Как у Сергея Фургала отобрали в камере стол в целях «оптимизации» меблировки

Теперь в камерах следственного изолятора № 2 столов нет. Об этом сообщил корреспонденту ТАСС адвокат Сергея Фургала Михаил Карапетян. Его подзащитный отныне должен принимать пищу на коленях. Очевидно, так же должны поступать и все остальные подследственные — странно было бы, если б нововведение коснулось только Фургала.

ТАСС уточняет, что сделано это было «после прокурорской проверки». Зачем?

За прихотливой мыслью тюремщиков уследить трудно. Есть, конечно, и рациональное объяснение. Вот когда-то рядом с тюрьмой (печально знаменитое «Лефортово») денно и нощно работала аэродинамическая труба, отчего вибрация в камерах была такая, что «на столах тарелки дрожали» (писала осведомленная журналистка). Теперь дрожать, значит, не будут, не на чем тарелкам дрожать. Так что нововведение можно смело отнести к числу гуманных, направленных на сохранение здоровья подследственных.

Очень, знаете ли, раздражает, когда тарелки на столе дрожат. И если аэродинамическую трубу вдруг вернут, тарелки дрожать — будут.

Ан не на чем!

Другое объяснение (не менее экзотическое) связано с интервью, которое из колонии во Владимирской области передал (в письменной форме) американской газете заключенный Навальный (наверное, надо уточнить, что исполняет он в колонии функции «иностранного агента»?). И писал он, судя по всему, свои ответы на переданные (каким-то образом) вопросы на обеденном столе, сдвинув в сторону столовые приборы.

Так что стоит все столы во всех камерах вообще свинтить — сплошная польза будет.


«Целых четырнадцать месяцев просидел Ленин в царской тюрьме. Он сидел в маленькой полутемной одиночной камере.

Железная койка, стол и табуретка — вот все, что там было. Другой человек на месте Ленина целые бы дни плакал и страдал в этой камере. Но не такой человек был Ленин. Он и в этой камере целые дни работал. Он утром делал гимнастику и потом начинал писать книгу. Он тут писал революционную и очень нужную книгу: «Развитие капитализма в России». Вернее, он собирал тут материалы для этой книги, делал заметки, выписки и так далее. И, кроме того, писал письма с революционными поручениями, прокламации и программу партии.

Все это писать в тюрьме было не таким уж простым делом. Родные имели право присылать арестованному книги. И вот тогда Ленин стал писать на этих книгах. А надо было так писать, чтобы никто в тюрьме не догадался, что тут в книге что-нибудь написано. Потому что в тюрьме проверяли все книги, перед тем как отдать родственникам. И если видели, что в книге хоть одно революционное слово написано, эту книгу сжигали».


Так замечательно писал Михаил Зощенко в своих знаменитых «рассказах о Ленине».

Фото: КоммерсантЪ

Потому царское правительство и закончило бесславно свой исторический путь: не упразднило в ленинской камере стол. Как бы он писал «Развитие капитализма в России» — без стола?


«К тому же Ленин придумал, как надуть тюремщиков: он писал свои заметки молоком на полях книг, которые передавали ему родственники. А чернильницы, оказывается, лепил из пайкового хлеба, чтобы значит, если заметят, сразу — в рот, и готово.

И всякий раз, когда приходил надзиратель, Ленин спокойно брал свою чернильницу и тут же съедал ее. И это было даже вкусно, потому что это был хлеб с молоком.

Когда Ленин вышел из тюрьмы, он, смеясь, сказал своим родным и знакомым:

— Знаете, однажды мне не повезло, и за два часа мне пришлось съесть шесть чернильниц».


Потом этого Зощенко мудрая советская власть прищучила (вместе с Ахматовой). Но книжку про Ленина дети в школах все равно изучали.

И даже целая серия анекдотов родилась.

В ссылке Ленин впервые попробовал при изготовлении чернильниц использовать другие материалы: творог, мясо, фрукты, сыр, яйца, глину, гипс, цемент, пробовал вырезать чернильницы из дерева, работал в граните. С каждым днем росло мастерство Ленина-чернильничника. Каждая новая чернильница была не похожа на предыдущую. Каждая была произведением искусства. Свои чернильницы он безрассудно и легкомысленно раздаривал местным жителям. За время ссылки он обеспечил чернильницами весь свой уезд и весь Минусинский округ Енисейской губернии. Слава о нем разнеслась далеко за пределы Сибири. Надо сказать, что режим ссылки был достаточно лояльным. За время ссылки Ленин с выставкой чернильниц побывал в Минусинске, Теснинском, Красноярске.

Ленинскую чернильницу производства Ломоносовского фарфорового завода можно и сейчас приобрести (в идеальном состоянии) за 35 000 рублей.

Только в продаже ее нет.

***

Бывший губернатор Хабаровского края (от ЛДПР) Сергей Фургал, победивший на выборах представителя правящей партии, в июле прошлого года был арестован по обвинению в организации убийств в середине нулевых годов. Он вину не признает и жалуется на давление со стороны следствия.

Так что вполне может быть, что «упразднение столов» сделано просто в плане мелкой мести.

После ареста Фургала жители Хабаровского края более полугода каждую неделю проводили массовые акции в его поддержку. На ежедневные пикеты хабаровчане выходят до сих пор.

 

Павел Гутионтов

 

Оригинал материала: "Новая газета"