В России начался досрочный демографический кризис

Россия растеряла демографические достижения последних двух десятилетий. Пандемия, эмиграция и специальная военная операция (СВО) ускорили падение рождаемости до рекордных отметок. Свою роль сыграли и неверные расчёты депутатов, которые свели к нулю эффективность ранее принятых социальных программ. Федеральная власть готовит ряд серьёзных шагов. Однако преломить негативные тенденции одними решениями сверху будет не так просто.

О начале нового этапа борьбы за повышение рождаемости заявил на прошлой неделе в ходе заседания Совета по стратегическому развитию и национальным проектам президент Владимир Путин. Он поручил Правительству подготовить пакет мер для улучшения демографической ситуации в стране.

Уже известно, что в их число войдёт повышение размера пособия для беременных. С 1 января 2023 года появится единое ежемесячное пособие для нуждающихся семей с детьми. Сумма составит от 50 до 100 процентов от размера регионального прожитого минимума. Будет расширен доступ к льготной семейной ипотеке – она распространится на семьи с двумя детьми, где оба ребёнка не достигли 18 лет.

Эксперты считают, что этих решений может оказаться недостаточно. Они помогут в борьбе с бедностью, но для повышения рождаемости в текущих условиях нужны более активные шаги. Негативный тренд складывался десятилетиями и теперь, с учётом новых факторов, достиг критических параметров.

Падение с ускорением

До середины прошлого десятилетия население России стабильно росло. После провальных показателей 1999 года уровень рождаемости стабильно повышался – с 1,266 миллиона человек в 2000 году до максимума в новейшей истории страны – 1,94 миллиона человек в 2015 году. Этому в том числе способствовала реализация многочисленных социальных программ, главной из которых стала выплата материнского капитала.

Но за подъёмом последовал спад. Специалисты прогнозировали, что самым тяжёлым для России станет 2030 год. Такой вывод следовал из простых расчётов. Предыдущий минимум рождаемости пришёлся на 1999 год, средний возраст рождения первого ребёнка для женщины – 29–30 лет. Поэтому к началу следующего десятилетия число потенциальных матерей снизится до кризисного уровня.

Но пандемия и геополитические потрясения значительно ускорили падение на демографическое дно. В 2021 году рождаемость снизилась до 1,3 миллиона человек.

В январе – сентябре этого года в стране родились почти 985 тысяч детей, умерли 1,45 миллиона человек. В прошлом году оба показателя были выше: 1,05 миллиона человек против 1,73 миллиона. В результате с начала 2022 года численность населения России сократилась до 145,1 миллиона человек.

По мнению независимого демографа Алексея Ракши, в ближайшие пару лет падение уровня рождаемости продолжится. В 2023 году он снизится минимум на 10 процентов – до 1,1–1,2 миллиона человек. В 2024 году, полагает эксперт, показатель уменьшится ещё как минимум на 50 тысяч новорождённых. В результате он побьёт антирекорд 1999 года, когда родилось всего 1,214 миллиона человек.

– Ниже 1 миллиона пока не проваливаемся, но приближаемся к этому уровню. Женщин, которые могли бы потенциально стать матерями, каждый год становится меньше на 2,5–3 процента. Минимум их числа придётся на 2030–2031 годы, поэтому в ближайшие годы нас точно не ждёт никакое увеличение числа родившихся, – прокомментировал ситуацию «Октагону» Алексей Ракша.

Критические итоги 2022 года

Завершающийся год вобрал в себя целый комплекс факторов, ударивших по демографии в России. Сперва это были известия об очередной волне COVID-19 и связанной с ней вакцинации – многие граждане испугались и «решили повременить с зачатием», говорит Алексей Ракша.

Затем началась спецоперация. О её влиянии на рождаемость можно будет судить после появления официальных данных на 15 ноября. В этот день закончился срок беременности женщин, зачавших детей в день начала СВО. Необходимая общероссийская статистика появится с большой задержкой. Единственный субъект РФ, который ежедневно публикует данные о родившихся и умерших, – Бурятия. По его сведениям, уже можно наблюдать провал, «хотя и небольшой», что может быть связано со спецификой региона, отмечает эксперт.

Ещё более негативным фактором, по словам Алексея Ракши, стала мобилизация. Она повлияла на ситуацию в психологическом плане и привела к массовому отъезду мужчин: около 150 тысяч человек весной и от 300 до 500 тысяч осенью покинули страну.

С началом спецоперации был связан и скачок инфляции, когда практически одномоментно цены выросли на 10 процентов, а доходы населения остались прежними.

– По статистике мы видим падение потребления – граждане стали экономить, а это показатель ожиданий худшего, что плохо сказывается на рождаемости. Экономика сильнее всего отражается на рождении вторых и третьих детей, так что по этому параметру можно ждать дополнительного спада из-за инфляции, – пояснил Алексей Ракша.

Эксперт также обратил внимание на проблемы с господдержкой. В частности, на то, что программу ипотечных выплат в размере 450 тыс. рублей для родивших третьего и последующих детей не продлили вовремя.

– Продлили её только в июне, значит, в январе-феврале нас ждёт достаточно существенный провал в рождении третьих детей. То же самое будет по семейной ипотеке, которую также не продлили вовремя: в начале следующего года мы увидим результаты дополнительного негативного влияния на рождение первых детей, – прокомментировал демограф.

Чем больше первых детей, тем меньше вторых

Самым негативным фактором, который уже отразился на демографической ситуации и продолжит сказываться на рождаемости, стал перенос материнского капитала со второго ребёнка на первого. По мнению Алексея Ракши, главная проблема воспроизводства населения в России – низкий уровень рождаемости вторых и третьих детей. В предыдущие годы маткапитал стал самым эффективным инструментом борьбы с демографическим кризисом. Изменение же меры поддержки не привело к увеличению рождаемости первого ребёнка в семье, зато негативно сказалось на появлении второго и третьего ребёнка.

– Если ошибочно перенесли маткапитал на первого ребёнка, его нельзя уже забирать обратно. Теперь придётся вводить заново безусловный маткапитал: на второго ребёнка – миллион, на третьего – полтора миллиона рублей. Тогда рождаемость вырастет до 15 процентов и будет сохраняться на повышенном уровне всё время, пока будут действовать маткапиталы, – полагает эксперт.

Демограф также отмечает, что необходимо расширить сферу применения маткапитала. Он должен распространяться на покупку недвижимости на первичном и вторичном рынке (как в случае использования ипотеки, так и без неё), а также, возможно, на капремонт и приобретение земли.

Ранее анонсированные меры поддержки семьи Алексей Ракша считает «правильными и хорошими», но не влияющими на рождаемость. Например, повышение размера выплат беременным, единые пособия воспринимаются населением как помощь и поддержка, но не стимул.

– Такие меры хороши, когда ситуация стабильна и люди знают, что в ближайшие 20 лет эти пособия сохранятся, – тогда это может повышать рождаемость. Но если мы не знаем, что будет через год, то меры в виде ежемесячных растянутых пособий не влияют на рождаемость, только увеличивают число разводов, – убеждён собеседник издания.

По его мнению, мотиватором могут быть крупные единоразовые выплаты начиная со второго ребёнка, которые в основном направляются на товары инвестиционного характера: дома, автомобили, землю, пенсию матери. А пособия по нуждаемости – это социальная поддержка, которая снижает уровень бедности, но никак не влияет на рождаемость.

Пустеющий Дальний Восток

Одна из наиболее проблемных в демографическом плане территорий России – Дальневосточный федеральный округ. Дальневосточные регионы занимают 40,6 процента площади страны, при этом их население составляет всего 5,6 процента от общей численности россиян. В подавляющем большинстве регионов ДФО демографическая обстановка с каждым годом становится лишь хуже, что противоречит федеральным задачам и декларируемому «развороту на восток».

Среди регионов с наиболее стремительной убылью населения следует выделить Магаданскую область. Численность её жителей упала с 550 тысяч человек в 1987 году до 200 тысяч к концу 1990-х, и тенденция к спаду продолжает наблюдаться. В 2021 году осталось всего 136 тысяч колымчан, что в четыре раза меньше пикового показателя в истории региона. Прогнозы на этот год ещё более неутешительные.

– Пока цифры на конец года ещё не готовы. Есть цифры на сентябрь, там естественная убыль населения составила 391 человек. Есть уезжающие, это ещё примерно минус 600 человек. Итого тысяча. Это до мобилизации. А на конец года ситуация станет ещё печальнее, когда будут подсчитаны потери вместе с волной эмиграции. Людей не хватает. Сохраняется нехватка кадров в госучреждениях – среди врачей, учителей, в силовых структурах, – поделился с «Октагоном» главный редактор магаданского издания «Весьма» Андрей Гришин.

На Чукотке в 1990 году жили 162,1 тысячи граждан, а теперь – всего 47 тысяч человек. На Камчатке число жителей в 2021 году упало до 291,7 тысячи человек при 478 тысячах жителей в лучшие годы. Не настолько резкое, однако устойчивое снижение наблюдается в ЕАО, Приамурье и Хабаровском крае.

По словам сенатора от Хабаровского края Сергея Безденежных, люди бегут с Дальнего Востока прежде всего из материальных соображений: на краю страны уровень зарплат не соответствует ценам, а уровень жизни гораздо ниже, чем в других регионах.

– Ситуация не совсем хорошая с 90-х годов. У нас очень дорого жить, климат суровый, и при этом люди не имеют того, что имеют в центральной части страны. Жители Дальнего Востока в основе своей питаются китайскими овощами. Цены на продукты, плата за ЖКХ здесь выше. В период с 2010 по 2020 год был предпринят ряд шагов, зашли большие компании, как, например, «Полиметалл», который много делает для Амурска, исполняет свои социальные гарантии. Но этого мало, – делится Безденежных.

Отдельно сенатор отмечает проблемы в здравоохранении, образовании и многих других сферах. В сёлах не хватает лекарств, учителей и участковых, заявляет Безденежных. Есть и трудности в сфере ЖКХ.

– Многих специалистов не хватает. И я выступал за то, чтобы осторожнее относиться к мобилизации на Дальнем Востоке, потому что здесь можно что-то непоправимое организовать, что потом ударит по жизнедеятельности. Людей мало. Один кадр убери – и всё пойдет кувырком. Мы не имеем права как государство оголять Дальний Восток, какой бы стабильной ситуация ни казалась, – заключает Сергей Безденежных.

На территории Дальнего Востока реализуются программы «Дальневосточный гектар» и «Дальневосточная ипотека», которые должны поспособствовать улучшению демографической ситуации. Многие эксперты отмечают их позитивное влияние, однако даже с их помощью переломить ситуацию не удалось.

Из мечтаний в реальность

Власти видят «базовый ответ на демографические вызовы» в увеличении числа многодетных семей. Ещё в мае этого года Владимир Путин говорил о том, что многодетная семья должна утвердиться как важнейший приоритет для государства, и напоминал, что она всегда была традиционна для России.

«Нам хорошо известно, что <…> это историческая традиция, и нужно эту традицию возвращать», – заявлял президент.

Во многом благодаря существованию многодетных семей до сих пор растёт численность населения в таких странах-лидерах, как Нигерия, Эфиопия, Филиппины и Индия. Последняя в следующем году, по прогнозам, обойдёт Китай по числу проживающих в ней людей. Некоторые демографы ожидают, что на восемь стран – лидеров по рождаемости к 2050 году придётся половина от общего прироста населения на Земле.

По словам Алексея Ракши, страны-лидеры – это те, что не до конца осуществили первый демографический переход. То есть там по-прежнему действует древний способ воспроизводства населения, когда одна женщина рожает шесть-восемь детей, половина из которых не доживает до взрослого состояния. Уровень смертности от инфекционных заболеваний и младенческой смертности в таких обществах очень высокий, зачатие не планируется заранее.

От такого типа воспроизводства все страны рано или поздно переходят к урбанизированному, когда семьи планируют рождение ребёнка, в них появляется от одного до трёх детей, но при этом младенческая смертность находится на низком уровне. Соответственно, традиция многодетных семей когда-то существовала во всех странах и не является уникальной для России. Постепенно она уходила в прошлое.

– В России уровень многодетности сперва упал в 10–30 раз, затем за последние 15 лет вырос почти в два раза, что неплохо. Во многом благодаря маткапиталу, пока он распространялся на второго ребёнка, – заметил Алексей Ракша.

По убеждению демографа, вернуться на тот уровень многодетности, что был в стране 100 лет назад, невозможно. Необходимо думать о том, что можно сделать в текущих условиях, а не мечтать о былых временах, «когда до возраста 20 лет не доживала половина детей».

Анна Котолуп, Анастасия Ярошенко

Оригинал материала: "Октагон"