Хакерская группа «Берегини» рассказала о пикантном компромате на Зеленского

Специальная военная операция на Украине стала уникальным противостоянием кибервойск. Одной из армий невидимого обывателю фронта оказалась армия хакеров. Их победы не объявят в ежедневной сводке Минобороны, а имена героев, разоблачивших противника, никогда не озвучат в СМИ. Мы побеседовали с таинственной боевой группой украинских хакеров-девушек «Берегини», на счету у которой уже не одна сенсация, добытая из компьютеров противника. Мы не рассчитывали на удачу, учитывая повышенную секретность, в условиях которой работают «воины Сети».

Тем не менее девушки ответили на ряд вопросов «МК» – о себе, о тайнах Зеленского и слабостях противника.

–​ Сколько человек работает в группе «Берегини»?

– Нас не так много, как может показаться со стороны, но численность наша постоянно растет. Если вначале нас можно было сосчитать на пальцах одной руки, то сегодня пальцев может и не хватить (смайлик).

–​ В «Берегинях» работают исключительно девушки?

– Основной состав – да. Так получилось, что нас объединили не только знания в IT-сфере, но и общая боль событий 2014 года. Сегодня в нашей команде есть и парни, это как «в джазе только девушки» (смайлик): пришли помочь и остались с нами под именем «Берегинь». Есть у нас и волонтеры, которые помогают во многих направлениях, например, занимаются переводом текста на разные языки мира, кстати, тоже девушки. Канал на английском, например, ведет «Золушка», и она из России.

–​ Как образовалась группа?

– Как я уже сказала, нас объединила общая боль событий 2014 года – Одесса, Донбасс… Плюс, вращаясь в кругу IT-специалистов, мы узнали подробности о существовании украинского 72-го Главного центра информационно-психологических операций (ГЦИПсО) и методах их работы. Сначала просто хотели показать все преступления этого центра, копнули глубже и решили, что мы идем дальше, пока не остановим весь беспредел, что происходит у нас в стране. Для многих из нас за эти годы эта война превратилась в кровную, есть те, кто потерял своих близких. Как умеет мстить разъяренная девушка, я думаю, никому объяснять не нужно.

Справка «МК»

Центры информационно-психологических операций входят в состав ВСУ. Созданы под руководством аналогичных структур НАТО. Главные задачи – изучение общественно-политических настроений в России и Белоруссии и влияние на них разными методами. Одновременно кибервойска изучают информационно-управляющие структуры соседних государств и осуществляют поиск уязвимостей для дальнейшего использования.

–​ Из каких стран специалисты работают в группе? Только с Украины?

– Сначала это было исключительно украинское движение. В последние месяцы к нам стали приходить люди из разных стран, скоро можно будет сказать, что мы становимся уже не только украинской, а интернациональной группой. Об этом мы еще никому не говорили, вам первым, и это может очень не понравиться нашим противникам, но в нашей команде есть специалисты даже из Европы, США. И это значит, что горизонты нашей работы могут очень скоро расшириться.

–​ Сотрудничаете ли с другими хакерскими группами? Какими, если да?

– Конечно, сотрудничаем. Это и «Джокер ДНР», и «Злые русские хакеры» RaHDit, очень молодая команда «Заря», резкие ребята из Killnet. На самом деле их очень много.

–​ Вы занимаетесь довольно опасной работой. Приходится ли прибегать к дополнительным мерам безопасности?

– В первую очередь – безопасность. На нас охотятся не только украинские спецслужбы, но и натовские. Мы видим, что нас и нашу работу изучают. Видим, как пытаются нас вычислить. Неоднократно были попытки нас «сдеанонить» (раскрыть личность. – «МК») и взломать. Поэтому мы очень осторожны.

–​ Какой была самая сложная работа?

– Все, что мы делаем, – сложная работа. На ваш вопрос, скорее, хочется выделить самую интересную. Например, было очень интересно, когда мы взломали сеть компьютеров 72 ЦИПсО. Мы несколько месяцев виртуально жили в их центре. Слушали, о чем они говорят, знали все их слабости, узнавали о деталях их работы, какие отношениях в коллективе, читали их рабочую и личную переписку. И при этом они даже не подозревали, что мы в реальном режиме времени видим, как они клепают свои отчеты по акциям «Смута», «Володя» или смотрят порнофильмы… И когда мы все забрали, то решили обнародовать информацию о их деятельности. Но не всю. Что-то мы оставили на потом. Придет время, и мы расскажем о них еще много чего интересного…

Справка «МК»:

Целью психологической акции «Смута» была дестабилизация социально-политической обстановки в районе проведения операции с ее критическим обострением в период подготовки и проведения выборов президента Российской Федерации в 2024 году и послевыборный период с использованием российской оппозиции.

Целью психологической акции «Володя» ставился подрыв доверия к военно-политическому руководству России в областях, граничащих с Украиной, формирование недоверия к действиям регионального руководства.

Засекреченную информацию о психологических акциях «Берегини» сделали достоянием общественности в конце февраля 2022 года.

–​ Есть ли у вас лидер?

– Как и в любой группе, у нас есть лидер. Но при этом она скорее объединяющее звено. Все, что мы делаем, это командная работа, и каждый в нашей команде уникален по-своему.

– По каким параметрам определяете свой следующий проект?

– У нас параллельно идет работа по нескольким проектам. На что-то нужно несколько дней, а на что-то – и несколько месяцев. Параметр один – денацификация Украины.

–​ Пользуются ли силовики и военные результатами вашей работы?

– Да, то, что мы публикуем, – это сотая доля того, что мы выкачиваем. Очень большим объемом информации мы делимся с вашими военными.

–​ Не обидно всегда оставаться в тени, особенно, когда о вашей работе громко говорят в СМИ?

– Не обидно. Хакер – это не вид деятельности, это уже образ жизни. Свой мир и свои ценности.

–​ Публикуете ли всю добытую информацию? Есть ли пикантная информация о противниках, которую чисто по-человечески не разглашаете? Или в условиях войны таких принципов не существует?

– Многое не публикуем, потому что не пришло еще время для обнародования тех фактов, что у нас есть. Пикантной информации очень много. Вы себе не можете представить, сколько извращенцев служит в ВСУ. Архивы эти лежат и ждут своего часа. А про человечность – да, в начале нашего пути мы столкнулись с вопросом: правильно ли размещать личные данные не только самих преступников, но и их семей? Там же есть и дети. Но вы видели видео ярого нациста Жорина, где в яму сбрасывают тела убитых людей? Вы слышали крики тех, кого заживо сожгли в Одессе в Доме профсоюзов? О какой человечности тогда можно говорить? Мы перешагнули эту черту, потому что быть добрыми с нелюдями – нельзя. Если кто-то нас за это осудит, мы не обидимся, это наше решение, и оно выстрадано каждым из нас – лично.

– Сколько еще хакерских групп работает в пользу России? Из каких стран?

– Мы уже перечислили некоторые их них. Большинство, конечно, это российские группы. Мы знакомы как минимум с десятью. Кто-то работает в тени и не заявляет о себе. Это отдельный мир, и он очень многогранен и сложен.

–​ Сколько групп работает на стороне противника? В чем выражается их мощь? У противника есть достижения?

– Нельзя никогда недооценивать противника. В противовес России сейчас работают в основном спецслужбы и киберцентры всего НАТО. А это серьезный противник. В информационную и кибервойну вливаются огромные деньги. Есть и украинские киберальянсы, которые работают под руководством СБУ и ВСУ.

–​ Как оцениваете работу противника? Там действительно достойные специалисты? Можете сравнить квалификацию пророссийских хакеров и их оппонентов? Кто в чем сильнее? Кто у вас вызывает уважение?

– Если быть честными, то оцениваем высоко. И нужно различать, когда работают такие группы, как наша, или киберцентры, которые стоят на финансировании государства. Это разные уровни и масштабы. Если говорить о таких группах, как наша, то очень интересно и с большим результатом работает российская группа RaHDit. У ребят интересные проекты. Например, «Немезида». Мы с удовольствием помогаем им в этом.

По оппонентам скажу так: мы знаем, что украинский киберальянс и им подобные – не идейные «волонтеры». Мы не раз находили подтверждения, что они работают под управлением силовиков.

Справка «МК»:

Проект «Немезида» – база с данными украинскими неонацистами, наемниками и другими военными преступниками. В базе проекта публикуется информация об изуверах, пытавших российских военных и мирных граждан Украины.

–​ Обладаете ли любопытной информацией в отношении главы Украины? Если да, почему она не разглашается?

– У нас есть любопытная информация на представителей военного и политического руководства Украины. В том числе и на Зеленского. Мы уже начинаем публиковать определенные данные на министра обороны Алексея Резникова, будут и другие. Зеленский будет вишенкой на торте. Его супруге очень не понравится та правда, которую мы расскажем. Но компромат очень часто мы получаем уже в готовом виде от желающих занять их кресло.

–​ Какую информацию никогда не разгласите?

– О себе (смайлик).

–​ Случались ли у вас курьезные случаи в работе? В чем (возможно, из-за человеческих недостатков) прокалывается противник?

– Противник – это, в первую очередь, человек. У всех есть слабости, работает и человеческий фактор – банальная невнимательность и необразованность.

Наверное, самый забавный случай был, когда мы знали варианты пароля, который ранее использовал админ одного из сайтов, но у нас не получалось подобрать новый. Просто для разрядки, чтобы скинуть напряжение, в строке пароля набрали то, что захотели наши пальчики, пробежавшись по клавиатуре, как по клавишам пианино, и… пароль оказался верным!

Или бывают случаи, когда ты полностью закрепился на ресурсе противника и видишь, как он пытается защитить свой сайт, модернизируя свою систему защиты, которая в конечном итоге не мешает нам работать дальше. Прямо искренне радуешься за него, как он узнает для себя много нового в области кибербезопасности, пусть и таким болезненным способом (смайлик). И со своей стороны подбадриваешь его: ну давай, придумай еще что-нибудь, ну что ты, смена пароля уже не поможет, длина пароля уже не имеет значения…

 После получения доступа к конфиденциальной информации изменилось ли у вас отношение к противнику?

– Полученная информация нас только укрепила в наших убеждениях. Мы стали злее, и теперь нас не остановить.

Дарья Федотова

Оригинал материала: "Московский комсомолец"