Как украсть 1,5 млрд рублей на чайной для курсантов

Полтора миллиарда рублей могли быть похищены при обустройстве военного городка университета радиоэлектроники в городе Череповце Вологодской области — филиале Военной академии Минобороны, сообщил источник «Известий». По его словам, правоохранительные органы расследуют причастность гендиректора московского ООО «СтройПроект» Кирилла Крупенченко к этому преступлению в рамках выполнения государственного оборонного заказа. В 2013–2017 годах государство выделило 5,5 млрд рублей на строительство общежития, библиотеки и чайной для курсантов, но почти треть этой суммы была потрачены «не на те цели», отметил источник.

Нечайная церемония

Против гендиректора одной из крупных столичных строительных фирм — ООО «СтройПроект» — Кирилла Крупенченко может быть возбуждено уголовное дело, сообщил «Известиям» источник в правоохранительных органах. В его отношении в конце октября этого года была проведена проверка в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ (они предусматривают механизм рассмотрения органами предварительного расследования сообщений о преступлениях).

Согласно проверке, в действиях руководителя «СтройПроекта» обнаружены признаки злоупотребления полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа (ч. 1 ст. 201 УК РФ).

Речь идет о двух госконтрактах пяти- и девятилетней давности, которые управление капитального строительства Минобороны заключило с ФГУП «Спецстройтехнология» при Спецстрое России. А то, в свою очередь, призвало на помощь по договору субподряда московское ООО «СтройПроект», которое и взялось за обустройство военного городка № 6 университета радиоэлектроники — филиала Военной академии Минобороны РФ в вологодском Череповце.

Фото: РИА Новости/Николай Хижняк

Военный ордена Жукова университет радиоэлектроники готовит офицеров и прапорщиков с полной и средней военно-специальной подготовкой, говорится на сайте вуза. После поступления курсанты состоят на полном гособеспечении, живут в благоустроенных общежитиях, подчеркивается там.

По данным из открытых источников, контракт, заключенный в ноябре 2013 года, подразумевал строительство как раз такого общежития — на 400 курсантов. В мая 2017 года к ним должны были добавиться здания библиотеки и курсантской чайной. Общая сумма обоих госконтрактов составила 5,5 млрд рублей, которые были выделены из оборонного бюджета.

— Согласно материалам проверки, в процессе строительства ООО «СтройПроект» часть поступивших платежей в размере 1,5 млрд рублей использовало нецелевым образом, — поделился источник.

«Бордюр покрасить, кустики подстричь…»

Наличие субподряда часто становится первым признаком создания условий для злоупотреблений, особенно когда речь идет о ЖКХ, строительстве и благоустройстве, рассказал «Известиям» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Завышается смета, создаются или приглашаются компании, через которые эти деньги выводятся. Субподрядчики в такой схеме, как правило, ничего не делают. Если речь о военных подрядах, вместо них работать могут военнослужащие или курсанты. Для них бордюр покрасить, кустики подстричь — обычные армейские будни. То есть придумываются такие работы, которые несложно выполнить, но сложно проверить, — объяснил эксперт.

Нецелевое использование при обустройстве военного городка может означать, что деньги были выделены на одно, а по факту построили или купили что-то совсем другое, считает руководитель Центра размещения госзаказа Александр Строганов.

— Допустим, деньги выделили на обустройство чайной комнаты, а они на них, условно, устроили банкет. Однако тратить деньги «не на то» необязательно через субподрядчика, это вполне можно делать и напрямую, — сказал он.

Большая часть госзаказа в оборонке закрыта, этим объясняются сложности контроля со стороны правоохранительных органов, добавил Кирилл Кабанов.

— МВД может проверить военные заказы только в присутствии военной контрразведки, а та не всегда оперативно реагирует на такие сигналы, — отметил он.

Системным отсутствием контроля выполненных работ, и не только в «оборонке», объясняет подобные злоупотребления и Александр Строганов.

— Нецелевым использованием «балуются» многие, всплывают единицы. Чтобы изменить ситуацию, правоохранительные органы должны работать — проверять каждый проект и каждый кирпич, — уверен он.

По мнению Александра Строганова, исходя из фабулы дела о «курсантской чайной», вопросы у правоохранителей должны возникнуть не только к «СтройПроекту», но и к ФГУП «Спецстройтехнологии». С его слов, потратить бюджетные деньги нецелевым способом может только тот, кто ими владеет. В данном случае деньгами владело ФГУП «Спецстройтехнологии», а ООО «СтройПроект» было простым исполнителем, считает он.

— Если подрядчик сказал субподрядчику: вот тебе 3,5 млрд, на них построй военный городок, а на остальные — баню с бассейном, то «нецелевщиком» будет именно подрядчик. А если субподрядчик решил потратить 1,5 млрд, условно, на 10 мерседесов, то это не нецелевое использование, а обычное воровство, — объяснил эксперт.

Рокот космодрома

Подрядчик строительства чайной и общежития — ФГУП «Спецстройтехнологии» при Спецстрое России — за минувшие годы пережил коррупционный скандал, после чего поменял название и директора. Его прежний руководитель Александр Никитин был задержан в апреле 2018 года следователями ГСУ СКР и обвинен в злоупотреблении должностными полномочиями при возведении хранилищ для ракетного топлива космодрома Восточный, сообщали СМИ. Теперь его обязанности временно исполняет Николай Волков, а само ФГУП стало Главным военным строительным управлением по специальным объектам при Спецстрое России.

Что до ООО «СтройПроект», по данным базы «Руспрофайл», фирма работает на рынке уже 20 лет — возводит жилые и нежилые здания. Семимиллионный размер взноса в компенсационный фонд саморегулируемых организаций позволяет ей строить объекты с размером обязательств до 10 млрд рублей, говорится на сайте СРО «Русстрой».

Однако, как выяснили «Известия», претензии к фирме есть у московской налоговой. В октябре этого года она подала в Арбитражный суд Москвы заявление о признании ООО «СтройПроект» банкротом, следует из базы данных СПАРК.

Согласно тому же источнику, рентабельность компании на протяжении последних трех лет стремительно падала. В 2021 году выручка понизилась до 686,9 млн рублей — на 52% по сравнению с 2020-м, а чистая прибыль — до 432 тыс. рублей (70%).

К самому проекту военного городка в Череповце тоже были претензии. Их неоднократно предъявлял заказчику Архитектурно-строительный надзор Минобороны — за несоответствие ряда позиций изначальному проекту. Но дальше небольших штрафов — в 50 тыс. и 100 тыс. рублей — дело не пошло, следует из решений Арбитражных судов.

Срок заказан

Коммерческие компании активно участвуют в гособоронзаказе, и могут возникать ситуации, связанные со злоупотреблением полномочиями, поделился с «Известиями» член ассоциации юристов России Дмитрий Уваров.

— По статистике за 2021 год, по ст. 201.1 и 285.4 УК РФ осуждено всего два человека. В одном случае было назначено условное наказание — подсудимый выдавал заключения о фиксированной цене изделий по завышенным показателям, в другом — штраф, — сказал юрист.

Скандалы с военными заказами крайне редки, а наказания несопоставимы с масштабом «освоенных» денег, подтвердил «Известиям» Кирилл Кабанов. С учетом всех заслуг подсудимых сроки по таким делам до сих пор не превышали четырех-пяти лет, при реальных санкциях ст. 201.1 — от четырех до восьми лет, подчеркнул он.

Между тем частичная мобилизация и уровень материально-технического обеспечения военнослужащих по-новому показали «систему кормления в вооруженных силах за счет госзаказов», считает он. В конце октября Кирилл Кабанов, как член СПЧ, предложил приравнять хищение бюджетных средств при выполнении гособоронзаказа к госизмене и ужесточить ответственность за это до 12–20 лет.

«Известия» направили запросы в СК РФ, ООО «СтройПроект», ГВСУ по спецобъектам, Спецстрой России и Минобороны с просьбой объяснить, на какие цели были потрачены выделенные в рамках госконтрактов деньги. На момент публикации ответило только Минобороны. Там пояснили, что все объекты, предусмотренные госконтрактами, были построены и введены в эксплуатацию. Источники в оборонном ведомстве рассказали, что проверка не имеет прямого отношения к МО РФ, так как относится к взаимоотношениям генподрядчика строительства и его субподрядчиков.

Елена Балаян

Оригинал материала: "Известия"