Российская угледобыча считает потери

С 10 августа в силу вступило эмбарго на ввоз российского угля в Европу. А «Старый свет» был крупнейшим импортером. Угольная промышленность, в которой задействовано почти 150 тысяч шахтеров, готовится к сокращению добычи.  «Новые Известия» продолжает подводить итоги отраслей, для которых этот год стал одним из худших.

В досанкционном 2021 году российские угольные педприятия экспортировали 223, 4 млн т угля.

Остается только вспоминать

Крупнейшими импортерами стали Китай (53,6 млн т, включая 44,3 млн т энергетического угля) и Европа (50,4 млн т, включая 44,9 млн т энергетического угля). Далее следовали Япония и Южная Корея (21,9 млн т и 21,4 млн т соответственно).

Как напомнил заместитель руководителя отдела специальных проектов Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Алексей Фаддеев, на Европу, включая Украину и Турцию, приходилось около 36% экспорта. А среди европейских стран крупнейшими потребителями были Нидерланды (15 млн т), Украина (14 млн т), Турция (13 млн т), Польша (8 млн т). Но с 10 августа весь этот список партнеров уже забыт. Пришло время учить названия провинций КНР.

Запад закрывается, Восток … приоткрывается

Руководитель медиа центра Института развития технологий ТЭК Дмитрий Коптев отметил, что в текущем году, еще до вступления в силу эмбарго, поставки российского угля в западном направлении снизились на 18,73%. Поставки на Восток за девять месяцев текущего года, напротив, увеличились (+5%).

Весной Bloomberg сообщал, что Китай на фоне грядущих санкций против России заметно увеличил импорт угля из России. Вот только покупатели из Поднебесной требовали от российских экспортеров значительных скидок — минус 60% от мировой цены.

Из-за поставок с таким дисконтом российские угольщики совокупно недополучали более миллиарда долларов ежемесячно.

«Нетбэк (цена реализации за вычетом стоимости доставки, — прим. ред.) при поставке энергетического угля в Китай в зависимости от порта отправления составлял от 2 тыс 347 рублей (порт Усть-Луга) до 4 тыс 776 рублей (Находка) за тонну. При этом FCF при отправлении угля из Усть-Луги вообще был отрицательным», — отметил Коптев.

«На азиатском рынке уголь приходится продавать с дисконтом в связи с огромным ростом предложения российского угля. Китайский рынок огромен по своим объемам, поэтому даже небольшие изменения в балансе внутреннего потребления и добычи отзываются значительными изменениями в поставках в страну», — объяснил Алексей Фаддеев.

При этом Китай, судя по данным Главного таможенного управления КНР, во втором полугодии начал сокращать импорт. По данным только за сентябрь поставки сократились на 19%.

Дмитрий Коптев объясняет провал логистическими причинами. «После введения антироссийских санкций спрос на перевозки по Восточному полигону резко вырос (то, что везли из Европы, теперь везут из Азии). В этих условиях такой низкомаржинальный груз, как уголь, никак не мог конкурировать с контейнерами за место на железной дороге», — объяснил причину спада Дмитрий Коптев.

Но ближе к холодам дисконт на российский уголь стал сокращаться (примерно 35% от былых 60%, потому что мировые цены опустились, а российские не поменялись). Экспортные цены, в зависимости от географии отправки, составляли от 110-120 долларов до 160-170 долларов за тонну.

«Например, по данным таможенной службы Китая, в октябре поставки в денежном выражении составили $1,074 млрд (в сентябре – $1,049 млрд). И это при сокращении физического объема на 7,6%», — добавил руководитель медиа центра Института развития технологий ТЭК.

Этап — стабилизация

Старший эксперт фонда Института энергетики и финансов Александр Титов отмечает, что ситуация на мировом рынке угля для российских экспортеров начала стабилизироваться. Но долгосрочные перспективы будут зависеть от нескольких ключевых факторов: цена (зимой она будет расти), спрос и предложение (Китай и Индия сами наращивают добычу и это риск) и, конечно, состояние инфраструктуры в России.

А состояние инфраструктуры — ограниченная пропускная способность железных дорог Восточного полигона — давняя проблема угольщиков (уже ведутся работы по увеличению провозной способности до 180 млн т.).

«Полностью переключиться на восточное направление поставок мешает традиционная причина – недостаточная пропускная способность Восточного коридора. Экономика поставок из портов Европейской части России не слишком хорошая. По состоянию на сентябрь FCF всех таких поставок был отрицательным. А по коксующемуся углю с доставкой в Индию он был отрицательным и при отправлении из Находки (Индия располагает собственными большими запасами коксующегося угля, поэтому цены на него там относительно невысоки)», — объяснил Коптев.

Шахты закрываются?

В 2021 году российские угольные компании добыли 439,5 млн т угля (более 52 млн т ушло в отходы при обогащении). На рынок было выведено 386,8 млн т. Но по итогам 2022 года точно будет спад.

За 10 месяцев, по данным Росстата, угледобыча сократилась на 0,6%. «При этом на Кузбассе спад существенно больше: -9% за 11 месяцев. Таким образом, происходит замещение добычи на Кузбассе более восточными регионами», — уточнил Фаддеев.

Стоит отметить, что Кузнецкий бассейн, где добыча уже упала на 9%, является самым крупным поставщиком угля: Кузбасс добывает 55%.

По прогнозу Минэнерго, к досанкционному уровню 2021 года угольщики, которые потеряли более 30% рынка (европейского и украинского), не смогут вернуться и за несколько ближайших лет.

Как напоминает Коптев, по инерционному сценарию Минэнерго, до 2030 года общий уровень добычи сократится до 386 млн т в год (-53 млн т) с пиком падения в 2023 году.

«Есть еще оптимистический сценарий. И он предусматривает снижение экспорта в 2023-2025 годах с дальнейшим выходом в плюс. Добыча при этом также сократится в следующие три года, а дальше начнет расти», — пояснил эксперт.

Оба сценария предполагают сокращение и внутреннего потребления — в первую очередь со стороны энергетиков и металлургов. «С учетом негативной динамики, которую демонстрирует сейчас национальная экономика, дальнейшие события будут скорее ближе к инерционному, чем к оптимистическому сценарию», — резюмировал Дмитрий Коптев.

В абсолютном выражении российские предприятия в 2023 году снизят объемы экспорта на 47 млн т при оптимистичном раскладе. Либо снизят долю экспорта на 70 млн т, согласно инерционному сценарию Минэнерго. Покинет ли по итогам 2023 года Россия первую тройку крупнейших мировых экспортеров угля — узнаем уже через год.

Екатерина Максимова

Оригинал материала: "Новые Известия"