскоре появился черный список компаний, которые рискуют попасть под ограничения, в него вошли несколько сотен фирм, в том числе Alibaba Group.

В августе нынешнего года пять крупных китайских госкомпаний добровольно прошли процедуру делистинга. Исключить свои акции из котировальных списков американских площадок решили нефтяные и нефтехимические PetroChina Co., China Petroleum & Chemical Corp., Sinopec Shanghai Petrochemical Co., страховая China Life Insurance Co. и производитель алюминия Aluminum Corp. of China. Вероятно, они предпочли не дожидаться принудительного изгнания по новым правилам, хотя китайские власти утверждали, что все ушедшие компании строго соблюдали все требования и нормы и руководствовались иными соображениями.

Впрочем, Пекину такое решение сыграло лишь на руку. Последние несколько лет он борется с чрезмерной международной экспансией своего бизнеса, полагая, что тот уделяет недостаточно внимания интересам родины и развитию национальной экономики. В конце 2020-го эта борьба вошла в острую фазу. Одним из самых громких ее проявлений стали репрессии в отношении цифровых компаний. Главная из них, Alibaba Group, столкнулась с многочисленными проверками, была обвинена в недобросовестных практиках и несоблюдении нормативов, выплатила многомиллиардный штраф, а ее финтех-«дочке» Ant Group запретили проводить запланированное IPO на Западе.

Давление оказывали и на крупнейший в Китае агрегатор такси Didi. В прошлом году он провел IPO на NYSE, проигнорировав предупреждения национальных регуляторов. Те были обеспокоены возможной утечкой данных 390 миллионов клиентов. В отношении компании провели тщательную проверку и даже на время запретили привлекать новых пользователей — приложение Didi несколько дней было недоступно для скачивания. После непродолжительного разбирательства компания приняла решение самостоятельно уйти с биржи, куда вышла всего несколькими месяцами ранее, через процедуру делистинга. Сейчас бумаги Didi можно купить лишь на внебиржевом рынке США, в планах агрегатора выйти на Гонконгскую биржу.

Нашли замену

И он не одинок в своем намерении. Еще в 2021 году крупнейшие андеррайтеры начали предлагать клиентам рассмотреть вариант с заменой западной площадки на Гонконгскую. Последняя традиционно имеет особый статус, позволяющий ей, с одной стороны привлекать международных инвесторов, а с другой, служить для компаний из материковой части Китая окном в мир. Специальный административный район КНР даже после формального возвращения в юрисдикцию Пекина сохранял значительную степень автономности, в том числе в экономике, что позволило ему стать одним из мировых финансовых центров.

Репрессивный китайский закон о национальной безопасности, принятый после масштабных протестов трехлетней давности, оттолкнул некоторых инвесторов, но пока не привел к кардинальному изменению ситуации. Гонконгская биржа по примеру ведущих мировых площадок предъявляет к желающим провести размещения жесткие требования, в том числе по минимальному уровню прибыли и рентабельности. При этом власти Китая считают ее своей и не чинят препятствий эмитентам.

Если в 2021-м инвестбанки ограничивались рекомендациями, то в прошлом году Гонконг стал одним из мировых лидеров по количеству проведенных IPO. Кроме него, популярностью пользовались биржи материкового Китая: Шанхайская и Шэньчжэньская. В то же время в США состоялось лишь одно размещение на сумму больше миллиарда долларов (отличилась инвесткомпания TPG), в то время как в Китае и Гонконге таких было более 10. Рекордный со времен глобального кризиса 2008-го спад на Западе (в качестве причин называются высокая инфляция и повышение процентных ставок) совпал с небывалым подъемом в Китае, где за год эмитенты смогли привлечь 93,8 миллиарда долларов, или 45 процентов от общемирового показателя.

Едва ли не более значимым оказалось то обстоятельство, что андеррайтерами по сделкам в Китае и Гонконге выступали местные банки. Помимо CITIC и China International Capital Corp., в первой десятке по объемам привлеченных за год для клиентов средств еще четыре китайских структуры, названия которых неизвестны широкой публике. Разбавить гегемонию смогли Citigroup, Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bank of America.

В 2022 году CITIC организовал IPO на 18,6 миллиарда долларов

Специалисты расходятся в прогнозах и не уверены, сохранится ли нынешняя тенденция надолго. В конце декабря в отношениях Пекина и Вашингтона случилась небольшая разрядка. Наблюдательный совет по финансовой отчетности публичных компаний (PCAOB) США отчитался об итогах проверки аудиторских заключений китайских компаний. Делегация ведомства, посетившая Китай, встретила полное содействие местных властей и корпораций и получила в свое распоряжение все необходимые документы. И хотя результаты проверки еще не опубликованы, новость была воспринята участниками рынка крайне позитивно. Многие из них теперь уверены, что массового делистинга в соответствии с новым американским законом удастся избежать, а значит, не исключено как минимум частичное возвращение китайских компаний к IPO в США.

Тем временем западные банки уже начали приспосабливаться к новым реалиям и искать альтернативные источники заработка в Азии

Найти их удалось в Индии, где финансовые институты США и Европы впервые получили больше комиссионных, чем в Китае, на смежном с IPO рынке слияний и поглощений (M&A) — 231 миллион долларов против 204 миллионов.