Зачем нужна стране «Русская кола»?

Упорное стремление заместить ушедшие бренды их аналогами подтверждает реноме России как вторичной, «догоняющей державы», главное достоинство которой – точно копировать предложенные образцы. Как известно, в Архангельске решили выпускать назло врагам «Русскую Колу», об этом сообщил бывший мэр города Александр Донской. Тут обращает на себя внимание не только неизбывная пошлость, в роде Богородицы на этикетке, но то, что в названии по-прежнему фигурирует слово «кола». А это, конечно же, свидетельствует о процветании в России карго-культа самого первобытного извода.

Правда, Донской предложил своим читателям выбрать название для нового напитка: «Я запускаю производство русской кока-колы. На этом можно было бы закончить, но тогда я был бы не я. Объявляю конкурс на лучший вариант брендинга этого шедевра моей гениальной мысли. Автору лучшего варианта достанется 100 000 рублей и поцелуй в щечку.» Импортозамещённую кока-колу разработают, по сообщению бывшего чиновника, а ныне бизнесмена, на основе трав, кореньев и алтайских ягод.

По поводу же Богородицы, Донской сказал и вовсе полную глупость: «Это патриотично, это важно для русского человека. Я исхожу из того, что всё, что даётся богом – божественно, и это божественный напиток. Я уверен, что если представители РПЦ его попробуют, им понравится.»

Первую партию напитка Донской обещает выпустить уже летом. И при этом, он отчего-то уверен в успехе своей инициативы.

А вот политолога Марию Сергееву настораживают, по ее собственному признанию, всеобщий хайп и бесконечные новости вокруг русских аналогов Макдоналдса и кока-колы:

«Во-первых, тем что не имеют никакого отношения к реальным проблемам импортозамещения. Честное слово, не в сладкой газировке и не в фаст-фуде у нас проблема. Тем более там, как я понимаю, хитрые сделки по продаже, в которых, в случае чего, предусмотрен отыгрыш назад по той же цене выкупа.

А во-вторых, это же всё смотрится ожившими произведениями Пелевина и Сорокина. Ничего, кроме банальнейших терминов, «карго-культ» и «колониальное мышление» на ум не приходит.

Я бы даже про идеологическую диверсию говорила. Если б не знала, что там, где хочется думать о диверсии, как правило, просто раздолбайство и бездарность. По-хорошему, в новых условиях наша гуманитарная машина (к которой относятся и медиа, и уютненькие телеги) должна бы обсуждать, в каких отраслях мы жизненно нуждаемся в технологическом суверенитете и что для этого государству нужно сделать. Но нет, целый Собянин (на секундочку, бывший глава Администрации Президента и один из лучших губернаторов страны) лично презентует новый-старый фаст-фуд, а эмблему и названия бургеров обсуждает вся страна. И в результате… все это работает на укрепление известного американского бренда, не так ли?)»

Сергеевой вторит и известный политехнолог Василий Якеменко:

«Одна из основных задач сегодня это импортозамещение. Мы лишаемся западных фирм, лишаемся брендов и слышим разговоры о том, что «заместим», «выкупим и продолжим» и так далее. Одну газировку (Кока-кола) заменим на другую, одни бургеры (Макдональдс) на другие, те стулья (Икея) на эти и так далее. И в самом деле. Что мы, штаны не сошьем? Туфли не сделаем? Сумки?

Сошьем. Сделаем. Но это будут совсем другие туфли и сумки.

За каждым западным брендом стоит целый пласт культуры, символов, знаков, ментальности, особенностей мировосприятия. Почему так сильно и легко знаменитые бренды вцепляются в сознание. Они пронизаны идеями, главная из которых — бессознательное восприятие бренда, как некоей безусловной ценности, выходящей за рамки стандартного восприятия обычной бытовой вещи. Еще Генри Форд на своих заводах выстроил индустриальную парадигму, превратившуюся в социальную инженерию, создававшую представление о мире и формировавшую самосознание общества.

Для того, чтобы дверь в Мерседесе закрывалась так, как она закрывается, понадобились десятки лет. Легендарные модные дома Европы строились тоже десятки лет. У истоков большинства брендов стояли легендарные люди. Каждый бренд в совокупности стоит миллиарды. Только кажется, что можно взять те же материалы, схему, сшить и получится сумка как у Prada. Не получится по той же причине, по которой нельзя стать йогом за полгода, художником за месяц, мастером за три дня. Есть вещи неотменимые никакими технологиями…»

Так что российский вариант импортозамещения ни к чему хорошему, по мнению эксперта, привести не может:

«Есть опасность, что сейчас, пойдя по пути импортозамещения, станут решать именно задачу «заместить». Догнать. Сделать не хуже них. То есть опять начнется дурное копирование, и мы вновь останемся в орбите влияния их брендов, подтвердив статус вторичной, «догоняющей державы», главное достоинство которой – точно копировать предложенные образцы. На это уйдут годы и миллиарды рублей, после чего все равно не зайдет – посмотрите на «Вкусно и точка»…»

Выход, по Якеменко, может быть только один:

«Если мы не создадим своё, все цивилизационные войны на полях сражений не имеют смысла. Ибо любая война это не война сил (кто кого пересилит), а война идей и смыслов (кто кого переубедит).»

О справедливости этого мнения свидетельствует и тот простой факт, что в Екатеринбурге уже вовсю торгуют кока-колой из Киргизии. Об этом сообщает в своем канале популярный блогер Александр «Сталингулаг» Горбунов:

«По слухам от подписчиков, которые работают с оптом, оригинальный концентрат кока-колы и всех напитков компании, включая швепс и прочие, в России закончился, и теперь при покупке напитков с российскими этиками лучше проявлять бдительность.»

С необходимостью настоящего импортозамещения, а не карго-культа согласны пользователи социальных сетей, которые пишут в своих комментариях под этой, весьма характерной для сегодняшней России, фотографией из одного из московских ресторанов популярной сети «Бургер Кинг»

— Байкал, квас, дюшес, барбарис, буратино, тархун… Да, до фига было всего до того как все задушили кола-фанто-спрайтовские говнюки…

Ответ тут только один: было бы по-настоящему вкусно и доступно, никто бы никого не задушил. Просто нужно научиться делать хорошо хотя бы что-то…

Иван Зубов

Оригинал материала: "Новые Известия"