Что мешает российской частной космонавтике

Разработчики этой ракеты уверены, что как раз такие сверхлёгкие носители в ближайшие годы будут очень востребованы: грузоподъёмность в 700 килограммов — как раз то, что нужно для доставки на орбиту современных весьма миниатюрных спутников связи или небольших исследовательских аппаратов, например для изучения климата или геологоразведки.

То есть можно, конечно, запустить аппарат оптом — вместе с ещё дюжиной таких же полезных грузов на более тяжёлой ракете, но для этого надо, во-первых, дождаться, чтобы его включили в список запускаемых, и, во-вторых, всю коллекцию в таком случае отправят, грубо говоря, примерно на одну и ту же орбиту и необходимы дополнительные манипуляции для доставки спутника на нужную именно ему орбиту.

Ракета «Сибирь». Фото © ООО «Лин индастриал»

Ракета «Сибирь» — совместный проект двух частных космических предприятий: Национальной космической компании и «Лин индастриал». Были заявлены планы провести её первые испытания в 2023 году. Носитель двухступенчатый, для первой ступени предусмотрен четырёхкамерный двигатель РД-108 от НПО «Энергомаш» (керосин – кислород), а для второй – двигатель собственной разработки Национальной космической компании (НКК), полностью отпечатанный на 3D-принтере и способный работать на пропане либо метане с кислородом в качестве окислителя.

Глава НКК — 33-летний Максим Куликов — оценивал общий бюджет своей компании в сто миллионов долларов (то есть в 6,6 миллиарда рублей) и говорил, что эти деньги планируется освоить к 2024 году. В интервью Лайфу он рассказывал, что в основном это средства от частных инвесторов, которые воодушевлены идеей развития российской частной космонавтики и хотят посмотреть, что из этого получится.

Максим Куликов. Фото © Instagram (запрещён на территории РФ) / kulikov89_nsc

Теперь выясняется, что молодой предприниматель может получить десять лет тюрьмы из-за суммы в 340 миллионов рублей (это пять миллионов долларов). Дело в том, что за три года до основания своей Национальной космической компании он открыл кредитный кооператив под названием «Совет». Этот кредитный кооператив предлагал всем желающим внести вклад под фантастические ставки, вплоть до 19 процентов годовых. Но спустя какое-то время вкладчики начали жаловаться, что они ни процентов никаких не получают, ни вклады свои забрать обратно не могут.

Кредитный кооператив «Совет». Фото © Дела.ру

В 2019 году Банк России, как главный кредитный регулятор страны, запретил «Совету» принимать деньги от новых пайщиков, а потом подал иск о ликвидации кооператива. В 2021-м последовали проверка и уголовное дело о мошенничестве в особо крупных размерах, а именно в размерах тех самых 340 миллионов рублей. По данным Красноярского ГУ МВД России, это деньги нескольких сотен вкладчиков. Максима Куликова объявили в розыск, а в мае 2022 года задержали. При этом двумя месяцами ранее операции по счетам Национальной космической компании приостановили за непредоставление налоговой декларации.

Провал «Космокурса»

Весной 2021 года — под самое 12 апреля — руководитель теперь уже несуществующей частной компании «Космокурс» Павел Пушкин «обрадовал», что планы запускать туристов на орбиту полёта Юрия Гагарина (около 200 километров) откладываются до лучших времён, которые наступят неизвестно когда, а пока что инвестор прикрывает лавочку: он счёл проект нереализуемым.

Что это был за проект: многоразовая пилотируемая система — ракета-носитель и космический корабль, в котором летят шестеро туристов и инструктор. То есть нечто, очень похожее на New Shepard Джеффа Безоса, который, кстати говоря, начали создавать даже позже «Космокурса» и который сейчас весьма успешно отправляет состоятельных людей в 11-минутный космический полёт. Билет на New Shepard стоит около 200 тысяч долларов, примерно такую же цену заявлял и «Космокурс». При этом ракета Безоса поднимается лишь километров на сто.

Буквально за месяц до закрытия российского космического стартапа Лайф записал интервью с Павлом Пушкиным, которое оказалось, можно сказать, прощальным. Он тогда рассказал, как «Космокурс» выбирал под Нижним Новгородом место для строительства своего частного космодрома и как это оказалось совершенно непреодолимой трудностью. И проблема, с его слов, заключалась в невозможности согласовать с Роспотребнадзором санитарно-защитные зоны. Он заверил, что при этом и региональные власти, и местные жители выражали всяческое одобрение этому проекту.

В итоге компании больше нет, её осиротевших сотрудников приютил «Роскосмос».

Как дела у Success Rockets

С «Успешными ракетами» тоже была загадочная история: компания собиралась построить частный космодром и решила, что он должен быть расположен в Ногайском районе Дагестана. И по этому поводу заключила соглашение с Корпорацией развития Дагестана. Но вскоре республиканское Агентство по предпринимательству и инвестициям сообщило, что приносит извинения дагестанцам и что проект запущен без проведения необходимых экспертиз. Глава Корпорации развития Дагестана ушёл с поста. Руководитель Success Rockets Олег Мансуров в 2021 году уверял, что все эти обстоятельства не имеют отношения к планам его компании и что они оставались в силе.

Меж тем весной этого года он рассказал, что в «Роскосмосе» выразили готовность поддержать отечественные космические стартапы и начались переговоры о возможном предоставлении Success Rockets стартовой площадки на космодроме Восточный.

Запускать со своего космодрома компания собирается сверхлёгкую суборбитальную ракету Nebo и орбитальную Stalker. На первой будут выводить метеоспутники и другие небольшие аппараты, на второй — спутниковые группировки. Кроме того, компания разрабатывает космические буксиры, в том числе для межпланетных миссий.

Что не так с частным космосом в России?

Задержанный Максим Куликов никогда не был по-настоящему близок к реальной космонавтике, убеждён известный популяризатор науки, основатель проекта «Открытый космос» Виталий Егоров. Он подчеркнул, что, к примеру, компания «Космокурс» потратила несколько лет только на получение лицензии на космическую деятельность, а у НКК и Success Rockets такой лицензии нет.

И в этом, как объяснил эксперт, одно из принципиальных отличий российских реалий для частной космонавтики: скажем, в США для получения официального разрешения на космическую деятельность достаточно лишь отправить NASA уведомление, то есть процедура упрощена максимально.

 У них NASA 20 лет работало над тем, чтобы так легко шла работа с частными компаниями. У нас лишь недавно при участии фонда «Сколково» хоть немного упростили получение лицензии на космическую деятельность, хотя бы военную приёмку убрали, это уже большое дело. То есть ту работу, которую NASA ведёт с середины 80-х, у нас начали пару лет назад, — рассказал Виталий Егоров.

Надо сказать, в зарубежных странах тоже хватает бюрократии и тот же Илон Маск постоянно испытывает на себе давление со стороны властей: к примеру, ему пока не удаётся добиться от Федерального управления гражданской авиации США лицензии на орбитальные запуски ракет с частного космодрома SpaceX в Техасе и именно из-за этого первый орбитальный полёт «марсианского» корабля Starship откладывается уже не первый месяц. В России же, судя по всему, ему вряд ли вообще удалось бы построить космодром.

 В США региональные власти имеют гораздо больше реальной власти. То есть можно банально согласовать строительство космодрома с руководством штата Техас и не беспокоить этими вопросами президента. А у нас Пушкин реально не мог решить вопрос выделения каких-нибудь сотен гектаров леса или заброшенного поля в Нижегородской области без согласования с федеральными властями, потому что на более низких уровнях никто бы не взял на себя ответственность,  посетовал популяризатор космонавтики.

По мнению эксперта, в России на государственном уровне не ощущается никакой реальной поддержки частной космонавтики и «Роскосмос» взялся помогать частникам лишь в той мере, в которой может себе это позволить.

 Рогозин может говорить, что нам нужна частная космонавтика, но когда разговор заходит о деньгах, то никаких преференций частным компаниям по сравнению с «Роскосмосом» не будет, — убеждён Виталий Егоров.

С точки зрения руководителя Института космической политики Ивана Моисеева, самым успешным частным космическим проектом в России была компания Dauria Aerospace, она работала в 2011–2018 годах, производила спутники и выходила на международный рынок. В 2012 году, после получения заказа «Роскосмоса» на аппараты дистанционного зондирования Земли, произошёл инцидент: после вывода на орбиту с ними пропала связь. Госкорпорация в судебном порядке взыскала с Dauria Aerospace неустойку в размере более 270 миллионов рублей, и после этого компания обанкротилась.

Сейчас в России существует лишь несколько сравнительно небольших частных компаний, они поддерживаются президентской программой «Национальная технологическая инициатива», но пока их проекты не представляются серьёзными, говорит Иван Моисеев.

 Собирается какая-то компания, один-два человека, может быть, находят какого-то инвестора и на имеющиеся деньги разворачивают кампанию по продвижению в средствах массовой информации. У них ничего за душой нет, проекты их сомнительны, — считает эксперт.

В то же время глава Института космической политики отметил, что в США в космонавтике традиционно заняты именно частные компании, а государство лишь выдаёт им заказы и регулирует их деятельность. В России же госкорпорация «Роскосмос» одновременно является и исполнителем госзаказов, и регулятором, который задаёт правила игры и не заинтересован в появлении конкурентов, объяснил он. Похожая ситуация до недавних пор была и в Китае.

 Китай в 2014 году из такой ситуации выкрутился очень решительно: они издали постановление правительства, в котором обязали все свои органы, госкорпорации в приказном порядке развивать частный бизнес. И с тех пор они этим занялись и достигли больших успехов, — подчёркивает эксперт.

За рубежом частная космонавтика — это тоже весьма проблемный вид деятельности, заверил со своей стороны Виталий Егоров: и SpaceX Илона Маска, и Blue Origin Джеффа Безоса — убыточные предприятия, а множество стартапов вообще не достигли ничего. И это при том, что в США отношение к частному космическому бизнесу в целом принципиально отличается: уже много лет назад на самом высоком правительственном уровне обозначена задача его всячески поддерживать. NASA может предоставить любому американцу доступ к государственным технологиям, в России подобное совершенно немыслимо.

 Однажды я разговаривал с одним космонавтом, достаточно молодым и при этом довольно прогрессивных взглядов, и даже он округлил глаза, когда я сказал, что «Роскосмос» должен выдать частным компаниям свои технологии бесплатно. Он к этому отнёсся так, как будто я предложил раскрыть все гостайны Илону Маску, — поделился Виталий Егоров.

При таком отношении, чтобы заниматься столь уязвимым видом деятельности, как частная космонавтика, нужны «безумие и отвага», добавил он. А ещё одна проблема в том, что инвесторы не слишком охотно вкладываются в отечественные космические проекты: основатель «Открытого космоса» ощутил это в полной мере, когда занимался продвижением космического буксира, разработанного частной компанией Orbital Express. С его слов, среди энтузиастов космонавтики даже ходит такая шутка: лучший способ разогнать шумную толпу нетрезвых инвесторов — встать посреди них и предложить им поддержать российский космический стартап.

Адель Романенкова

Оригинал материала: "Лайф"