Неспособность власти ослабить курс рубля до комфортного для российской экономики уровня породила новую проблему – падение нефтегазовых доходов

По сравнению с пиковыми значениями они снизились в два с половиной раза и устремились дальше к многолетним минимумам. На этом фоне Минфин анонсирует секвестр госпрограмм, который может оказаться не последним. Вся надежда на новое бюджетное правило, к моменту запуска которого экономике будет нанесён ещё более серьёзный ущерб.

Анализ опубликованных Министерством финансов РФ данных показывает, что санкционный кризис обострил зависимость федерального бюджета от нефтегазовых доходов. В наименьшей точке в апреле 2021 года на них приходилось около 27 процентов от всех поступлений в российскую казну. К июню 2022 года этот показатель вырос до 41 процента, что соответствует уровню трёхлетней давности.

©octagon.media, 2022

Похожую динамику нефтегазовый финансовый поток показывает и в абсолютном выражении. По данным Минфина, после достигнутого в 2018 году пика в размере 9,017 трлн рублей он устремился вниз и достиг дна в коронавирусном 2020 году – 5,235 трлн рублей. Этот провал в полной мере стал следствием обвала котировок Urals. Параллельный рост среднегодового курса рубля на 10 процентов лишь отчасти сгладил ситуацию. Восстановление стоимости нефти в 2021 году до среднего уровня 69 долларов за баррель вернуло объём нефтегазовых доходов к прежним показателям – 9,056 трлн рублей.

©octagon.media, 2022

В то же время дополнительные нефтегазовые доходы не достигли допандемийных значений. Согласно действующему бюджетному правилу, налоговые поступления от продажи энергоносителей, превышающие прогнозные (сформированные исходя из цены на Urals в 40 долларов за баррель), направляются не в бюджет, а в Фонд национального благосостояния. В 2020 году они достигли отрицательных значений, а в 2021-м оказались на четверть ниже, чем тремя годами ранее.

©octagon.media, 2022

В январе – апреле 2022 года нефтегазовые доходы продолжили стремительный рост – с 794,5 до 1797,7 млрд рублей в месяц. Этому способствовал резкий подъём среднемесячных котировок Urals в январе – марте (с 86,38 до 91,26 доллара за баррель) и курса рубля (с 76,59 до 103,47 рубля за доллар). Сдвиг по времени связан с тем, что налоги от продажи нефти и газа платятся в следующем расчётном месяце после получения соответствующих доходов.

В мае ситуация кардинально изменилась: общий объём нефтегазовых доходов обвалился на 50,7 процента – до 886 млрд рублей. Частично падение было обусловлено проседанием нефтяных котировок: в апреле они снизились до 71 доллара за баррель (минус 22,1 процента к пиковому показателю). Сыграло свою роль и снижение на 24,7 процента усреднённого месячного курса рубля.

Итоги июня показали, что при расчёте налоговых поступлений приоритетную роль играет именно динамика национальной валюты. При росте стоимости барреля на 11,2 процента её курс в мае упал на 18,7 процента. В результате по итогам июня общий объём нефтегазовых доходов просел ещё на 10 процентов – до 717,9 млрд рублей.

Судя по среднеиюньским индикаторам курса рубля (укрепился на 9,7 процента) и стоимости Urals (повысилась на 11,2 процента), в июле нефтегазовые доходы возьмут небольшую передышку и окажутся вблизи текущих значений.

Но уже в августе ситуация с наполнением бюджета может стать тревожной.

В июле баррель нефти российской марки торгуется в коридоре 64–86 долларов, что заведомо ниже среднего июньского показателя (90,22 доллара). Курс рубля после ослабления в начале месяца до уровня 64 рублей за доллар вернулся к 54,7 рубля. Последняя цифра ниже среднеиюньской (57,17).

Действия Министерства финансов свидетельствуют о том, что в Правительстве со всей серьёзностью относятся к нависшей над бюджетом угрозе. В начале июля Минфин предложил отказаться от 1,6 трлн рублей расходов по госпрограммам в 2023–2025 годах. В том числе в следующем году траты могут быть снижены на 557 млрд рублей, в 2024-м – на 539 млрд рублей.

На этой неделе СМИ сообщили о разработке Министерством финансов новых параметров бюджетного правила. В случае их утверждения прогнозный уровень нефтегазовых доходов будет исчисляться исходя из стоимости барреля в 60 долларов. При этом кабмин рассматривает вопрос о возобновлении валютных интервенций с целью снижения стоимости рубля за счёт покупки валют дружественных стран. Но ни точные сроки введения нового правила, ни подробный порядок его реализации пока не оглашаются.

Аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов заявил «Октагону», что новое бюджетное правило, если оно будет принято, начнёт функционировать через пару лет.

«К этому времени экономика России понесёт серьёзный урон. В целом новое бюджетное правило может положительно повлиять, однако опять же ко времени его имплементации текущие предложенные цифры в 60 долларов за баррель при добыче 9,5 млн баррелей в месяц могут быть уже неактуальны»,  — Андрей Маслов,
аналитик ФГ «Финам»

– Поэтому остаётся только ждать локальных решений для поддержки нефтегазовой отрасли, – резюмирует эксперт.

– В целом снижение Urals не так сильно влияет на нефтегазовые доходы, как дисконт на российскую нефть и товары в целом, который составляет около 20–40 процентов. Всё же котировки нефти остаются достаточно высокими, однако с таким огромным дисконтом эффект от высоких цен на чёрное золото сходит на нет. Курс рубля также крайне негативно влияет на нефтегазовые доходы, так как нефть и газ продаются за доллары и евро и в дальнейшем переводятся в рубли, – заключил Андрей Маслов.

Константин Джултаев

Оригинал материала: "Октагон"