Как развивается уголовное дело о гибели самарца Дениса Безрукова, в лодку которого въехал катер «единороссов»

27 июня в Самарской области вблизи поселка Богатырь местные жители обнаружили тело 32-летнего Дениса Безрукова. Мужчина пропал вечером, 18 июня, после столкновения его надувной лодки с катером, на борту которого находились депутаты Жигулевской городской думы от «Единой России» Юрий Краснобаев и Юрий Погиблов. В конце июня СК возбудил уголовное дело о нарушении водителем катера правил безопасности движения на воде (ч. 2 ст. 263 УК) и предъявил обвинение сотруднику Жигулевского заповедника Максиму Забирову. Вопросов к депутатам Жигулевской городской думы у следствия пока нет: они проходят по делу лишь в качестве свидетелей.

Однако вопросы к ним есть у супруги погибшего Ольги Безруковой. Женщина уверена, что они могли оказать ее мужу своевременную помощь и спасти его, но предпочли скрыться с места происшествия.

Побережье села Зольное. Здесь нашли тело Дениса Безрукова. Фото: Артем Элекин, для «Новой газеты»

Сами депутаты, спустя месяц после аварии, почти ничего не потеряли и чувствуют себя тоже комфортно. Так, Юрий Краснобаев, уволенный после аварии с поста директора Жигулевского заповедника, в начале июля вернулся на прежнюю работу в должности заместителя по науке. При этом Краснобаев наотрез отказывается сдавать свой депутатский мандат, объясняя это тем, что «его выбирали люди». Уже 7 июля Краснобаева исключили из «Единой России», а его коллега Юрий Погиблов написал заявление о выходе из партии.

Денис Безруков. Фото из семейного архива

По словам депутата Госдумы Александра Хинштейна, на катере, помимо жигулевских депутатов, находилась начальница организационного отдела городской думы Ирина Гришина, которую «спешно эвакуировали с места событий». В отношении нее ни политических, ни следственных действий также не предпринято.

«Народные избранники так себя не ведут»

С Ольгой Безруковой мы встречаемся в Тольятти, в сквере напротив пятиэтажки на улице Громовой. Она приходит с пятилетним сыном, рядом с ней сидит адвокат. Безрукова начинает с биографии своего супруга. Подчеркивает, что Денис был для нее не только хорошим мужем, но и настоящим другом. По словам женщины, отдых на природе был их семейной традицией.

— Муж любил порыбачить с сыном, да и в целом хотели отдохнуть от города и жары, — вспоминает Ольга. — Вот и решили 18 июня отправиться с моей мамой и детьми (пятилетним сыном и двухлетней дочерью) на отдых с палатками. Вечером муж отвез маму и дочь обратно в город. Вернувшись к нам, Денис вспомнил, что обещал сыну покататься на лодке. Примерно в 18.30 взяли удочки и поплыли в сторону поселка Моркваши.

Детали столкновения женщина помнит обрывками. Ольга признается, что в момент аварии не сразу поняла, что происходит.

— Муж сидел тогда на задней лавке, я впереди, а сын находился в трюме. Неожиданно ребенок начал капризничать, и я спустилась к нему на пол, — грустно рассказывает Ольга, перебирая пальцы. — Помню, что в какой-то момент отвела глаза от сына и заметила катер, который в нас врезался. Я сразу схватила сына и краем глаза увидела, что Денис выпал из лодки.

На момент аварии, по мнению Безруковой, в катере было пять-шесть человек. При этом никто из них не пытался спасти ее мужа или оказать помощь ей и ребенку.

— Точно помню, что из их транспорта тоже выпал человек. Предполагаю, что за ним нырял кто-то из пассажиров катера. Я с сыном кричала им, звала на помощь, но они уплыли, — возмущается Безрукова.

Юрий Краснобаев и Юрий Погиблов

— В семь часов вечера я вызвала МЧС. Не знаю, может быть, так положено, но диспетчер службы задавал много вопросов. Пока их ждала, проверила лодку и убедилась, что ничего не протекает.

Ольга рассказала, что вместо депутатов ей помогали рыбаки. Некоторые предлагали пересесть к ним, но женщина просила их найти мужа. А уже спустя 15 минут к лодке прибыло МЧС.

— К нам сначала приплыла деревянная лодочка — не сразу поняла, что это МЧС. Нас резко схватили за борт и попросили пересесть. После моих вопросов обозначили, что они спасатели, — вспоминает Безрукова. — Я просила их найти мужа, но они ответили: «Мы не ныряем». Проверили только с помощью маленького бинокля местность и уплыли. Затем прибыли полицейские, и мы подсели к ним.

В конце июня Ольгу вызвали на допрос в СК. По словам женщины, следователи задавали общие вопросы о происшествии.

— Не могу точно сказать, был ли это допрос или опрос. Спрашивали о месте и времени столкновения, — уточняет Безрукова. — Также рассказала о поведении депутатов в момент аварии. Претензий к следствию у меня пока нет.

После трагедии 18 июня никто из пассажиров катера не связывался с Ольгой Безруковой. Единственным, кто пообещал поддержку, был водитель Максим Забиров, который впоследствии и стал подозреваемым.

Сейчас Безрукова добивается наказания для всех виновников трагедии. Исключение из «Единой России» Краснобаева и Погиблова она считает недостаточной мерой.

Дом семьи Дениса и Светланы. Фото: Артем Элекин, для «Новой газеты»

Ее адвокат Кирилл Щербаков добавляет, что список подозреваемых в уголовном деле может пополниться.

— С начала расследования была назначена судебно-медицинская экспертиза, сейчас проводится техническая по факту столкновения двух суден, — объясняет Щербаков. — Также ходатайствовали об оценке действий не только водителя, но и Краснобаева, который, по нашему мнению, незаконно использовал служебный транспорт и сотрудника заповедника в личных целях. Ждем ответ от СК и надеемся на всестороннее расследование.

«Своих всегда отмажут»

В поселке Богатырь, где, по официальной информации, нашли тело Дениса Безрукова, немноголюдно. Местные неохотно отвечают на вопросы об июньской трагедии, ограничиваясь односложными ответами: «Не знаем», «Не слышали», «Все читаем в интернете».

Подхожу к столовой на краю села — маленькое кирпичное здание, окна которого прикрыты белыми занавесками. При входе меня останавливает уверенный женский голос: «Столовая сегодня закрыта». Спрашиваю насчет Дениса Безрукова. В ответ сотрудница заведения заявляет, что тело нашли в соседнем селе Зольное. Вскоре это подтверждают местные, отдыхающие в маленьком сквере напротив. Еду в Зольное.

На въезде встречает агитационный плакат «Единой России». Зольное — избирательный округ депутата Краснобаева. Захожу в небольшой хозяйственный магазин. Продавщица — пожилая женщина с волосами алого цвета — с удивлением узнает о происшествии и направляет к рыбакам у побережья.

На вопросы о депутатской деятельности Краснобаева местные отвечают шутками про «разбитые дороги».

Спускаюсь к побережью. Вдоль реки видны идущие в ряд ржавые гаражи, вдали плывет теплоход и пара катеров. Подхожу к ближайшей группе рыбаков — поддатой троице мужчин среднего возраста. Самый младший из них, с настроем полицейского на январских митингах, требует удостоверение прессы, без него отказывается говорить. Спустя минуту напряжение спадает. Рыбаки рассказывают, что тело нашли дальше по побережью, но имен обнаруживших не знают.

Подхожу к водителю одного из катеров — мужчина, примерно пятидесяти лет. Он рассказывает, что в Зольном я ничего не узнаю: «Лучше доехать до соседних СНТ». Но там вовсе пусто — дачников нет.

На обратном пути заезжаю в Жигулевск. В обед в городской парк стекаются потоки местных. Каждый из опрошенных слышал про инцидент 18 июня и возмущается поведением Погиблова и Краснобаева. У входа в парк встречаю пожилого мужчину в черной майке в сетку и потертых черных штанах, хромает на правую ногу. Погиблова и Краснобаева шумно описывает матом и заканчивает словами: «Своих всегда отмажут». Судя и по тому, что местные жители уже говорят о произошедшем с неохотой, и по действиям следствия, шансы избежать наказания у депутатов весьма высоки.

ОФИЦИАЛЬНО

Пресс-служба Приволжского СУ СКР на транспорте сообщила корреспонденту «Новой газеты», что в рамках уголовного дела продолжается ряд экспертиз, уточняются детали происшествия.

В Жигулевской городской думе заявили, что деятельность Погиблова и Краснобаева приостановлена.

Сами депутаты на звонки корреспондента «Новой» не ответили.

Артем Элекин

Оригинал материала: "Новая газета"