«Газпром» продолжает судиться с немецкими компаниями

5 декабря немецкая энергетическая компания RWE сообщила о намерении начать арбитражное разбирательство с «Газпромом» с целью возмещения ущерба по непоставленным объемам газа. Об этом со ссылкой на источники внутри энергогиганта сообщил портал Handelsblatt. Сумму понесенных убытков эксперты оценивают чуть менее чем в миллиард евро. Это будет второй арбитраж, где «Газпром» или его дочерние компании выступают в качестве ответчика — но, очевидно, не последний.

Каковы перспективы этого дела — разбирались «Известия».

В чем проблема

Суть претензий RWE заключается в следующем: компания заключила с российским контрагентом фиксированный контракт, однако с начала сентября «Газпром» прекратил поставки топлива по «Северному потоку – 1», что вынудило истца производить закупки на спотовом рынке по гораздо более высоким ценам, и теперь, как он утверждает, «Газпром» должен покрыть образовавшиеся издержки. В конце ноября об аналогичных претензиях сообщил один из крупнейших газовых импортеров Германии, концерн Uniper. Впрочем, здесь речь идет о кратно больших суммах, нежели в случае с RWE — €11,6 млрд без учета ожидаемой недостачи до конца 2024 года. Совокупные же убытки, вызванные снижением, а затем и полной остановкой поставок из России, концерн оценил в 40 млрд.

Июньское сокращение объемов газа в Европейский союз явилось следствием истории с ремонтом турбин Siemens, установленных на компрессорной станции «Портовая» газопровода «Северный поток – 1». В августе сокращение трансформировалось в полную остановку. Ну, а 26 сентября обе нитки СП-1 и одна нитка так и не введенного в эксплуатацию СП-2 были повреждены в результате диверсии. В результате за неполный 2022 год убытки Uniper выросли более чем в восемь раз, а операционные расходы — в 4,2 раза.

В июле компания обратилась за помощью к правительству ФРГ и получила государственный кредит в €9 млрд, однако необходимого эффекта эта мера не принесла. Положение Uniper стало ухудшаться настолько стремительно, что уже 21 сентября кабинет Олафа Шольца заявил о ее национализации. Сделка обошлась немецким налогоплательщикам в €8 млрд. Еще около 21 млрд было потрачено на закрытие текущих обязательств. Так много на поддержку бизнеса федеральное правительство не тратило с 2008 года.

Теперь Uniper хочет заставить «Газпром» заплатить за свои злоключения. «Мы требуем возмещения нашего финансового ущерба в рамках этого разбирательства. Речь идет об объемах газа, которые были согласованы с «Газпромом» по контракту, но не были поставлены и из-за отсутствия которых нам приходится закупать дополнительные объемы по чрезвычайно высоким рыночным ценам. Мы понесли эти расходы, но это не наша ответственность»— заявил генеральный директор Uniper Клаус-Дитер Маубах.

Вторым после Uniper немецким импортером газа является Wingas, ранее на 100% принадлежавший газпромовской «дочке» Gazprom Germania, а ныне национализированный и переименованный в SEFE (Securing Energy for Europe). В мае в соответствии с постановлением Правительства РФ российская компания ввела санкции против своего бывшего подразделения и полностью прекратила экспорт. Это решение поставило ключевого трейдера Германии на грань банкротства. Крах SEFE означал бы вполне реальную угрозу массовых сбоев в энергоснабжении страны, и германское правительство вновь было поставлено перед необходимостью срочно гасить разрастающийся кризис, который грозил перерасти в чрезвычайную ситуацию национального масштаба.

Первые попытки стабилизировать положение были предприняты еще весной, но, как и в случае с Uniper, ситуация только усугублялась. В августе управляющий директор SEFE Эгберт Лэге, заявил о недостаче 5 млрд — и это с учетом кредитной линии в 13,8 млрд, открытой в государственном банке KfW. В итоге 14 ноября министерство по делам экономики и защиты климата Германии выпустило заявление о предстоящей национализации компании в связи с ее ожидаемой неплатежеспособностью, которая может поставить под угрозу поставки энергии внутри страны. Как пишет Handelsblatt, в настоящий момент SEFE «изучает размеры понесенных убытков» и рассматривает возможность стать третьей компанией из Германии, инициировавшей выяснение отношений с «Газпромом» в Стокгольмском арбитраже.

Кроме того, список истцов может пополнить некогда один из ключевых партнеров российской компании, концерн VNG, в сентябре уже обратившийся за помощью к государству«Для предотвращения дальнейших убытков VNG и продолжения деятельности VNG в целом компания считает себя вынужденной обратиться за дополнительными мерами поддержки <…> в дополнение к «газовой надбавке», которая уже была применена», — говорится в сообщении концерна.

«Газпром»: железная логика

Контраргументы «Газпрома» во всех приведенных выше случаях вполне очевидны. Сокращение поставок имеет технические причины — падение давления в газопроводе произошло из-за поломки турбин, ремонт которых невозможно произвести из-за созданного западными правительствами несоответствия санкционных режимов (путешествие одной такой турбины из Канады в Германию без документов — тому показательный пример). Данная ситуация полностью соответствует понятию «форс-мажорные обстоятельства», прописанном в большинстве соглашений подобного рода. При этом сегодня газ по «Северным потокам» не поставляется из-за диверсий на газопроводах, а поставки по уцелевшей нитке «Северного потока – 2» сделало невозможными само правительство Германии, так и не закончившее ее сертификацию.

С одной стороны, учитывая нынешнюю политическую конъюнктуру, шансы «Газпрома» в суде сложно назвать высокими. С другой — недавняя победа российской компании над финской Gasum всё там же, в Стокгольме, может послужить неплохим прецедентом. Арбитраж встал на сторону «Газпрома», посчитав указ президента России об обязательной оплате газовых контрактов в рублях форс-мажорным обстоятельством, и обязал финскую компанию выплатить более €300 млн в связи с неисполнением ею обязательства «бери или плати».

Очевидно, что все иные желающие судиться с «Газпромом» будут пристально наблюдать за исходом этих слушаний, считает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. «Безусловно другие компании будут смотреть на результаты этих судебных противостояний, чтобы оценить свои шансы. В то же время итоги этих арбитражей не ясны, особенно, если процесс будет политизирован», — подчеркнул он.

Впрочем, даже если Стокгольмский арбитраж удовлетворит претензии истцов, вероятно, российской компании будет заявлено об аресте ее имущества, однако у «Газпрома» и без того почти все активы в Европе арестованы. Об этом «Известиям» рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

«Что касается исхода судебного процесса, то даже если суд встанет на сторону западных компаний, то максимум того, что можно будет сделать — это арестовать активы «Газпрома» в Европе, которые и так уже практически полностью под арестом. Если вас один раз ограбили, то ограбить вторично будет сложно — всё уже отняли в прошлый раз», — отметил он.

Очевидно, что в нынешней ситуации форс-мажором можно считать отнюдь не только обстоятельства, относящиеся непосредственно к поставкам газа и оплате за них, а собственно весь глобальный политический контекст. Как и в случае с «потолком цен» на нефть, российская сторона упрямо отказывается играть в игру, в которой правила могут меняться каждый день или, выражаясь языком вице-премьера Александра Новака, «используются нерыночные инструменты».

Германское же правительство взвалило на себя миссию по спасению национальной энергетики от последствий его же собственных решений. И разумеется, нет ничего нового в том, что Берлин, по сути взявший на баланс целую отрасль, хочет теперь переложить часть расходов на бывшего контрагента.

Андрей Кузмак

Оригинал материала: "Известия"