05.05.2022

Может ли Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) Владимира Лисина претендовать на предприятия Донбасса?

В том сегменте средств массовой информации, который не является официозным, но все же выдает более-менее точную информацию, полагаясь на весьма осведомленные источники, некоторое время назад начал активно муссироваться слух, что Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) в скором времени может взять под свой контроль металлургические предприятия Мариуполя, в частности, собирается взять в свое управление ММК им. Ильича и МК «Азовсталь».

Основанием для такого решения якобы являются высокие показатели и эффективность работы самого НЛМК, которым владеет и управляет председатель совета директоров Владимир Лисин, самый богатый человек РФ, с состоянием 18,4 млрд.$. Все это и дает причины Владимиру Лисину претендовать на металлургическую отрасль Украины, которую ему, вероятно, не терпится взять под контроль. Однако есть мнение, что на самом деле финансовые и производственные показатели НЛМК в последние годы далеко не такие, какими были еще недавно, что Лисин предпочитает не афишировать, не замечать или не знать.

Ключевым показателем экономической эффективности любого бизнеса является так называемый показатель margin EBITDA. Показатель EBITDA margin Группы НЛМК в период 2005-2010 гг. был самый высокий среди российских металлургов, соответственно НЛМК имел самую высокую эффективность работы в эти шесть лет, более чем на 10% абсолютных единиц опережая остальные металлургические холдинги РФ. Следует отметить, что самой не эффективной группой анализируемого периода былаГруппа «Северсталь».

Однако, по имеющимся оценкам, начиная уже с 2011 года эффективность управления Группой НЛМК начала снижаться и в лидеры среди металлургических холдингов РФ вышла компания Северсталь, которая с 2011 по 2021 годы показывала наилучшие финансовые показатели среди металлургических компаний РФ, а НЛМК стремительно утратил свои позиции, периодически уступая их ММК, а также им начала «наступать на пятки» Группа Евраз.

Как уже говорилось выше, в лидеры вышла Северсталь, хотя еще несколько лет назад НЛМК опережал ее по показателю margin EBITDA: в 2005 году этот показатель у НЛМК составлял 48,6%, а Северстали – 26,4%, к 2012 году показатели почти сравнялись, то уже в 2020 году margin EBITDA у НЛМК составлял 28,6%, у Северстали – 34,5%. Напрашивается следующий вывод: все это удалось компании «Северсталь» благодаря руководству Алексея Мордашова и его команды, которые за последнее десятилетие построили самые прозрачные, открытые и равноправные условия для своих бизнес партнеров.

При этом стоит учесть в сравнении, что Северсталь и НЛМК имеют собственную руду, что дает существенное преимущество при производстве продукции, но по нашим оценкам, себестоимость тонны железной руды и окатышей у компании Северсталь на 20$ дороже, чем у НЛМК, что соответственно сильно отражается на себестоимости чугуна не в пользу Северстали. Второй фактор не в пользу эффективности Северстали как не странно – наличие собственного угольного актива Воркутауголь, обеспечивающий 50% потребности угля Группы Северсталь, который за весь анализируемый период с 2005 г., только семь лет был рентабельным и финансово положительно влиял на работу всей группы, а остальные 10 лет себестоимость данного угля была выше рыночных цен на угольные концентраты. О низкой эффективности данного угольного актива говорит факт его продажи Группой Северсталь в апреле 2022 г. всего за 15 млрд.рублей (200 mln$). Однако при этом видно, что финансовые показатели Северстали и эффективность ее работы стабильно выше, чем у НЛМК.

Исходя из вышеизложенного возникает логичный вопрос – почему, имея лучшие стратегические условия, НЛМК утратил лидерские позиции? Ответом могли бы быть – коррупция в высших эшелонах руководства компании, неэффективность менеджмента и, как следствие, потери на различных этапах производственного цикла.

Высшие руководители компании, с молчаливого попустительства главного акционера Лисина В.С., явно пекутся в первую очередь о своем благополучии, а не о прибыли НЛМК, которую и без того считают слишком высокой. Естественно, что благополучие первых достигается за счет последнего.

Олег Багрин, работающий в Группе НЛМК с 2004 года, создал внутри компании свою группу своячников, а на все ключевые позиции – от менеджера по закупкам до сотрудника по безопасности, ответственного за полиграф – поставил своих доверенных людей. Именно поэтому не кажется странным, что после прихода Багрина на пост президента НЛМК и получения им карт-бланша от Владимира Лисина эффективность НЛМК начала планомерно падать пропорционально росту благосостояния Олега Багрина и его ставленников. Именно при Олеге Багрине постепенно отбыли самые близкие к Владимиру Лисину люди, те, кто действительно хотели и могли сделать компанию более эффективной и процветающей, вначале были признаны не достаточно перспективными сыновья Владимира Лисина, и отправлены жить заграницу, затем этим же маршрутом уехал вице-президент Сапрыкин А.Н. и бывший руководитель службы безопасности Сергей Мельник и многие другие шедшие плечом к плечу с середины 90-х с Владимиром Лисиным и выстроившие к 2005 г. неоспоримо самую эффективную и рентабельную компанию не только в РФ, но и в мире.

Суть схем

Группой НЛМК сформирован пул «уникальных и незаменимых» поставщиков по всем основным материальным сырьевым позициям – металлолом, ферросплавы, уголь и огнеупоры. По всем указанным категориям закупок, как мы видим, отсутствует какая-либо конкуренция, открытые и прозрачные процедуры закупок, равноправные условия работы для всех участников рынка. При этом стоит отметить, что эти уникальные и незаменимые поставщики у Группы НЛМК с периодичностью в три-пять лет меняются – одни «уникальные» перестают быть уникальными и незаменимыми, а на их смену приходят новые, с еще большим желанием, измеряемым, похоже, в основном откатами. А для неугодных топ-менеджменту поставщиков, вероятно, всегда можно придумать красивый, технически обоснованный и главное устрашающий отказ – использования альтернативного сырья грозит повреждения доменной печи, остановками коксовых батарей, выходом из строя прокатных станов, или ещё какими-то страстями. Однако результаты замен нам обнаружить не удалось – качество продукции не улучшается, а ее себестоимость не падает, соответственно, прибыль не увеличивается, соответственно рентабельность по EBITDA уменьшается, пропуская вперед ключевых конкурентов. По всем сырьевым позициям обращения альтернативных поставщиков, которые пытаются начать сотрудничать с Группой НЛМК банально игнорируются, на запросы ответы приходят через раз, со стандартными отписками. И если более детально позаниматься историей обращений потенциальных поставщиков, рыночной конъектурой и уровнем цен, то вскроется много интересного и нового для Владимира Лисина.

В целом бытует мнение, что цены закупки на все сырьевые категории на НЛМК выше, чем на других металлургических комбинатах на 10-20%, а в некоторых случаях – до 50% от реального рынка.

Цена схем

Есть мнение, что неэффективность управления Группы НЛМК примерно в 10% абсолютных единиц потерянной margin EBITDA, что подтверждается ретроспективным анализом выше и исчисляется сотнями миллионов долларов ежегодно, что однозначно бы вернуло НЛМК в лидеры металлургических компаний РФ по рентабельности. При этом – если выделить финансовые показатели «Стойленского ГОК» отдельно, уникального не только в РФ, но и в мире по геологическому строению запасов и качеству руды, который создают уникальные конкурентные преимущества по себестоимости и приносит до 50% EBITDA всей Группы «НЛМК», то НЛМК занял бы чуть ли не последнее место по эффективности, среди металлургических гигантов РФ.

И еще один кричащий показатель – смертельные случаи, пожары, аварии, взрывы. В прошлом году НЛМК стал часто упоминаемым в контексте смертельных случаев – только за четвертый квартал 2021 года погибли 2 сотрудника комбината в основных цехах, всего за 2021 г. погибло три человека, что в целом является нонсенсом для металлургических комбинатов РФ.

Все приведенные выше факты говорят только об одном – в НЛМК происходит системный кризис, снижения эффективности. Возможно ли такое без потери управления со стороны владельца холдинга? Вряд ли. И это при том, что по абсолютным показателям прибыли и выручки Группа «НЛМК» в лидерах рынка, что видимо и устраивает ее акционера. Похоже, что Лисин стал заложником своего топ-менеджмента, не может принять ключевых управленческих решений желая разобраться в каком-то вопросе, т.к. для него всегда находятся объяснения и причины почему должно быть именно так.

Работа высшего звена менеджмента, по нашему мнению, сводится неисполнению профессиональных обязанностей по налаживанию эффективной работы вверенного предприятия, а на обеспечение собственного кармана за счет НЛМК. Подтверждением правомерности такого вывода служат финансовые показатели Группы НЛМК, которые оставляют желать лучшего на протяжении уже десятилетия, по сравнению с конкурентами. И это при том, что Группа «НЛМК» создана техническим и бизнес-гением Лисиным, который грамотно сформировал свою группу, в том числе присоединил уникальный «Стойленского ГОК», профессионально выстроил финансовые, производственные и технологические цепочки всех бизнес-процессов, которые в итоге, не смотря энтропию нынешних бизнес-процессов по-прежнему приносят ему многие миллиарды долларов. Однако, как и многие люди его уровня, Владимир Лисин не задумывается, что его Холдинг может приносить еще больше прибыли, чем и пользуется его доверенный топ-менеджмент, который похоже и нащупал ту золотую и безопасную середину для себя в виде 10% абсолютных единиц EBITDA или более 500 млн.$ в год. Суда по всему, именно команда Багрина и Федоришина за долгие годы научились рисовать красивые графики, схемы и презентации, за которыми Владимир Лисин не видит реальной картины происходящего.

В таких условиях возникает закономерный вопрос – достойна ли данная «эффективная» команда предприятий Мариуполя. Не закончится ли это тем, что компания только высосет абсолютно со всех направлений, начиная с услуг и работ, заканчивая любимыми сырьевыми направлениями? К тому же следует учитывать, что сырьем обеспечить предприятия Донбасса НЛМК не сможет, поскольку на 100% использует ЖРС «Стойленский ГОК» для собственных нужд.

Поэтому перед тем, как передавать в управление Группе НЛМК новые предприятия, логично было бы пристальней изучить как деятельность самой НЛМК, так и деятельность других металлургических групп, особенно тех, кто, имея худшие условия, смог потеснить НЛМК с позиций лидера.

Александр Петров

Оригинал материала: "Наша Версия"