Как миллиардер Араз Агаларов спасает бизнес и зачем берет господряды

Начало июля 2021-го в столице и Подмосковье выдалось непривычно знойным, дорожная пыль в густом раскаленном воздухе не лучшее сопровождение самой высокой делегации. Владимир Путин, сев в президентский лимузин, надел солнцезащитные очки — за рулем Aurus глава государства инспектировал Центральную кольцевую автодорогу.

Добравшись до центрального пункта управления трассой, Путин в окружении высших чиновников запустил по ней движение.

Поодаль, почти не замеченный федеральными СМИ стоял Араз Агаларов F 100. Ради встречи с президентом миллиардер две недели провел в заточении в гостинице «Арбат» — карантин был обязательным условием. Принадлежащая Агаларову Crocus Group построила заключительный участок дороги ЦКАД-1, замкнувший кольцо. Участие в проекте принесло Агаларову, чей бизнес переживает непростые времена, несколько миллиардов рублей убытков. В 2020 году выручка компании составила 74 млрд рублей.

Бетонная аргументация

Проект строительства новой дороги по контуру «первой бетонки», проложенной в целях противовоздушной обороны в 1950–1960-х годах примерно в 50 км от Москвы, был утвержден еще в 2001 году. Модернизированная трасса должна разгрузить МКАД и подмосковные дороги от транзитных грузовиков. Как это часто бывает, срок реализации крупного инфраструктурного проекта неоднократно переносился, а стоимость многократно возросла.

Изначально планировалось, что строительство дороги начнется в 2006 году, завершится в 2011-м, а его бюджет составит около 95 млрд рублей. Официальное открытие ЦКАД состоялось 8 июля 2021 года. Протяженность трассы составляет 336,5 км, затраты на нее превысили 340 млрд рублей. На строительство ЦКАД-1, помимо Crocus Group, претендовали АРКС (25% принадлежало «Стройтрансгазу» Геннадия Тимченко F 6) и «Стройгазконсалтинг» (тогда компанией владели Зияд Манасир F 140 и Руслан Байсаров F 187).

У Агаларова на тот момент не было опыта строительства дорожных объектов такой сложности. «В день подачи заявок на участие в ЦКАД-1 мы толкали по коридору тележку с несколькими коробками бумаг. Заявка Агаларова состояла из одной папочки», — вспоминает бывший сотрудник АРКС. В итоге контракт получил «Стройгазконсалтинг», но выполнить его не смог. И «Автодор» перепоручил проект Crocus Group. АРКС, вначале пытавшаяся оспорить результаты конкурса, к тому моменту уже потеряла интерес к первому отрезку — компания стала подрядчиком строительства ЦКАД-5. «Проект сложный, но я люблю сложные проекты, вы знаете, поэтому нам его делать интересно. Мы планируем закончить к 2018 году», — говорил тогда Агаларов на канале «Россия 24».

Crocus Group пришлось столкнуться со многими проблемами. Первой стала необходимость переустройства инженерных коммуникаций, их на первом участке оказалось больше, чем на других сегментах ЦКАД. Была и бумажная волокита: пока проект реализовывался, часть дороги вошла в состав Новой Москвы, из-за чего изменились технические условия, пришлось переделывать документацию, объясняет глава «Автодора» Вячеслав Петушенко. На ЦКАД-1 расположено 24 газопровода, девять из них магистральные, их должен был переложить госзаказчик.

Фото: РБК

Эти работы были завершены только к концу 2020 года. Кроме того, на участке было необходимо возвести 50 мостов разной сложности. В итоге Crocus Group пришлось построить 25 км дорог и 23 моста за шесть месяцев при нормативных сроках строительства 15–18 месяцев. «Очередной героизм, и, естественно, денег, как обычно, не хватало», — говорит Агаларов. Необходимость возведения мостов не только затянула строительство, но и чуть не окончилась плачевно для строительного бизнеса Агаларова.

В феврале 2019 года Счетная палата заявила, что проект не будет реализован в срок, и вскоре глава «Автодора» Сергей Кельбах был отправлен в отставку. В июле против него было возбуждено уголовное дело. Чиновника подозревали в превышении полномочий, в том числе при перечислении аванса Crocus Group. В декабре 2019 года «Автодор» подал иск уже к Crocus Group.

Камнем преткновения стал аванс на 9 млрд рублей, из которых 1,8 млрд рублей ушло на оплату НДС, а на остальные деньги Crocus Group заказала мостовые сооружения у завода «Курганстальмост», рассказывает Агаларов. По его словам, он специально так сделал, понимая, что стоимость металла будет расти, и оказался прав. «Получилось, что мы весь аванс потратили на НДС и заказ мостовых сооружений. Дальше дорогу было строить практически не на что, требовались дополнительные авансы», — говорит, разводя руками, Агаларов. В итоге правительство поддержало бизнесмена, и иск был отозван.

Из-за растянувшихся сроков стоимость материалов выросла многократно. Цены на строительную продукцию за последнее десятилетие в среднем росли почти на 5,5% ежегодно, по данным Росстата. «Проблема не только ЦКАД, а вообще строительной отрасли заключается в том, что сметы составляются и проходят экспертизу сегодня, а стройка идет три-четыре-пять лет. И вместо заработка, как правило, получаются потери», — сетует Агаларов. Изначально цена контракта на строительство ЦКАД-1 составляла 48 млрд рублей, из них 6,8 млрд должна была вложить Crocus Group (собственных или кредитных).

В 2019 году стало ясно, что денег не хватает, и правительство добавило 10% на случай удорожания работ. Стоимость контракта выросла до 52 млрд рублей. Crocus Group в итоге, по словам Агаларова, потратила 55 млрд рублей. «Когда проект начинался, мы чисто арифметически посчитали, что все нормально должно быть, и согласились», — уточняет бизнесмен. «В докрымский период госконтракты были выгодны не с точки зрения престижа, будущего пиара и получения каких-то новых контрактов и преференций, а именно с точки зрения зарабатывания здесь и сейчас», — говорит один из участников рынка. Строительство стало гораздо менее прибыльным, признает участник списка Forbes, занимающийся этим бизнесом: если 10 лет назад срок окупаемости составлял семь-восемь лет, то сейчас — 20 лет.

Восточный партнер

В сентябре 2020 года Владимир Путин общался по видеосвязи с победителями конкурса «Лидеры России». «Я, когда приезжаю к вам, не могу не испытывать чувство восторга, когда смотрю, особенно вечером, на университет. Когда подъезжаешь, смотришь через мост…» — обратился глава государства к победителю с Дальнего Востока. Приятными переживаниями Владимир Путин обязан Аразу Агаларову: строительство Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) стало его первым господрядом.

В мае 2009 года Crocus Group распоряжением Путина была назначена единственным подрядчиком по строительству объектов университета и конференц-центра на острове Русский во Владивостоке. В рамках проекта было построено 500 000 кв. м: учебные корпуса, административные здания, общежития, модернизирован аэропорт. Как насчет прибыли? В 2015 году Crocus Group подала в суд на Минфин, потребовав возместить убытки от стройки во Владивостоке. Весной 2016 года власти выплатили Crocus Group 1,1 млрд рублей. «Агаларов ничего на этом не заработал. Абсолютно политический проект, он ввязался, потому что Путин попросил», — говорит его знакомый.

Впоследствии Crocus Group построила два стадиона к чемпионату мира по футболу 2018 года в Калининграде и Ростове-на-Дону, станцию метро «Мякинино», здание «Технопарка» по заказу Сбербанка в инновационном центре «Сколково», аэропорт в Петропавловске-Камчатском, больницу на Камчатке. «Я эти стройки расцениваю как портфолио. На сегодня фактически мы строили абсолютно все — дороги, больницы, университеты, концертные залы, выставочные центры, торговые центры, мосты. Мы специалисты широкого профиля», — говорит Агаларов. В начале 2020 года Crocus Group заключила с «Роскосмосом» контракт на строительство первого этапа аэропортового комплекса на космодроме «Восточный». По словам Агаларова, существенных денег на госпроектах он не заработал (максимальная прибыль — 800 млн рублей).

По оценке директора Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Михаила Блинкина, для участия в строительстве крупных инфраструктурных объектов компания должна на протяжении нескольких лет иметь обороты не менее $1 млрд в год, это необходимо в том числе для обслуживания лизинговых платежей за оборудование, минимально необходимое для вхождения в такие проекты. Один из проектов Агаларова — больница на Камчатке. Премьер Михаил Мишустин не нашел среди местных строителей подрядчика и поручил возведение объекта Агаларову. «Мне затем министр строительства Ирек Файзуллин сообщил: ты знаешь, остановились на тебе, решили, что надо Агаларову поручить», — говорит бизнесмен.

Об отношениях с представителями власти Агаларов говорит неохотно: «Дружить с власть имущими — это всегда быть на первых страницах всех Telegram-каналов. Я обычно начинаю со всеми дружить после того, как их снимают с работы. Как правило, когда человека увольняют с работы, с ним уже никто не хочет общаться, а у меня как раз появляется время поговорить по душам». Хотя он не скрывает, что хорошо знаком с Аркадием Ротенбергом, конкурентом в строительном бизнесе, одним из крупнейших гос­подрядчиков и давним другом Владимира Путина.

Представители государства сотрудничеством с Агаларовым довольны. «Эмоциональность большая всегда присутствует, очень глубокая проработка, профессиональный подход. Надежный партнер и солидный застройщик», — отзывается о нем руководитель «Дом.РФ» Виталий Мутко. Он был министром спорта, когда миллиардер строил стадионы для ЧМ. Почему такие проекты поручают Агаларову? Зачастую подрядчиков, способных построить объекты такого масштаба, просто нет.

«Когда после завершения любого объекта меня начинают трамбовать спецслужбы, я говорю: найдите мои деньги, и я вам скажу спасибо» / Фото Александра Карнюхина для Forbes

Поражение вирусом

Господряды, пусть даже с нулевой рентабельностью, позволяют строителям загрузить имеющиеся мощности и продержаться на плаву в кризис. Пандемия коронавируса мощно ударила по бизнесу Агаларова в целом. От ограничений пострадали почти все направления деятельности Crocus Group. В состав холдинга входят концертные залы «Крокус Сити Холл» и Vegas, выставочный комплекс, торговые центры, например три ТРЦ Vegas на МКАД, объекты в сфере спорта и развлечений, холдинг «Жара».

У компании были большие планы: на территории «Крокуса» Агаларов собирался построить офисный центр площадью 138 000 кв. м и 300 000 кв. м жилой недвижимости. Программу развития комплексов Vegas и «Твой дом» в регионах пришлось заморозить из-за текущей ситуации и высокой налоговой нагрузки. Предприятия Агаларова пострадали в разной степени.

Посещаемость торговых центров упала, по его словам, на 20–30%, магазины «Твой дом» вообще не закрывались на карантин. Выставочный центр простаивал без коммерческих мероприятий. Трижды в «Крокус-Экспо» разворачивали инфекционный госпиталь для коронавирусных больных. За использование «Экспоцентра» под нужды госпиталя правительство Московской области заплатило 1,5 млрд рублей. За такое же время «Экспоцентр» обычно зарабатывает 6 млрд рублей, говорит Агаларов. «Для выставочного центра, где проводятся международные соревнования, инфекционный госпиталь… — это очень плохо, понимаете? Но это вынужденная мера, никуда не денешься», — рассуждает Агаларов.

Из-за коронавирусных ограничений Crocus Group не смогла полноценно провести фестиваль «Жара». Этим мероприятием занимается бизнесмен и певец, сын Агаларова Эмин. Миллиардер с гордостью показывает видео с празднования 65-летия звезды советской эстрады Муслима Магомаева, которое проходило в «Крокус Сити» в 2007 году. Исполнив композицию, певец представил публике «сына своего лучшего друга Агаларова Араза».

Близкое знакомство с прославленным баритоном действительно вдохновило Эмина на занятия музыкой, однако Агаларов-старший называет наследника в первую очередь бизнесменом. К сфере его ответственности относятся, помимо музыкального холдинга, центры Vegas, концертные залы, рестораны, фитнес-центры и вся городская недвижимость. «Советов он у меня не спрашивает, все делает сам — и достаточно неплохо», — считает миллиардер. Эмин говорит, что в Crocus Group он обычный менеджер и занимается теми проектами, которые поручил ему отец, а музыкой — после рабочего дня и на выходных.

отов ли наследник принять на себя управление отцовским бизнесом? «Абсолютно», — убежден Агаларов-старший. Пока бизнес не в лучшей форме. Прибыли хватает только на обслуживание кредитов и уплату налогов, говорит Агаларов: «Когда после завершения любого объекта меня начинают трамбовать спецслужбы, я говорю: найдите мои деньги, и я вам скажу спасибо». Общая кредитная нагрузка компании составляет 120 млрд рублей, все средства получены в Сбербанке. Изначально это были долларовые кредиты, из-за курсовой разницы они сильно выросли в 2015 году и были переоформлены в рублевые.

Год назад Агаларов-младший даже был вынужден взять личные кредиты, благодаря этому им удалось сохранить бизнес и выплачивать зарплату, говорит Эмин. По мнению Агаларова-старшего, полноценного восстановления его бизнеса можно ждать после открытия границ.

Анастасия Ляликова

Оригинал материала: "Форбс"