Следы бенефициаров передела рынка снова ведут к кипрским офшорам

Нефтяная компания «Каюм Нефть», которую фискалы связывают с экс-владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным и холдингом «Русь-Ойл», получила новый центр управления. Этому способствовала «операция по захвату объектов добывающего актива, по всей видимости, вооруженной группой лиц», тактика которых, со слов очевидцев, напоминала «действия спецназа». Такие действия, по версии наблюдателей, могут быть связаны с попыткой полностью ограничить вмешательство Хотина в работу компании.

При этом в качестве официальной версии вторжения назывались ограничения, которые собственники нефтяного актива якобы ввели для конкурсного управляющего. По всей видимости, антикризисному менеджеру так и не удалось детально ознакомится с документами финансово-хозяйственной деятельности общества. В любом случае в 2022 году факт захвата нефтяной компании вооруженной силой при содействии или бездействии государства, со слов активных наблюдателей событий, говорит о значительном властном ресурсе заказчика. Однако то, что Хотин больше не в тренде, как полагают собеседники издания, не значит, что «он потерял все зубы, особенно в той среде, благодаря которой он больше десяти лет имел возможность игнорировать законы и правила». Говоря о наихудших сценариях, непосредственные участники событий указывают на вероятность аналогичного повторения событий на других активах «Русь Ойла» и Хотина в Югре. И эти риски вполне прогнозируемы.

Объекты банкротящегося АО «Каюм Нефть» (зарегистрировано в Нягани, ХМАО) вышли из-под физического контроля экс-владельца банка «Югра» Алексея Хотина. Как рассказывают источники издания, находящиеся непосредственно на месте событий в Урае, значительно пополнившийся осенью штат охранников из ЧОП «Витязь» не смог противостоять операции по силовому захвату приемо-сдаточного пункта, пункта налива нефти и промысла нефтяной компании.

«За несколько часов были устранены бойцы, которых наняли, чтобы не допустить на объект конкурсного управляющего Алексея Посашкова. События уже спровоцировали вопросы: почему вооруженные охранники практически не оказали сопротивления? Как в современное время возможен захват активов другой коммерческой структурой? И почему судебные приставы не обеспечили доступ на предприятие антикризисного менеджера? Пока очевидно одно: в истории «Каюм Нефти» появился новый игрок. По уровню его действий и чувству безнаказанности можно сделать вывод, что козыри у него гораздо солиднее, чем у Хотина», – рассуждают следящие за развитием событий источники издания.

В то же время инсайдеры отмечают, что сейчас в узких кругах обсуждаются варианты возможных бенефициаров такого развития событий. Среди потенциальных интересантов называются конечные собственники «НЗНП Трейд», ранее входившей в группу «Юг Руси» Сергея Кислова.

«Еще в 2015 году эта «НЗНП Трейд» победила в конкурсе на разработку Гавриковского нефтяного месторождения недалеко от Сургута. Но с 2016 года в списке учредителей стали появляться кипрские офшоры. Среди них Ventolor Investment Limited, конечные бенефициары которого скрыты еще за цепочкой офшоров. Сейчас официальные источники показывают, что владельцами компании выступают два акционерных общества и одно физлицо, однако есть предположение, что кипрский след здесь остался, впрочем, как и в истории с Хотиным. В любом случае пока «НЗНП Трейд» называют одной их реальных структур, которая может претендовать на все активы «Русь Ойла» в Западной Сибири», – делятся мнением осведомленные инсайдеры.

Попытки захвата объектов «Каюм Нефти», собственники компании, скорее всего, ожидали еще несколько дней назад. Сразу же после очередного судебного проигрыша и продления конкурсного производства на площадках нефтяной компании произошло значительное усиление охраны.

«Только на промысле было порядка 100 бойцов. Для всех было очевидным, что усиление произошло, чтобы был шанс отразить возможное нападение и занятие ключевых объектов добычи, транспортировки и переработки. Ожидалось, что начнут глушить добычу и переработку. Однако опыт весны этого года показал, что это технологически опасно и дорого. Тем более сейчас, когда рискуют заморозить все наружные трубопроводы, включая технологические линии на УПН. Поэтому с глушением тянули. А сейчас и вовсе эти риски отпали», – рассуждают осведомленные сотрудники компании.

Впрочем, наблюдатели сегодня рассуждают о других возможных негативных последствиях – аналогичной операции по захвату промобъектов других нефтяных активов, деятельность которых связывают как с интересами Хотина, так и холдинга «Русь Ойл» – АО «Негуснефть» (Радужный), АО «Нефтяная компания «Дулисьма», а далее и так называемый «сургутский проект».

Так или иначе, представители профсообщества уверены, что на этом история с переделом актива, скорее всего, не окончена. Как полагают собеседники издания, теперь основные события будут разворачивать в Москве.

«На сегодня есть четыре главных вопроса. Кто забрал? Какова роль Генпрокуратуры? Как поведет себя Хотин, и что будет с остальными активами? Их тоже будут захватывать или пойдут более цивилизованным путем?! Примечательно, что представителям администрации Урая был задан вопрос: почему разрешением ситуации занимаются не судебные приставы или другие компетентные органы? На что был получен ответ: «все по закону, а остальное неважно». Конечно, не такой судьбы хотелось для «Каюм Нефти», и заявление Генпрокуратуры, что все будет законно, весьма всех обнадеживало», – резюмируют участники событий.

Оригинал материала: "Правда УРФО"