Почему сместили президента Перу Кастильо

7 декабря в стране, расположенной вдоль Тихоокеанского побережья, произошло экстраординарное событие. Парламент отстранил от должности 53-летнего Педро Кастильо. Вердикт поддержал 101 депутат из 130 списочного состава. Смещению предшествовало желание руководителя государства распустить высший законодательный орган и ввести чрезвычайное положение, но соперники его опередили. Вступившая в должность вице-президент Дина Болуарте призвала граждан соблюдать спокойствие.

Турбулентность — характерная черта политической жизни республики. С 2016 года с калейдоскопической быстротой сменились четыре президента. Педро Кастильо оказался пятым в этом ряду. Чехарда, но в иной форме, наличествовала и при нем. За полтора года сменились 5 кабинетов и 80 министров.

Скромный, застенчивый учитель сельской школы оказался на вершине политического олимпа, одолев в первом туре 5 конкурентов, имея 19,10%. А во втором раунде добился минимального преимущества в схватке с грозной соперницей из истеблишмента. Он вступил в должность в июле 2021 года.

Кастильо, выдвинутый разношерстной организацией «Свободное Перу», ратовал за усиление роли государства, национализацию ключевых отраслей, дополнительные налоги на доходы горнодобывающих компаний, созыв Конституционной ассамблеи для реформирования Основного закона.

Его амбициозной мечтой являлось изменение к лучшему жизни миллионов соотечественников. Для этого надлежало «распаковать мешок». Президент, выходец из департамента Кахамарки, богатого несметными природными ресурсами, считал, что их надлежит передать неимущим людям. Так появилось понятие: «Нищий на мешке с золотом».

Местные и зарубежные эксперты предрекли новичку нелегкую судьбу. И не ошиблись. Наспех сколоченную организацию раздирали острейшие противоречия. Одно из крыльев подталкивало главу государства влево. Но он держался. Его успех на выборах не в последнюю очередь объяснялся нежеланием относительного большинства избирателей видеть на первых ролях продолжателя дела экс-президента Альберто Фухимори, угодившего за решетку на 25 лет за нарушение прав человека. Следует сказать, что значительный сегмент электората признает заслуги данного деятеля во многих областях. Это свидетельство глубокого раскола общества.

Педро Кастильо приобрел известность как организатор масштабного выступления учителей в 2017 году, требовавших повышения заработной платы. Оно обрело общенациональную значимость. Бизнес опасался, что победитель пойдет по пути левых радикалов. Сам он открещивался от подобного варианта, сохранял автономию Центрального резервного банка от исполнительных органов. Старался не делать резких шагов, способных разбалансировать хозяйство. При этом неизменно подчеркивал приоритетную цель правления: «Покончить с бедностью в богатой стране».

Ситуация резко обострилась из-за бедственного положения населения. Сотни тысяч людей выходили на массовые акции протеста, вызванные беспрецедентным повышением стоимости жизни. Это стало повседневным явлением социальной жизни. Выступлений подобного масштаба не наблюдалось в новейшей истории. Они расшатывали режим.

Характерная особенность обстановки — сочетание и переплетение различных форм недовольства. В качестве примера приведем забастовку транспортников, продолжавшуюся с 28 марта по 2 апреля нынешнего года. Она затронула всю отрасль, фактически парализовав ее, охватила многие департаменты, к ней присоединились рядовые граждане. Среди протестующих оказалось несколько жертв, в том силе 13-летний подросток, убегавший от полиции и утонувший в реке, а также пенсионер, не совладавший с тяжелой болезнью. Эти эпизоды взволновали общество, потребовавшее провести тщательное расследование и наказать виновных.

Незадолго до выступления парламент на чрезвычайном заседании рассматривал внесенный оппозицией вопрос об импичменте президенту. Он висел на волоске. Процедура закончилась без последствий, поскольку резолюция не набрала необходимого кворума. Но неприятный осадок остался. Это был явный звонок о неблагополучии.

Кастильо учитывал, что все предшествующие президенты, независимо от их политической ориентации, демонстрировали приверженность свободному рынку. Победитель не забывал, что при реализации курса у правительства возникали трудности. Тем более что фракция в Национальном конгрессе имела лишь 37 мест. Приходилось лавировать, действовать осторожно, как саперам на минном поле. Поэтому правящая команда не спешила реализовывать некоторые предвыборные обещания.

Изначальной слабостью режима, раздираемого внутренними противоречиями, являлось то, что президент не провел даже малозначительных социальных реформ, облегчающих бедственное положение рядовых тружеников.

Ситуация усугубилась пандемией. 1,9 миллиона заразилось, по данному показателю на душу населения страна оказалась лидером в мире. 69 тысяч умерли. 2 миллиона потеряли работу. Треть из 33 миллионов прозябает за чертой бедности. Велико число граждан, занятых в неформальном секторе.

Уязвимость кабинета заключалась в отсутствии единства: люди, его составляющие, придерживались взаимоисключающих взглядов. На данную особенность обращала пристальное внимание местная и зарубежная пресса. Давление на Кастильо нарастало. Генеральная прокуратура вела расследование по двум эпизодам. Его обвиняли в коррупции, а также в том, что он на пару с супругой покупал дипломы об окончании учебных заведений.

Владимир Серрон, идеолог партии «Свободное Перу», заявил 29 июня, что глава государства обязан покинуть политическую организацию в связи с нарушением устава, выразившегося в намерении реализовать либеральный проект развития. Реагируя на пожелание, президент подал прошение о выходе из структуры. Тем самым он лишился опоры.

Конгресс не позволил Кастильо участвовать в инаугурации главы государства Густаво Петро в Колумбии. На процедуру отправилась вице-президент Д.Болуарте. Парламент разрешил президенту отправиться на Саммит Америк. Но не дал согласия на поездку в Ватикан и Бельгию.

Мировая общественность внимательно следила за перуанским катаклизмом. Достаточно сказать, что там побывал верховный комиссар по иностранным делами Европейского союза Жозеп Боррель, ознакомившийся с положением дел. Президенты Аргентины, Боливии, Мексики и Эквадора призвали общественность сесть за стол переговоров и обсудить накопившиеся проблемы. П.Кастильо поблагодарил коллег за их инициативу, направленную на снижение напряженности, подошедшей к точке кипения.

Генеральный прокурор Патрисиа Бенавидес объявила о создании специальной группы для расследования фактов коррупции в высших эшелонах власти. Эта инстанция отдала приказ арестовать бывшего министра транспорта и связи Хосе Силву, подозреваемого в коррупции при возведении сооружения совместно с испанской фирмой.

Назначение очередного министра иностранных дел 11 августа повлекло за собой отставку представителей в ООН и ОАГ. Чехарда в правительственных структурах продолжалась. 16 августа оставил портфель министр обороны. Страна все стремительнее погружалась в политический кризис. 24 августа президент сменил еще трех министров, увеличив их количество до 60 смещенных с должностей за годичный период. 10 сентября ушел в отставку четвертый глава внешнеполитического ведомства за 14 месяцев.

Кастильо заявил, что прокуратура политизируется для подготовки государственного переворота. 20 октября президент обратился в постоянный совет ОАГ с просьбой рассмотреть положение в Перу, насколько деятельность правительства соответствует демократической хартии этой организации.

Многотысячная акция протеста на центральных улицах столицы с требованием отставки президента состоялась в Лиме 5 ноября. Своеобразным апофеозом стала массовая манифестация, созванная политическими партиями и профсоюзами. Основные лозунги сводились к требованию отставки П. Кастильо. «Ты нам надоел!» — с энтузиазмом дружно скандировали граждане.

Резюмируя, подчеркнем. Режим показал несостоятельность по совокупности факторов. Отсутствие единства в правящем блоке, постоянные смены кабинетов, незатухающие конфликты с парламентом, массовые выступления рядовых тружеников, недовольных социальным положением. В пользу президента, не снимавшего соломенной шляпы, говорил только устойчивый рост экономики, достигавший годовых 3%. Это неплохой показатель на фоне стагнации в других странах региона. Но это его не спасло.

Так бесславно завершилось правление деятеля, обещавшего «распаковать мешок с золотом» и раздать его содержимое гражданам. В итоге он запросил убежища в Мексике. Но это уже другая история.

Эмиль Дабагян

Оригинал материала: "Московский комсомолец"