За что в странах Балтии преследуют представителей СМИ

29 октября в Латвии был вынесен приговор оппозиционному русскоязычному журналисту Юрию Алексееву — Пардаугавский суд Риги приговорил его к одному году и двум месяцам тюремного заключения. Пока Алексеев на свободе – ждет результатов апелляции. Доказательств его вины нет никаких, дело сфабриковано латвийскими органами госбезопасности с целью окончательно «заткнуть рот» русскоязычной прессе. За что в «европейских» странах Балтии преследуют журналистов, разбирался «МК».

Ранним декабрьским утром незадолго до католического Рождества 2017-го года известный латвийский журналист Юрий Алексеев вышел из своего дома, намереваясь отправиться по делам. Но далеко уйти ему не удалось. У подъезда Алексеева уже поджидали пятеро неизвестных в натянутых на лица черных масках. Он сразу догадался, кто это, увидев у них на форме, на спине надпись DP — Drošības Policija, полиция безопасности Латвийской республики.

— Мне сообщили, что на меня заведено уголовное дело по статье о разжигании межнациональной розни. – вспоминает теперь Алексеев. – За то, что якобы я написал на разных сайтах сотни комментариев с призывом убивать латышей. Я еще не успел прийти в себя от этого абсурдного обвинения, а меня уже потащили обратно в квартиру, где начался обыск. Ордер у них был, они хорошо подготовились.

Причем подготовились, видимо, во всех смыслах. Ошеломленный журналист наблюдал, как сотрудники госбезопасности шарят по его квартире, заглядывая во все углы. И вдруг – о чудо! – полицейские нашли новые доказательства «преступной» деятельности Алексеева. Взяты они были, в буквальном смысле слова, с потолка.

— За подвесным потолком, где у меня установлены светодиодные фонарики, полицейские неожиданно нашли два мешочка с патронами от пистолета Макарова. – рассказывает Алексеев. – Всего 34 штуки. Но вот что удивительно: ни на самих патронах, ни на полиэтиленовых пакетиках не нашли ни моих отпечатков пальцев, ни моего биоматериала. Экспертиза показала, что они стерильны. Как такое может быть? Кроме того, у меня не нашли и пистолета. А зачем мне патроны, если нет пистолета? Понятно, что они мне ни к чему. Как же они могли появиться в квартире? Думаю, что кто-то их мне специально занес. В 2016-2017 году я много ездил по командировкам, дома не бывал месяцами. Забраться в квартиру, открыв достаточно простой замок, при нынешних технических средствах не сложно.

Отличная это вещь – подвесной потолок, очень удобная, если надо кому-то подкинуть улики. Выкрутил лампочку, засунул через отверстие в потолок все, что требуется для успешного «раскрытия» дела, поставил лампочку на место, и дело сделано. Хозяин квартиры может годами не знать, что хранится у него в потолке. Подвесной потолок в квартире оппозиционера – это как карман, который лучше зашить, чтобы туда не подбросили наркотики. Но Алексеев этого не знал, квартира была куплена им совсем недавно, и подвесной потолок в ней уже был.

Юрий Алексеев — один из самых известных русскоязычных журналистов и редакторов Латвии. В 90-х и нулевых он был главным редактором газет «Бизнес&Балтия», «Коммерсант Baltic», а также журнала «Бизнес.Lv». С 2005 по 2009 годы был депутатом Рижской думы от объединения «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ). Своего критического отношения ко многому, что происходит в сегодняшней Латвии, никогда не скрывал. Свое мнение высказывал открыто, в том числе и в нескольких интервью для «МК».

Как создать «врага народа»

С апреля 2011 года Алексеев является главным редактором дискуссионного интернет-портала IMHOclub. Назначение этого издания – служить «территорией особых мнений». На сайте публиковались авторы, стоящие на самых разных позициях по актуальным вопросам. Среди авторов портала был, например, и экс-президент Латвии. Тексты, как правило, вызывали бурные дискуссии, читатели оставляли под ними сотни комментариев. Но все они тщательно модерировались, комментарии, содержащие мат, угрозы и оскорбления, тут же удалялись. Властям не к чему было придраться: издание никогда не выходило за рамки закона. Тем не менее оно сразу же попало в отчеты полиции безопасности. Алексеева несколько раз приглашали на беседы, намекали, что портал надо бы закрыть.

— В Латвии каждый год выходят отчеты полиции безопасности: о том о сем, короче, о «врагах народа». – рассказывает Алексеев. — Уже через полгода после того, как появился IMHOclub, там уже было написано примерно следующее: «Появился ресурс под названием IMHOclub. Он широко цитируется в российских СМИ. Этот ресурс неоднозначно трактует историю Латвии, имеет пророссийскую направленность». То есть он «вредный». С тех пор каждый год IMHOclub и я лично появлялись в этих отчетах. Там были даже мои фотографии. «Враг народа» найден, теперь надо найти, как его можно «прижать». Но, к их величайшему огорчению, они не смогли ничего найти, так как я не нарушаю закон, я не подставляюсь. Тогда они придумали, как можно сфабриковать дело.

Сейчас Алексеева обвиняют по трем статьям УК Латвии: 78 («Разжигание национальной розни»), 233 («Незаконное хранение боеприпасов») и 166 («Хранение фотографий порнографического содержания с изображением детей»). Тема с порнографией загадочным образом всплыла через год после обыска и изъятия из квартиры журналиста всей его техники – компьютера, ноутбука, диктофонов, мобильных телефонов. Соответствующие фото якобы были обнаружены на компьютере, к которому владелец более года не имел никакого доступа. Выглядит это более чем странно. 29 ноября Алексееву исполнилось 63 года – почтенный возраст, когда «основной инстинкт» по идее затухает… Журналист убежден, что обвинения по «нехорошей» статье понадобились для решения двух задач: во-первых, испачкать грязью фигуранта явно политического дела, во-вторых, сделать процесс «закрытым», чтобы удалить из зала суда журналистов и помешать широкому освещению его в прессе.

Основанием для обвинения по статье о разжигании национальной розни стали десятки и даже сотни комментариев к статьям на четырех популярных интернет-ресурсах. Комментарии публиковались под разными псевдонимами, но все – с одного IP -адреса, который более 20 лет принадлежал Алексееву. Комментарии примитивные, безграмотные и хамские, в них содержатся призывы убивать «фашистских выродков». Предполагается, что под «фашистскими выродками» автор подразумевал латышей и, таким образом, возбуждал к ним ненависть по национальному признаку. Что интересно, все эти комментарии были опубликованы в течение одного месяца — с 5 сентября по 8 октября 2017 года.

Журналист недоумевает: как он мог призывать «убивать латышей», когда он и сам латыш, хотя и наполовину – по матери. Более того, он – внук «латышского стрелка». Его предки поколениями жили в Латвии. В своем последнем слове на суде он напомнил о своей статье, опубликованной ещё 4 марта 2013 в Интернете. В ней было сказано: «…лучше вести себя грамотно в тот самый момент, когда вы пишете свой комментарий в Интернете. …знайте, что перед тем, как нажать на кнопку «отправить», нужно внимательно и неторопливо (и на трезвую голову) перечитать свой комментарий — исправить грамматические ошибки, а заодно — убрать оттуда слова, о которых вы можете потом пожалеть. В интернете НИЧЕГО НЕ ПРОПАДАЕТ БЕССЛЕДНО».

— Я журналист с 30-летним стажем и главный редактор с 20-летним стажем. – говорит оппозиционер. — Я руководил и газетами, и журналами, и сайтом. Мне прекрасно известно, что интернет помнит все. Если какой-то комментарий послан с вашего IP -адреса, это легко вычисляется. И даже стертые комментарии никуда не пропадают. Вас вычислят за 5 минут. Призывы к убийству – это тяжкое преступление, я лично всегда считал, что тех, кто оставляет в интернете такие комментарии, надо наказывать. Я всегда был корректен в своих статьях и призывал к корректности своих авторов. Можно ли себе представить, чтобы с моим журналистским опытом вдруг сошел с ума и со своего собственного IP -адреса в течение одного месяца строчил в сети комментарии криминального характера. прекрасно зная, что меня найдут? Причем ни до, ни после я ничего подобного не делал. Может быть у меня раздвоение личности и я уже стал как доктор Джекил и мистер Хайд? Когда я «Алексеев № 1», я пишу нормальные интересные тексты, никогда не выходящие за рамки закона, а когда во мне просыпается «Алексеев № 2», я рассылаю со своего собственного компьютера сообщения с призывами к убийству людей? Сначала я надеялся, что профессионалы в полиции разберутся, вычислят тех злоумышленников, которые меня так подставили, определят, как они это сделали – взломали компьютер, подключились к Wi — Fi , или еще каким-то образом мне гадость подстроили. Но задача у них была другая: не разобраться, кто совершил это преступление, а найти хоть что-то против меня.

— Но как технически это возможно – писать что-то в интернете с вашего IP -адреса? 

— Это элементарно сейчас делается. Из соседней квартиры, подъезда или просто сидя в машине на улице рядом с домом можно подключиться к моему домашнему роутеру, подобрать пароль и писать с моего  IP -адреса такие дурацкие комментарии. Затем возбудить дело, в его рамках провести обыск, заранее подкинув патроны. Это методы охранки. Когда они не имеют возможности привлечь человека по закону, они делают так. Во время обыска у меня изъяли не только всю технику, но и все мои архивы, жесткие диски, семейные фотографии. Полностью меня, что называется, «обнулили». С этого времени я был под подпиской о невыезде.

Первое судебное заседание по этому делу состоялось в конце февраля 2020 года, а всего за полтора года прошло пять заседаний суда. Процесс был закрытый. Пока шло расследование и суд, на Алексеева завели второе дело. По нему журналисту «светит» уже от 5 до 15 лет.

— В ноябре 2018 года меня опять взяли и отправили на двое суток в Следственный изолятор. – вспоминает он. – Причем был задержан и модератор комментариев «IMHOclub» Дмитрий Сумароков. Потом нас все же выпустили на свободу. Меня оставили под подпиской о невыезде и под полицейским надзором. При этом опять, уже в третий раз, изъяли всю компьютерную технику и телефоны.

На этот раз обвинения были предъявлены по статьям 80, часть 2 («Деятельность, направленная против Латвийской Республики») и 81-прим («Помощь иностранному государству в его деятельности, направленной против Латвийской Республики»), а также 74-прим («Оправдание геноцида, преступлений против человечности, преступлений против мира и военных преступлений»). Самой тяжелой является статья 80 (2), минимальное наказание по ней — 5, а максимальное — 15 лет лишения свободы. Статья 81 (2) предполагает от 2 до 7 лет.

— Обвинения по 74-й статье — самые смешные. – говорит Алексеев. – Прокуратура считает, что я оправдывал преступления против человечности, которые якобы совершил СССР во время Второй мировой войны. По-моему, такие преступления совершала гитлеровская Германия, а СССР в подобном не был замечен. Нигде и никем не было зафиксировано, что СССР совершал подобные преступления, его никто и никогда в этом не обвинял. А «оправдание» этого несуществующего преступления в Латвии карается законом. По этому делу меня два года держали под надзором полиции, я должен был три раза в неделю ходить отмечаться в полицейский участок. С 23.00 до 6.00 я обязан был находиться дома, причем полиция это проверяла, ночью без предупреждения они могли заявиться ко мне домой. Два года шло следствие, потом дело отправили в прокуратуру. Там оно лежит уже год и три месяца. Я думаю, прокурор сходит с ума, не зная, как к нему подступиться. Главное преступление состоит в том, что в 2011 году мы с приятелями запустили сайт IMHOclub. Вот за этот сайт меня надо посадить на 15 лет. Интересно, что сам сайт не запрещен. За все время своего существования он никоим образом не нарушил действующее законодательство. Оснований для его закрытия нет. А по совокупности он нанес вред Латвийской республике. Какой же вред? В Латвии сейчас сложилась ситуация, когда любое личное мнение, отличающееся от официальной точки зрения, по мнению властей, наносит вред стране.

— Как вы думаете, зачем они делают это, почему именно вы им так мешаете?

Я в Латвии известный журналист, примерно уровня Алексея Венедиктова в России. И глядя на то, что со мной происходит, многие думают: ну уж если с Алексеевым можно так поступать, то нас и подавно раздавят. Делают они это с одной целью: чтобы заставить замолчать русских журналистов.

Журналисты — это шпионы

Дело Алексеева в современной Латвии – это не досадное исключение, а, скорее, правило. Под уголовное преследование попали 14 русскоязычных журналистов, в качестве внештатных авторов сотрудничавших с российскими порталами Sputnik и Baltnews. Среди них – такие известные журналисты, как Владимир Линдерман, Алла Березовская, Андрей Яковлев. Дело против них было открыто 16 января 2020 года Службой госбезопасности. 26 октября нынешнего года СГБ завершила расследование и передала дело в прокуратуру. Журналистов обвиняют по части первой статьи 84 Уголовного закона Латвии – «Нарушение санкций Евросоюза». СГБ полагает, что они нарушили режим санкций в отношении Дмитрия Киселева – руководителя медиагруппы МИА «Россия сегодня», с которой связаны Sputnik Латвия и Baltnews. Киселев – фигурант санкционного списка Европейского союза. В отношении него действует регула Евросоюза от 17 марта 2014, которая запрещает предоставлять попавшим под санкции лицам доступ «к финансам и хозяйственным ресурсам» стран ЕС. Каким же образом журналисты могли предоставить Киселеву доступ «к финансам и хозяйственным ресурсам» ЕС? В том-то и дело, что следствие считает статьи и заметки журналистов «хозяйственными ресурсами», которые они предоставили Sputnik и Baltnews, а следовательно  подсанкционному лицу —  Дмитрию Киселеву. Хитро. За это журналистов хотят привлечь к уголовной ответственности. У них прошли обыски, были конфискованы телефоны, компьютеры и банковские карты, взяты подписки о невыезде. В дальнейшем им может грозить тюремное заключение.

— Они, когда приходят, то изымают у тебя всю компьютерную технику, все телефоны, диктофоны. – говорит Юрий Алексеев. — Обнуляют тебя по технике полностью. Ты вынужден все покупать заново. А это больно бьет по карману. У меня было три обыска, три раза все забирали. Но у меня хоть дети взрослые, а каково тем, кому надо кормить семью? А тут еще подписка о невыезде, ты никуда не можешь поехать, не можешь выполнять функции журналиста. Ты сидишь в своей квартире как дурак, без компьютера и без телефона, и думаешь: а стоит ли мне и дальше сотрудничать со «Спутником»?

От свободной Латвии не отстает и не менее свободная Литва. Сенсация минувшего лета: к шести годам тюрьмы за шпионаж в пользу России приговорен известный политик и дипломат, бывший депутат Сейма и экс-вице-мэр Вильнюса Альгирдас Палецкис. Между прочим, внук первого председателя президиума Верховного Совета Литовской ССР Юстаса Палецкиса, которого считают «основателем» советской Литвы. Какую же «военную тайну» мог раскрыть российской разведке не имевший доступа ни к какой секретной информации Палецкис? Оказывается, он покусился на самую главную тайну независимой Литвы – тайну событий 13 января 1991 года в Вильнюсе, которые известны как «штурм советскими военными вильнюсской телебашни». Тогда погибли 13 литовцев и один военнослужащий КГБ СССР, и после этой трагедии всем в Литве стало понятно: республика должна выйти из состава Союза. Палецкис писал книгу о тех давних событиях, собирал информацию, опрашивал свидетелей. Суд признал его виновным в сборе данных о судьях, расследовавших события января 1991 года в Вильнюсе. Эти данные он якобы передавал в Россию, для чего создал шпионскую сеть. Из двух человек. Один из которых – он сам, Палецкис, а второй – тот самый «тайный свидетель», который дал на него показания. Фантазии литовской госбезопасности своей абсурдностью соревнуются со старым советским анекдотом: «Два украинца – это партизанский отряд, три – это партизанский отряд с предателем». А два литовца, по версии ДГБ – это целая шпионская сеть с предателем.

Верится во все это с трудом. Как же так? Прибалтика на рубеже 80-х — 90-х прошлого века первой сделала пресловутый «глоток свободы». Народные фронты, живые цепи, «Атмода», Саюдис и все такое… Куда все подевалось? Политзаключенные, репрессии против журналистов, преследования инакомыслящих, реабилитация нацизма – кто 30 лет назад мог бы подумать, что независимость стран Балтии окажется именно такой.

Фото: Соцсети

Марина Перевозкина

Оригинал материала: "Московский комсомолец"