Как санкции против России превратились в охоту за яхтами олигархов и подорвали основу демократии

Начиная с февраля 2022 года страны Запада вводят все новые и новые антироссийские санкции. И хотя целью этих ограничений был удар по экономике России, они начинают сказываться на жителях западных стран: рост цен на продукты, бензин и коммунальные услуги уже сейчас бьет по кошелькам американцев и европейцев.

Чтобы смягчить эффект бумеранга, но не лишать помощи Украину, страны Европы и США предлагают узаконить конфискацию российской собственности. Но и это решение может иметь нежелательные последствия в виде оттока инвестиций. Ведь инвесторов из неприсоединившихся к антироссийским санкциям стран будет непросто убедить в том, что однажды точно так же не отнимут и их имущество. Почему ради помощи Украине западные политики готовы разрушить один из столпов демократии и капитализма — право частной собственности, — «Лента.ру» разбиралась в рамках проекта «Крах однополярного мира».

Утром 4 апреля 2022 года на борт белоснежной суперъяхты, пришвартованной в порту испанской Пальма-де-Мальорки, уверенно поднимаются шесть человек в форме. На спине у одного из мужчин — три желтые буквы FBI, на рукаве у женщины — шеврон Таможенной службы США. Вместе с ними представители испанских правоохранительных органов. Они заходят в капитанскую рубку, где беседуют с людьми в штатском и показывают им документы. Вскоре на официальном сайте департамента юстиции США появился пресс-релиз об аресте 78-метровой яхты Tango по запросу США. По версии американских властей, судно стоимостью 90 миллионов долларов принадлежит находящемуся под санкциями россиянину Виктору Вексельбергу — владельцу группы «Ренова».

Арест Tango стал первым достижением американских властей в битве за российскую собственность за рубежом. В ордере, выданном Окружным судом в Вашингтоне, округ Колумбия, было указано, что «яхта подлежит конфискации на основании нарушения законов США о банковском мошенничестве, отмывании денег и санкциях». Оформивший ордер мировой судья США Зия Фаруки назвал произошедшее началом расплаты, которая ожидает всех, кто помогает российским властям.

Пару месяцев спустя тогдашняя глава МИД Великобритании Лиз Трасс объявила, что изъятие чужой собственности может стать «символом победы демократии». По ее мнению, британским властям даже необязательно разрабатывать для этого новый закон, можно воспользоваться уже имеющимися.

Подрывая доверие

По данным на конец августа, антироссийские санкции в 2022 году были введены против более чем 7,5 тысячи физических и 1,4 тысячи юридических лиц. Первые рестрикции последовали сразу после признания Россией независимости Донецкой и Луганской народных республик 21 февраля, а вследствие объявления о начале российской спецоперации 24 февраля давление еще усилилось.


Против кого ввели санкции страны Запада

Санкции в целом направлены на финансовую, энергетическую и транспортную отрасли, а также поставки товаров, технологий и оборудования. Кроме того, ужесточается визовая политика. Ряд крупных российских банков отключили от системы межбанковских платежей SWIFT, работа платежных систем MasterCard и Visa на территории России была приостановлена, а активы Центробанка, размещенные за рубежом, заморожены. Под западные ограничения попали крупные российские банки и компании, в том числе ВЭБ.РФ, ВТБ, банк «Россия», Промсвязьбанк, Сбербанк, «Роснефть», «Газпром», «Ростелеком», РЖД, «Алмаз-Антей», концерн «Калашников». Персональные санкции ввели в отношении официальных лиц России, в том числе членов правительства, депутатов и сенаторов, дипломатов, руководителей силовых ведомств, бизнесменов, банкиров и представителей государственных СМИ, а также членов их семей. Из России ушли многие иностранные компании, были приостановлены инвестиции, поставки продукции и оборудования.


Однако довольно быстро страны Запада столкнулись с проблемой: антироссийские санкции регулярно вводились аж с 2014 года, и за восемь лет инструментарий давления на Россию заметно оскудел. Кроме того, санкционные меры не всегда эффективны, полагает директор Центра экспертизы санкционной политики Института международных исследований МГИМО Екатерина Арапова. По ее словам, санкции достигают цели — например, повлиять на поведение некоего политика — максимум в 30 процентах случаев. «Санкции всегда подспудно нацелены на достижение новых конкурентных преимуществ для стран-инициаторов. В данном случае нанесение максимального ущерба и становится конечной целью санкций, потому что нанесение максимального ущерба — это ослабление другого участника системы международных экономических отношений. А в условиях слабого конкурента, естественно, повышается и собственный уровень конкурентоспособности», — подчеркивает Арапова.

Впрочем, США и государства ЕС быстро ощутили, что наибольший ущерб от санкций терпят они сами. Новые рестрикции бумерангом бьют по экономикам европейских стран, связанных с российской гораздо теснее, чем США, подчеркивает заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

Когда Европа вводит антироссийские санкции, когда Европа объявляет нефтяное эмбарго против России, когда Европа стремится избавиться от российского газа или по крайней мере сократить его потребление, она это делает так же, как Соединенные Штаты. Но, будучи гораздо теснее интегрированной с Россией в экономическом плане, Европа платит за это гораздо более высокую цену, — Дмитрий Суслов, политолог

После введения санкций против российских энергокомпаний в ряде европейских стран резко выросли цены на электричество. Из-за этого долги британцев по счетам за свет достигли 1,3 миллиарда фунтов стерлингов и могут стать еще больше. Если прогнозы энергетических регуляторов сбудутся, электроэнергия подорожает на 80 процентов еще до конца года. Кроме того, европейские политики предсказывают проблемы с нехваткой газа зимой: верховный комиссар Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель считает, что объединение ждут по-настоящему тяжелые месяцы и замедление экономического роста. Власти Швейцарии уже просят население экономить электроэнергию: снизить температуру отопления, беречь горячую воду, выключать электроприборы и освещение, когда в них нет нужды.

Тем, кто нарушает новые правила и будет перегревать жилые помещения зимой — то есть держать температуру выше 19 градусов, — грозит штраф и даже тюремное заключение

В США ситуация не лучше: в июле инфляция впервые за 40 лет достигла 8,5 процента. Это заметно в первую очередь по росту стоимости продуктов: например, с конца марта цены на подсолнечное масло в США выросли в два раза. Американские эксперты считают, что цены на еду будут расти и дальше.

Чтобы не усугублять положение, США и Европе пришлось изобретать новые способы «наказания» Москвы. Так возникла идея о заморозке и аресте зарубежных активов российских компаний, политиков и бизнесменов. Причем речь идет не только о денежных средствах, но и об имуществе. Например, 11 марта стало известно об аресте в Италии яхты Sailing Yacht A, которая, по данным европейских властей, принадлежит экс-главе Сибирской угольной энергетической компании Андрею Мельниченко. А 12 марта американские хедж-фонды получили требование заморозить активы российского бизнесмена Романа Абрамовича.

Заморозка означает, что владельцы не могут пользоваться собственностью в юрисдикции страны, которая ввела блокирующие санкции. Например, если замораживают банковский счет — с него нельзя тратить деньги; если недвижимость — хозяева теряют к ней доступ. Сделать это можно без решения суда, в отличие от конфискации, которая означает полное изъятие имущества в собственность государства.

Введение новых санкций против России стало главной темой Аспенского форума по безопасности, прошедшего в США в июле 2022 года. На встрече решили, что усилить давление на Москву можно новым законом, который позволит не замораживать, а именно конфисковывать имущество оказавшихся под санкциями лиц. Участники форума, среди которых были заместитель генерального прокурора США Лиза Монако и заместитель министра финансов США Уолли Адеймо, не скрывали, что цель санкционного давления — «заморить» российский военно-промышленный комплекс.

Американское законодательство, к слову, и сейчас допускает конфискацию иностранных активов — но только в случае, если США участвуют в боевых действиях против государства, которому эти активы принадлежат. Однако американцы обсуждают возможность узаконить конфискацию уже замороженных российских счетов в пользу Украины. Байден попросил Конгресс предоставить ему соответствующие полномочия, но окончательное решение еще не принято.

Схему «конфискуй замороженное» хотят применить и страны Евросоюза. Однако международное право позволяет конфисковать имущество в пользу пострадавшей стороны только у признанных судом преступников, а подобных вердиктов в отношении российских чиновников и бизнесменов еще не выносили.

€13,8 млрд составляет сумма активов российских физических и юридических лиц, замороженных в еврозоне с конца февраля 2022 года

Сейчас Еврокомиссия обсуждает принятие директивы, позволяющей изымать российские активы в том случае, если их владельцы пытаются обойти санкции. Например, странам ЕС предлагают выделить органы, которые смогут отслеживать российские активы и оперативно их замораживать.

Однако пока перед ЕК стоит ряд препятствий. Пожалуй, самое главное — принцип неприкосновенности частной собственности, закрепленный во многих европейских законодательствах.

Для конфискации активов необходимо решение суда. Но сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда правоприменительная практика опережает законодательное оформление этих норм. То есть сначала происходит конфискация, а потом уже ей придается некая видимость законности, — Екатерина Арапова, директор Центра экспертизы санкционной политики Института международных исследований МГИМО

С ней соглашается программный координатор Российского совета по международным делам Константин Суховерхов: фактически Запад пытается отнять у человека право собственности — самое неприкосновенное право, что подрывает саму базу экономических отношений. При этом эксперт призывает помнить истинные цели санкционного давления и изъятия собственности, а это не только удар по российскому военно-промышленному комплексу, о котором говорили на Аспенском форуме. Запад задался целью надавить на обеспеченных российских бизнесменов, которые, по мнению ЕС и США, могут обладать влиянием на российское руководство.

Есть на Западе мнение, что если бы сейчас надавить на нашу элиту, то они взвыли бы и пришли к Путину со словами: «Владимир Владимирович, ну это уже ни в какие ворота…» То есть это упор именно на то, что будет какой-то «бунд», выражаясь языком мемов. Но здесь, очевидно, произошел просчет,  — Константин Суховерхов, программный координатор Российского совета по международным делам

Чиновникам из Брюсселя придется усердно поработать над тем, чтобы узаконить изъятие собственности. Причина — верховенство права частной собственности как священного и неприкосновенного. Просто проигнорировать его едва ли возможно, ведь не просто так западный мир долго и старательно выстраивал фундамент неотъемлемых прав человека, среди которых — и право частной собственности. Нельзя нарушить его без достаточных оснований.

Неотъемлемое право

Отказ от права частной собственности — по сути разрушение основ капиталистической экономической системы. Как указывает американский экономист Армен Алчиян, для западных экономик право частной собственности — это буквально и есть права человека, а налагаемые на него ограничения только вредят обществу. Алчиян объясняет, что только благодаря появлению частного права стала возможна конкуренция и рыночная экономика, свободная от попыток силой заполучить контроль над ресурсами и производствами.


Как возникло и как охраняется право частной собственности в США и Европе

Возникновение частной собственности — точнее, ее аналогов — ассоциируют со временами Античности и Древнего Рима. Так, в классическом римском праве существовали три правомочия над вещью: право владения (jus possidendi), право пользования (jus utendi) и право распоряжения (jus abutendi), жестко запрещавшие посягательства других лиц на это имущество. Однако в современном значении понятие «собственность» стало формироваться только в начале XVI века. Неприкосновенность частной собственности закрепляется и того позже — уже в XVII веке, когда в Европе получила распространение идея «естественного права»: согласно ей, собственность является прирожденным, данным от природы правом, присущим всякому человеку.

Отцы-основатели США закрепили право частной собственности в конституции. Согласно четвертой поправке, запрещены любые необоснованные обыски и задержания, а ордеры на обыск или изъятие собственности должны выдаваться судом лишь при наличии достаточных оснований. Четвертую поправку приняли как ответ на злоупотребления властей Британской империи: когда Америка еще была колонией, в британском праве существовало понятие «приказа о помощи», согласно которому представители имперского правительства могли обыскивать любые помещения и любых лиц во исполнение цели, описанной в ордере лишь в общих чертах.


Экономисты давно отметили, что чем выше в государстве индекс соблюдения прав частной собственности, тем выше уровень экономического благополучия. Агентство США по международному развитию, например, указывает, что контроль за соблюдением этого права мотивирует рост экономики: так, земли в эфиопском регионе Тыграй стали приносить на 40-45 процентов больше прибыли после того, как правительство страны ввело право собственности на землю.

Неудивительно, что защита этого права закреплена как в американских законах, так и в европейских. Например, согласно статье 17 Хартии Европейского союза по правам человека, каждое лицо вправе иметь в собственности имущество, которое оно приобрело на законных основаниях, и никто не может быть лишен собственности, кроме как по закону и с одобрения независимого суда.

Случаи, когда правом частной собственности в Европе или США пренебрегали, скорее исключительны. Так было, например, в нацистской Германии, когда власти изымали собственность у евреев под надуманными предлогами ее подозрительного происхождения.

В США подобные случаи, как правило, связаны с дискриминацией чернокожих. Хотя афроамериканцы имели право владеть частной собственностью, они в любой момент могли лишиться ее по прихоти государства. Так, в конце 1950-х власти американского города Крив Коер, штат Миссури, «в интересах общества» отобрали недостроенный дом и землю в респектабельном районе у семьи чернокожего офтальмолога Говарда Венейбла. Белым горожанам не понравились новые соседи, и их участок спешно был признан уникальным природным уголком и городским достоянием. И хотя эпоха сегрегации давно в прошлом, многие семьи до сих пор не могут добиться возвращения земель и домов, когда-то отнятых государством.

По данным на 2020 год, только у 44 процентов чернокожих американских семей есть свой дом, тогда как собственная недвижимость есть у 74 процентов белых американцев

В старой Европе право частной собственности соблюдается намного строже, причем иногда это доходит до абсурда. Например, в 2011 году на волне событий «арабской весны» в респектабельном пригороде Лондона была обнаружена вилла, оформленная на Саифа аль-Ислама Каддафи — одного из сыновей ливийского лидера Муаммара Каддафи. То есть обвиненный в терроризме и военных преступлениях диктатор фактически через своего родственника владел недвижимостью, стоимость которой оценили в 10 миллионов фунтов. Что неудивительно: как отмечает правозащитная организация Global Witness, Лондон — это одно из главных хранилищ денег бывших диктаторов.

Тем не менее столь трепетное отношение европейцев к частной собственности принесло им неплохие дивиденды. Специалисты британского консалтингового агентства Knight Frank отмечают, что Европа — один из лучших регионов для покупки собственности с точки зрения окупаемости инвестиций. Поэтому иностранцы, в том числе и россияне, охотно приобретают там недвижимость.

Проверка на доверие

Желание богатых иностранцев хранить свои сбережения в стабильных европейских странах сыграло решающую роль в изменении подхода к санкциям. Прежде они были тотальными, но уже к началу 1990-х стало понятно, что экономики разных стран могут быть интегрированы настолько сильно, что в случае ограничений пострадают и те, на кого наложены санкции, и те, кто их наложил. Так произошло после введения санкций США и ООН против Гаити в 1991 году. Тогда единственными товарами, разрешенными к ввозу на Гаити, оказались гуманитарные грузы. Экономическое положение тысяч гаитян резко ухудшилось, в США хлынула волна беженцев.

Из-за этого в 1997 году тогдашний генсек ООН Кофи Аннан предложил улучшить механизм рестрикций. Его инициатива получила название «умные санкции» — меры, направленные против конкретных лиц. Суть концепции была в том, чтобы максимально снизить издержки государств, вводящих рестрикции, и не допустить гуманитарного кризиса. Чаще всего санкции включали в себя замораживание счетов в банках и запрет на путешествия: примерно тогда в черный список попали 600 сторонников Слободана Милошевича. В результате они лишились и своих денег, и возможности посещать страны ЕС.

Впрочем, оказалось, что новая концепция не так уж и умна. Имущество стоимостью в миллионы долларов просто-напросто переоформлялось на родственников, которым повезло избежать санкций, — будь то сын Каддафи или дядя сирийского лидера Башара Асада. Иногда неугодным Западу политикам даже не приходится прилагать усилий, чтобы скрыть свое имущество: после свержения Каддафи выяснилось, что некоторые его счета так и не были заморожены. Причина в том, что никто до сих пор не знает, как правильно писать его имя латиницей. Полковник этим пользовался.

Каддафи открывал счета на имя Gaddafi, Qaddafi, Gathafi, Kadafi или Gadafy, а европейские банкиры не замечали (или не хотели замечать), что речь идет об одном и том же человеке

Однако, как отмечает программный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Иван Тимофеев, авторы санкционных режимов продолжают поиски нарушителей и постепенно прикрывают лазейки. «Американские финансовые власти теперь просто блокируют так называемый ближний круг попавшего под санкции — членов семьи и так далее. В общем, не стесняются в средствах», — поясняет эксперт.

При этом Екатерина Арапова напоминает, что для моральной легитимности конфискации российской собственности мало доказать преступную деятельность ее владельцев — необходимо показать, что изъятие этой собственности необходимо для соблюдения основополагающих европейских ценностей: например, для защиты тех, чья жизнь и безопасность находятся под угрозой. Поэтому европейцы и американцы сегодня говорят не просто о конфискации собственности россиян, а о том, чтобы перенаправить ее на восстановление пострадавшей в ходе боевых действий Украины.

Мы можем говорить о создании фонда поддержки Украины, куда могут направлять конфискованные средства и имущество находящихся под санкциями российских граждан и компаний,  — Дидье Рейндерс, еврокомиссар по вопросам юстиции

Екатерина Арапова подчеркивает, что впервые в истории третья сторона решается изъять активы одной из конфликтующих стран в пользу другой. Правового обоснования такой практики не существует, но Европа и дальше будет упирать на «нравственную» сторону вопроса, чтобы успокоить ту часть общества, которая возмущена нарушением основополагающего права на частную собственность.

Поэтому мы и слышим без конца эти слова: что все средства будут направлены на восстановление Украины, на компенсации пострадавшим в результате специальной военной операции,  — Екатерина Арапова, директор Центра экспертизы санкционной политики Института международных исследований МГИМО

И хотя идеологическое обоснование таких механизмов Запад, судя по всему, нашел, старший научный сотрудник Института Катона Дуг Бэндоу сомневается, что такие решения будут обоснованными и законными. По его мнению, в приоритете не соблюдение конституционных прав человека, а изъятие российских денег. Бэндоу полагает, что благие цели, о которых говорят западные политики, в том числе помощь украинцам, не оправдывают захват и перераспределение чужой собственности. Такая политика контрпродуктивна, потому что играет на руку заявлениям о том, будто российское правительство защищает граждан от Запада.

Отношение к гражданам России как к врагам Америки и Европы побудит россиян защищать свою страну и сплотиться вокруг своего правительства… Перспективно только введение экономических санкций, потому что именно это может повлиять на поведение властей в будущем,  — Дуг Бэндоу, старший научный сотрудник Института Катона

В перспективе незаконное изъятие собственности отдалит Россию и Украину от заключения мира, подчеркнул Бэндоу.

Впрочем, возможно, это понимают и сами инициаторы санкционных пакетов и замораживания собственности. Как поясняет Иван Тимофеев, Запад может руководствоваться не только стремлением наказать Россию, но и необходимостью получить свободные деньги на помощь Украине. Это может снизить нагрузку на страны, уже выделившие колоссальные суммы на обеспечение Киева. Так, по данным на август, с начала спецоперации США пообещали выделить на помощь украинцам не менее 9,8 миллиарда долларов. Еще 9 миллиардов обещают выделить страны Евросоюза.

Впрочем, проверить, действительно ли деньги пойдут на восстановление Украины, едва ли возможно. Арапова отмечает, что ни в Европе, ни в США не существует таких механизмов, а европейские политики вносят поспешные правки в законодательство, чтобы ускорить процесс конфискации активов. При этом украинцам никто не дает гарантий, что условная Варшава поспешит перевести им отнятые у россиян деньги.

Сохраняя лицо

Как подчеркивает эксперт по внутренней и внешней политике США Ольга Ребро, ни команда президента США Джо Байдена, ни европейские политики пока не осознают, что фактически они стреляют себе в ногу. Если США и Евросоюз доработают инициативы по изъятию российской собственности, это решение в долгосрочной перспективе приведет к плачевным последствиям. Так, изъятие чужого имущества может спровоцировать глубокий кризис капиталистической модели, в основе которой лежит неприкосновенность частной собственности.

Екатерина Арапова, в свою очередь, отмечает, что решения западных политиков относительно российских активов меняют саму структуру представлений о том, что такое право на владение собственностью.

То, что мы наблюдаем сейчас, — это колоссальный кризис права собственности как основополагающего принципа системы капитализма в целом и либеральной модели экономического развития. И это, в общем-то, кризис существующих правовых основ как таковых,  — Екатерина Арапова, директор Центра экспертизы санкционной политики Института международных исследований МГИМО

По мнению Араповой, кризис в первую очередь выражается в проблемах с доверием к западным странам. На фоне наращивания санкционного давления, ведущего за собой нарушение базовых прав человека, может усилиться экономический и политический кризис в США и Европе. Из-за этого будет ослабевать их влияние на международных рынках, и американская и европейская экономики уступят пальму первенства странам Азии, Африки и Латинской Америки.

Какими последствиями чреват кризис частной собственности для либеральной экономической модели? Во-первых, это разрушение старых связей с иностранными партнерами, поскольку в долгосрочной перспективе изъятие собственности россиян может отпугнуть потенциальных инвесторов с Востока, отмечает Иван Тимофеев. «У тех, кто размещает свои средства в Евросоюзе и США — например, предпринимателей из Китая или Саудовской Аравии, — будут возникать вопросы. А вдруг отношения с Западом сильно осложнятся из-за того же Тайваня или поддержки недружественных Вашингтону организаций? А у нас тут собственность… Вдруг ее отнимут? Замораживание и тем более конфискация российских активов подорвет доверие ко всей западной финансовой системе», — считает эксперт.

С ним соглашается Екатерина Арапова. Она добавляет: инвесторы по всему миру уже сейчас находятся под угрозой, поскольку США могут наложить на них вторичные санкции за сотрудничество с Россией.


Что такое вторичные санкции

Это меры по наказанию лиц, в том числе находящихся в другой юрисдикции, за нарушение существующих режимов санкций или связей с подсанкционными странами или лицами. Нарушитель санкций де-факто уравнивается в правах с лицами, против которых введены изначальные рестрикции.


Оригинал материала: "Лента.ру"