Прокуратура проявила интерес к деньгам братьев Магомедовых, которые оказались заморожены на счете в Сбербанке и хранятся там уже несколько лет

Внушительная сумма, хранящаяся на текущем счете одной островной компании в Сбербанке, заинтересовала Генеральную прокуратуру, которая считает эту сумму доходом Магомеда Магомедова, скрывшего ее от контроля в те времена, когда он занимал пост члена Совета Федерации. Сейчас Магомед Магомедов находится за решеткой, вместе со своим младшим братом. Вместе они, по мнению прокуратуры, образуют ОПС и ждут приговора в этом качестве. Вряд ли в ближайшей перспективе им понадобятся такие деньги. Слишком много сейчас, и слишком мало их может оказаться по выходу из мест заключения.

Деньги были получены Магомедовыми от продажи своей доли в капитале Новороссийского морского торгового порта партнерам по этому бизнесу — компании «Транснефть». Партнерство в Новороссийском порту у «Транснефти» с Зиявудином Магомедовым (младший брат выступал в роли предпринимателя, в то время как старший прикрывал бизнес в Совет Федерации) сложилось в январе 2011 года, когда они «скинулись» на покупку Kadina Ltd, которой принадлежал контрольный пакет (50,1%) Новороссийского морского торгового порта.

Но истоки партнерства Магомедовых и «Транснефти» берут начало гораздо раньше — в легендарные 1990-е. По одной из версий вице-президент нефтяной компании «Лукойл» Семен Вайншток привлекал команду дагестанских предпринимателей для решения «проблем корпоративного управления» в Сибири. С поправкой этих определений на реалии того времени.

По другой версии, Магомедовых и Вайнштока познакомил Дэвид Каплан — один из ключевых операторов финансовой закулисы 1990-х. Каплан был связан с так называемой «вильнюсской бригадой», одним из самых мощных формирований, созданных на закате советской эпохи в Литве. Костяк этой группы составляли горские евреи, которые проживали в Вильнюсе.

Дэвида Каплана называли одним из стратегов всей «Суммы» — группы компаний, которой официально владели братья Магомедовы. Считается, что он одновременно представлял интересы и самого Вайнштока.

Политическая поддержка

Так или иначе, но дружба оказалась крепкой, и она вышла на новый уровень после того как Семен Вайншток возглавил государственную корпорацию «Транснефть». «Стройновация», входившая в «Сумму» Зиявудина Магомедова, стала активным участником по реализации проекта по строительству порта Приморск. Это была конечная точка Балтийской трубопроводной системы, созданной «Транснефтью» (преимущественно в интересах «Лукойла»). В итоге оператором порта стала «Сумма». Очевидно, чтобы обеспечить такое положение на рынке портовых услуг Санкт-Петербурга, авторитетов Вайнштока и Каплана было недостаточно. Нужна была поддержка на политическом уровне.

В своем исследовании политической жизни того времени историк Виталий Иванов называет Вайнштока клиентом Романа Абрамовича, фаворита «старой кремлевской группы», а к покровителям Магомедовых относит Бориса ГрызловаВиктора Золотова и Виктора Черкесова.

Тем не менее сделку по покупке Новороссийского порта Магомедовы совершали уже в одиночестве. В январе 2011 года, когда «Транснефть» в компании с Зиявудином Магомедовым покупала Новороссийский торговый порт, Каплан вышел из портового бизнеса «Суммы», а Семен Михайлович Вайншток покинул и «Транснефть», и Россию, занявшись бизнесом в Израиле.

В августе 2018-го года, уже будучи в эпицентре уголовного дела, Магомедовы продали свою долю «Транснефти» за $750 млн, которые оказались на счету Сбербанка и там были заморожены. Формально они принадлежат компании Port Petrovsk Limited, зарегистрированной на Британских Виргинских островах (British Virgin Islands). Прокуратура же, напомним, считает их деньгами сенатора Магомедова. Но не исключено, что назначение у этих денег совершенно другое — слишком много у братьев было странных партнеров, каждый из которых мог сохранить свой интерес в бизнесе. А теперь может претендовать, как минимум, на часть.

Александр Кузьмин

Оригинал материала: "Наша Версия"