Московская оптимизация добралась до книг

В самом центре Москвы — скандал. Как известно, решением департамента культуры Москвы библиотеки столицы были переведены под юрисдикцию Дирекции объединенных культурных центров, главная цель которых – зарабатывать. Чиновники рассчитывали, что все пройдет незаметно, однако с библиотекой им.Волошина вышло иначе.

Начну издалека. Моя 13-и летняя дочь очень любит читать. Но читает она почти все на электронных носителях, скачивая нужные ей книги в Интернете. Точно так же поступают почти все ее сверстники. Если раньше книги на лето мы забирали в районной библиотеке, с некоторых пор в приоритете исключительно электронные. Но никому в нашей семье и в голову не придет утилизировать или продавать, например, энциклопедию «Брокгауз и Ефрон» или собрание сочинений Пушкина с иллюстрациями Маковского, равно как и мемуары Г.К.Жукова с уникальными фотографиями и письмами. Ведь книга – это не просто набор страниц. Это еще и носитель уникальной информации и бесценных данных. Но в департаменте культуры Москвы, вероятно, иного мнения. Значительная часть книг московских библиотек приговорена к списанию.

Приговоренные к бизнесу

Все началось с фотографий, оказавшихся в распоряжении нашей редакции. Они сделаны в подвалах московских библиотек, куда были спущены сотни, тысячи книг, на которых красуется надпись: «дефектность». Они списываются с ведома и согласия Объединенной дирекции культурных центров Москвы, которая с недавних пор заменила библиотечное начальство и которая ведает теперь и библиотеками, и клубами, и всем, что с этим связано. Как вы правильно догадались, главный вектор кипучей деятельности ОКЦ – заработки. Да, именно так. С недавних пор библиотеки приговорены департаментом культуры к бизнес-деятельности.

Если брать статистику, количество библиотек в России сокращается примерно на 1000 в год. Бывает, что библиотеки укрупняются, но в статистике получается минус одна единица. При этом количество посещающих примерно держится по разным подсчетам от 31 до 35 процентов от общего числа граждан, то есть каждый третий записан в библиотеку или пользуется её услугами. В 2000 году у нас в стране была 51 тысяча библиотек, по последним данным – около 30 тысяч. Библиотек становится все меньше. Книг – тоже.

«В библиотеке им. Волошина, в которой я до последнего времени был ученым секретарем, к списанию и фактическому уничтожению приговорила книги некто Валентина Слюсарчук, зам. генерального директора по библиотечной работе новой структуры – Объединенного культурного центра ЦАО Москвы. Именно она инициирует и визирует списание книг, — рассказывает ученый секретарь библиотеки им. Волошина, ученый-египтолог Виктор Солкин. — Как-то после ее указания списать все книги, изданные до 1960 года, я спросил ее, «профессионального библиотекаря», как быть с прекрасным томом о декоративно-прикладном искусстве Древнего Египта, изданном выдающимися учеными Павловым и моим учителем Ходжаш в 1958 году? Слюсарчук не ответила: сказать-то нечего. Часть списанных книг, небольшая, раздается жителям по подписке на сайте bibliogorod, часть — уничтожается через депозитарий».

Мы обратились в дирекцию Объединенного культурного центра ( ОКЦ) ЦАО с просьбой прокомментировать ситуацию с уничтожением книг в библиотеках округа.

«Существует принцип списания не востребованных книг, которые долгое время не берутся с полок, это книги, изданные до 1960 года, а также признанные ветхими. Некоторые книги участвуют в городском проекте «Списанные книги». На этом портале можно зарегистрироваться, выбрать понравившуюся книгу и приобрести ее. В проекте участвует вся Москва. Списки книг, предназначенных для списания, готовятся сотрудниками библиотек. Если речь идет об уникальных книгах – их никто не тронет», — заявила «НИ» представитель ОКЦ ЦАО Мария Горбачева.

Однако, у ученого секретаря библиотеки им. Волошина Виктора Солкина на этот счет иная версия: «Мы в «Волошинке» годами отказываемся списывать книги, за что зам. генерального директора по библиотечной работе новой структуры – Объединенного культурного центра ЦАО Москвы г-жа Слюсарчук годами лишает премий Сергея Куприянова, как ответственное лицо и одновременно как руководителя одной из самых успешных библиотек России, существующей вопреки действиям вредителей и ведущей сейчас борьбу за выживание. Я не знаю, читает ли Слюсарчук книги дома, но точно знаю, что в результате ее деятельности в библиотеках центра Москвы уничтожено огромное сокровище — книги, десятилетиями покупавшиеся на государственные деньги».

Кто богатеет за счет библиотек?

Возникает естественный вопрос : а зачем книги вообще списывать, распродавать, признавать не нужными? Ведь они так или иначе востребованы определенной частью читателей, среди которых старшее поколение, люди, не владеющее гаджетами, специалисты в какой-то области, библиофилы наконец? К тому же любые книги – это часть истории нашего времени. Уничтожая их, мы уничтожаем часть нашей истории. Но оказалось, что за всем этим стоит вполне коммерческий подтекст. Приговаривая книги к списанию, библиотеки должны освободить место, которое должно пойти под сдачу в аренду.

«С некоторых пор нам говорят, что мы должны зарабатывать. В ОКЦ ЗАО всего 116 организаций, это клубы, библиотеки, и всех нас обязали зарабатывать. Для нашей детской библиотеки это достаточно сложно, потому что помещения у нас проходные. Вот сдаем в аренду часть помещений, а библиотекари в результате по 4 часа не могут покинуть помещение и даже выйти в туалет. Увы, мы можем заработать только так, сдавая часть помещений в аренду. Сейчас перед Новым годом у нас 6 Елок, из них только 2 муниципальные, то есть бесплатные. Еще сдаем помещения под кружки, под дополнительное образование. При этом заниматься своими прямыми обязанностями у нас зачастую нет возможности. Книги мы теперь получаем от строго определенных издательств, согласования идут в 3-х инстанциях, и чаще всего получаем ответ, что необходимых нам книг нет»», — рассказывает директор детской библиотеки им. Забелина Лидия Жучкова.

Куда же идут заработанные деньги?

«Вырученные библиотеками деньги идут на развитие библиотек и на премирование сотрудников», — заявила «НИ» представитель ОКЦ ЦАО Мария Горбачева.

Но среди сотрудников библиотек есть другие мнения. Так, по словам сотрудников библиотек, ныне – структурных подразделений Объединенных культурных центров, — все заработанные средств перечисляются через mos.ru, то есть попадают прямиком в карман чиновникам мэрии. И уже оттуда библиотекам «отстегивают» с барского плеча то на премию, то на ремонт. «Средства, перечисленные на mos.ru, в библиотеку обратно не возвращаются. Внебюджетные средства на 30% остаются в библиотеке, а 70% возвращаются в генеральный офис ОКЦ округа», — поясняет ученый секретарь библиотеки им. Волошина Виктор Солкин.

Вместо книг — танцы

Да, книги на бумажных носителях стали в наше время не так востребованы, как еще лет 30 назад, когда гаджетов еще не было. Образовавшийся ныне вакуум и заполнила ставшая модной «оптимизация», которая шагнула в пространство библиотек. Дело в том, что библиотеки производят то, что руками не пощупаешь: это умение мыслить и впитывать знания и информацию. Но большинству нынешних чиновников это не понятно. Зато помещение, где библиотека расположена, имеет немалую ценность в глазах бизнесменов от культуры. Равно как и земля, на которой библиотека расположена. И вот в не испорченной Кафкой и Хумингуэем голове местного чиновника возникает мысль: хапнуть. Для придания этому процессу приличного внешнего вида возникает схема, которую этот чиновник называет «оптимизация». В результате библиотека как таковая постепенно уничтожается. Так произошло, например, с библиотекой — культурным центром им.Твардовского — одной из старейших библиотек Москвы. Ее попросту выселили из помещения, которое когда-то было построено специально для неё. Но потом, в годы приватизации, перешло в собственность ФГУП «Издательство «Известия». Причина выселения, на чиновничий взгляд, железная: кризис, необходимость, с одной стороны, добывать средства любыми путями, а с другой – всячески экономить.

Такая же примерно участь постигла и библиотеку им. Волошина. Дело в том, что ее пространство руководство библиотеки использовало не под коммерческие, а под культурно-просветительские цели. Вот только несколько проектов и выставок, которые прошли там в последнее время: «Сокровище Шелкового пути – сокровища стран Малой Азии 19-20 веков», «Сияние вечности» — фотопроект к 100-летию находки гробницы Тутунхамона, «К берегам священным Нила» — документы и объект, «Непобедимая Пальмира» — наследие Сирии глазами фотографов, «Дыхание Босфора» — выставка живописи, «Вслед за кистью»: литература Японии в образах искусства». Эта библиотека стала своего рода центром искусства народов Востока. Это интеллектуальное пространство организовал в Москве ученый – египтолог с мировым именем Виктор Солкин. Но московским чиновникам оказалось нужнее организовать в этом месте кружки танца и лепки.

«Библиотека – это в первую очередь библиотека. Не умаляя важности востоковедческого центра, это в первую очередь не музей Каира. Но что сейчас происходит? Мы узнаем, что сотрудник библиотеки вывез часть книг и другого имущества библиотеки», — считает гендиректор ГБУК Москвы Тимур Вахитов.

Однако, как сообщил «НИ» ученый секретарь библиотеки им. Волошина Виктор Солкин, чиновники не удосужились понять и узнать, что все коллекции – книги и произведения искусства были взяты на временное хранение в библиотеке из частных фондов и у частных лиц. Не ведомо им и то, что за личный счет ученого и его соратников в библиотеке был проведен ремонт и оборудовано выставочное пространство.

В наше коммерциализированное время пространство библиотек действительно сужается. Но если инициативным людям удается его заполнить новыми смыслами, но без коммерции – как с этим быть? Почему с этим надо непременно бороться, а не работать? Почему такие проекты не имеют права на существование? И неужели их невозможно примирить с веяниями времени? Например, моя знакомая поэтесса Грета Чесновицкая регулярно проводит музыкально-поэтические вечера в Библиотеке иностранной литературы. Да, там есть символическая плата за входной билет, 500 рублей. Но интересующиеся поэзией и музыкой люди приходят, и в результате в выигрыше и библиотека, и организаторы вечеров. Почему бы и другим библиотекам и чиновникам от культуры на принять на вооружение такой опыт? Ведь библиотека – это помимо книг еще и интеллектуальное пространство, которое создавалось десятилетиями и с которым есть определенные ассоциации. Менять формат и устраивать танцы или кафе на месте, где раньше были книги, нормально ли это?

Ирина Мишина

Оригинал материала: "Новые Известия"