08.07.2021

«Новая газета» опубликовала материалы международной следственной группы: прослушки, билинги, фото- и видеоматериалы, показания свидетелей

Окружной суд в Гааге, где идет процесс по делу о крушении малайзийского «Боинга» рейса МН17 17 июля 2014 года над Донбассом, продолжит в четверг, 8 июля, разбирательство по существу. В июне суду была представлена версия Совместной следственной группы (ССГ), которая включает огромный объем материалов: описание событий, результаты экспертиз, показания свидетелей, перехваты телефонных переговоров и биллинги, фото- и видеоматериалы…

Впрочем, суд подчеркнул, что сам факт обсуждения этих материалов в открытом процессе не означает того, что суд согласен с выводами и заключениями следствия. Мнение суда будет изложено только в окончательном решении по окончании разбирательства. Но оглашение даже выжимок из следственных материалов, которое заняло три рабочих дня, открыло публике ряд ранее неизвестных обстоятельств.

Место падения рейса МН17. Фото: РИА Новости

Видимо, обвиняемые тоже не знали, что у следствия на них есть, и потому на досудебной стадии полностью и безоглядно отрицали все обвинения, создавая отвлекающие версии, в чем им помогали российские госструктуры и подконтрольные им СМИ.

Обвинение в причастности к катастрофе предъявлено трем россиянам и одному гражданину Украины. Это бывший «министр обороны» «ДНР» Игорь Гиркин (Стрелков), его подчиненные Сергей Дубинский (Хмурый), Олег Пулатов (Гюрза) и Леонид Харченко (Крот). Международная бригада адвокатов представляет только Пулатова, однако он сам ни в одном судебном заседании не участвовал. Остальные трое просто проигнорировали повестки в суд. Список подозреваемых не закрыт, и в нем могут появиться новые имена.

Игорь Гиркин (Стрелков), его подчиненные Сергей Дубинский (Хмурый), Олег Пулатов (Гюрза) и Леонид Харченко (Крот). скриншот из презентации следствия, представленной суду

Прокуратура обвиняет эту четверку в том, что они запросили из России систему ПВО с экипажем, подобрали стартовую площадку для ЗРК «Бук-М», организовали его транспортировку и охрану. «Бук», доставленный из России, произвел пуск ракеты с сельскохозяйственного поля за поселком Первомайский недалеко от города Снежное. Это единственная версия обвинения. Выдвигавшиеся ранее альтернативные сценарии отвергнуты как несостоятельные (взрыв на борту, украинский истребитель, принадлежащий Украине «Бук»…).

Один из главных сюжетов — доставка «Бука» от российской границы к полю за Первомайским и обратно. На нем и остановимся более подробно.

Без России нам Восток не удержать

Военная ситуация в середине июля 2014 года складывалась для сепаратистов крайне неблагоприятно. Что, видимо, было неожиданно. Шли ожесточенные бои, и вооруженные формирования «ДНР» и «ЛНР» несли все бо́льшие потери из-за украинских бомбардировок. Для отражения атак самолетов, летавших на большой высоте, недостаточно было имеющихся систем вооружения. Особенно серьезно пострадали от бомбардировок позиции в Амвросиевке, Степановке, Мариновке, Дмитровке и Таранах, а также вокруг холмов Саур-Могилы.

По данным ССГ, с середины июля в Краснодоне заработал координационный штаб для сил «ЛНР» и «ДНР» во главе с генералом Николаем Федоровичем Ткачевым (позывной «Дельфин»). Штаб, по версии следователей, был подчинен напрямую министру обороны РФ Сергею Шойгу и укомплектован профессиональными офицерами из Академии Генштаба.

О накале обстановки свидетельствуют многочисленные перехваченные телефонные переговоры, представленные ССГ суду.

8 июня в 11:30 «Гиркин (Стрелков)» разговаривает с «Михаилом Шереметом», помощником «Первого» (в данном случае, как полагает следствие, может быть член президиума Госсовета РФ Сергей Аксенов), упрекая, что помощь России поступает «по чайной ложке» и уже сильно опоздала:

«Если не будет более масштабной российской помощи — авиаприкрытия, артиллерийской поддержки, — то нам не удержать восток. Нужны противотанковая артиллерия, танки, нормальная ПВО — мы ПЗРК не можем уже обойтись.

С уже готовыми специалистами. Здесь времени на подготовку уже нет. Прошу донести до «Первого».

Спустя четверть часа «Гиркину» звонит, как полагает международное следствие, «Аксенов». Называет «Игорюхой» и «молодцом»:

«Был там, где надо. Если не предпримут действий, потеряем «рынки сбыта» (повторил с ударением — «рынки сбыта».Ред.). Принятия решения ожидают вечером, а в 22:30 надо созвониться».

11 июля в 20:10 назначенный премьер-министром «ДНР» «Александр Бородай», как полагает следствие, звонит «советнику президента России Владиславу Суркову»:

«Попробуем продержаться неделю, хотя это трудно».

«Поняли ситуацию и готовятся», — сообщили в ответ.

По показаниям свидетелей из администрации «ДНР», Гиркин и другие прилагали усилия к тому, чтобы заполучить у России «сильное оружие». Запросы, согласно представленным ССГ показаниям свидетелей, шли через Бородая, который ныне собирается баллотироваться в Госдуму, в управление Генштаба. Один из свидетелей сказал, что операция по «доставке» была разработана российскими властями, «в частности ГРУ». Из чего свидетель делает предположение: разведка «ДНР» под командованием «Хмурого» (Дубинского) попала в подчинение ГРУ.

Место падения рейса МН17. Фото: Зинаида Бурская / архив «Новой»

Надежда только на «Бук»!

16 июля, 18:12. (Здесь и далее приводим фамилии участников диалогов так, как их представляет международное следствие.) «Пулатов» — «Дубинскому», обсуждая тяжелую боевую обстановку и потери убитыми и ранеными:

« — …около 10 с двоечкой и 30 с троечкой*. У «Тора» — минус 11 с двоечкой и у «Крота» [Харченко]— с троечкой. Все — в результате авиаудара. «Стрела» выведена из строя (смачно матом!А. М.)… Танки там неактуальны, смысла нет тащить.

— Я на карту цели нанес, и «Первый» передает их сейчас туда, в Москву.

— Самолет работал на высоте, и ни одна из систем его не доставала. «Игла» не доставала.

— Две цели возле Григоровки, пусть Россия долбит».

В разговоре предполагают еще более тяжелый следующий день, 17 июля, — опасаются не столько украинских «градов», сколько «сушек» (Су-25).

20:06. «Дубинский» — «Семенову» (как предполагает следствие, это может быть замкомандира батальона «Восток»):

«— Если я получу утром «Бук» и пошлю туда, то хорошо. Если не успею, считай, что… [задница]… Если они приедут этой ночью, я направлю их туда».

20:11. «Дубинский» — «Пулатову»:

«— Если они сегодня ночью притянут «Бук-М», он сразу придет туда к тебе. Больше нам делать нечего, только на «Бук» надеяться».

ССГ утверждает: в ту ночь состоялась передача «Бука» на границе с РФ. По данным ССГ, он был доставлен из Суходольска (70 км от пограничного пункта Северный) через Донецк в Снежное на место, которое и станет пусковой позицией, — сельскохозяйственное поле за Первомайским. Ехал всю ночь и все утро.

Карта-схема предположительного маршрута транспортировки «Бука» к месту дислокации. Из материалов уголовного дела

Сначала на карте из материалов дела идет пунктирная линия (движение ночью), потом — от Енакиевки до Донецка — сплошная (больше свидетельств, подтверждающих этот маршрут). По отрезку от Донецка до Снежного у ССГ больше всего доказанных деталей. Выводы сделаны на основании перехватов телефонных разговоров и данных передающих антенн, показаний свидетелей, экспертных оценок, а также открытых публикаций в соцсетях. Документы прилагаются к докладу. Это файл с большим объемом данных, собранных во временной последовательности.

«Дубинский» 16 июля не раз говорил по телефону про «Бук». В 16:30 он связывался с «Черных» из службы тыла «ДНР», который в этот момент, судя по геолокации, ехал в Донецк. «Черных» в 19:30 спрашивает у «Дубинского», какая машина у «Харченко». Через 2,5 часа «Харченко» получает СМС о том, что «Дубинский» прибыл, а также о том, какая у него машина. Тем временем телефон «Черных» перемещается в сторону российской границы. Около 10 вечера два телефона перемещаются в Суходольск. Это «Черных» и некий «Влох» — голубая и зеленая точки на карте, представленной суду следствием.

ССГ установила наиболее вероятный путь «Бука» через российскую границу до Суходольска. На этом пути, судя по снимку со спутника, дорога проходит под железнодорожным мостом. Под ним «Бук» на трейлере не проходит, поэтому ЗРК пришлось гнать своим ходом.

Около 02:30 уже 17 июля один из телефонов звонит из соты Суходольска. Тыловые службы «ЛНР» и «ДНР» взаимодействуют. Телефон «Черных» движется на Макеевку и Донецк. Перехвачен разговор «Черных» предположительно с российским пограничником. Его имя известно следствию.

«Черных», получив «Бук», по данным следствия, погрузил его в Суходольске на трейлер — красный низкорамный полуприцеп, соединенный с грузовиком Volvo FH13 с белой кабиной и горизонтальной голубой полосой с желтым логотипом и телефонным номером. Они были ранее конфискованы у компании «PJSC-Механизация» в Донецке сепаратистами из батальона «Востока», а потом якобы попали к людям Гиркина. ССГ получила регистрационные документы, подтверждающие комбинацию грузовика и прицепа, которые ей предоставил директор компании «PJSC-Механизация». 17 июля трейлер и «Вольво» были опознаны свидетелями.

Транспортировка «Бука». Скриншот из материалов уголовного дела

Утром 17 июля «Бук» останавливается в Донецке. «Дубинский», «Пулатов» и «Харченко» перезваниваются в это время.

08:09. «Черных», набрав «Дубинского», разговаривает с кем-то рядом:

«— Ребята, надо тормознуться, займем левую полосу полностью… Влево становись сюда…[Зачем] справа?

— Слушаю, Бурятик, — откликается «Дубинский» в трубку.

— Алло, Николаич, а куда нам эту красавицу сгрузить? — спрашивает его «Черных».

— Эту?

— Да-да, я ее привез. Уже в Донецке.

— Эту, о чем я думаю?

— Да-да. «Бук».

— Ой, БМ. Да, я понял.

— «Бук», «Бук», «Бук»…

— Она на этом, на тягаче?

— Да, она на этом… Надо выгрузить, чтобы спрятать.

— Она с экипажем?

— Да, с экипажем.

— Не надо ее никуда прятать, она сейчас уйдет туда. Ты понял, куда я имею в виду?»

09:53. «Дубинский» — «Черных»:

«— Возвращайся на кольцо «Мотель», сзади него выезжай… в сторону Макеевки, и там сейчас «Крот» [Харченко] заберет тебя и повезет туда. Понял?»

Один из участков дороги, по которому, предположительно, транспортировали «Бук». Из материалов дела

В файле приводятся показания свидетелей продвижения техники на последнем участке пути, в том числе бывшие на месте во время приведенного выше разговора «Черных» с «Дубинским».

Свидетель S16 видел конвой с большой установкой на гусеничном ходу, загруженную на трейлер. Накрыта чехлом, но ракеты видны.

На перекрестке между Макеевкой в Донецком стояли свидетели V43, S27, V52 и S02. Они сказали, что видели белый грузовик «Вольво» и красный трейлер с «Буком». Определили это на основе собственных военных познаний или просмотренных сюжетов телевидения. Видели четыре ракеты: одну — с зеленой головкой, три — с белыми. Сопровождали конвой, по их словам, ополченцы «ДНР» и российские военные.

ССГ проверила и возможность поездки между российской границей и Донецком по данной дороге. На 200 примерно километров должно было уйти чуть менее четырех с половиной часов.

09:31. «Дубинский» — «Пулатову»:

«— Сейчас тебе «Крот» [Харченко] притянет «Бук-М». Надо поставить его в районе Первомайского. И придут три танка Востока с охраной».

09:55. «Дубинский» — «Пулатову»:

«— Сейчас послушай, ты забираешь этих самых… Ждешь. Леня сейчас везет вот это вот «БМ». Ты понял? Да? Бук. Бук. Алло? Ты, Леня и все наши находите Первомайку, около Первомайского, в резерве, и ваша задача — в охране этого «Бука» и в организации вот этого…»

Транспортировка «Бука». Фото из материалов уголовного дела

К перехвату переговоров прилагается видео, фото и показания свидетелей. В фейсбуке была размещена любительская съемка из окна многоэтажки — виден «Бук» на дороге.

Еще одно фото «Бука» в Донецке, присланное ССГ по электронной почте в июле 2014 года, долго вызывало сомнение. Но при дополнительном исследовании две разных судебно-экспертных группы не нашли признаков подделки. Метеослужба предоставила данные, позволяющие определить с поправкой на облачность время съемки и соответствие теней от деревьев и от проходящего микроавтобуса. Учитывались и тени от солнечного света, отраженного окружающими предметами. Для устранения сомнений после основных проверок привлекались шведские институты судебной экспертизы. В итоге специалисты согласились, что все машины и другие предметы, изображенные на снимке, действительно были в том месте и в то время. Ничего не было добавлено. Подтверждено и место, названное свидетелями: перед площадью с круговым движением у мотеля.

Коробочка с игрушкой

12:42. «Харченко» — «Пулатову»:

«— Олег, я в Снежном около «Фуршета» с игрушкой.

— Я понял. Туда как раз еду. Жди меня там».

12:51. «Пулатов» — «Харченко»:

«— Ну ты где? Я чей-то приехал, а тут […непонятное]. […Ни черта] нету. Я около «Фуршета».

— А ты что, трал не видишь?

— Нет, я не вижу. Я вообще, …[черт], прискакал, … [ничего] не вижу.

— Ну, кольцо, разворот. Вот. Видишь меня?

— Вижу, вижу».

Свидетели подтверждают, что видели в это время у супермаркета «Фуршет» военную машину на гусеничном ходу с ракетами. V54 сказал, что «Бук» потом сгрузили с трейлера, а V49 заявил, что видел Бук у «Фуршета». Некоторые показания расходятся. Какие-то свидетели отказались от показаний, сказав, что забыли. Но большинство независимо друг от друга подтвердили: «Бук» был выгружен с трейлера в обеденное время. И потом уехал вместе с белым грузовиком.

От Снежного до поля к западу от Первомайского «Бук» шел с 13:10 до 14:07. Несколько свидетелей (это местные жители, и они перечислены под кодовыми обозначениями из буквы и двух цифр) видели, как он двигался своим ходом от развилки в южном направлении. Они рассказали или нарисовали либо показали на видео направление движения.

Один свидетель видел «Бук» между часом и половиной второго дня у кафе «Уголек»: «Бук», покрытый сеткой, и под ней — ракеты с белыми головками… Перед кафе «Бук» и черная легковая машина ненадолго остановились и потом повернули налево, на восток. Другой свидетель также рассказал, что видел остановившийся «Бук» примерно в четверть второго около кафе «Уголек». Его сопровождали по меньшей мере трое. Однако свидетель не опознал Дубинского и Харченко на трех показанных ему снимках. После остановки «Бук» и черная машина, согласно его показаниям, свернули налево в Кременчугский переулок и последовали в восточную сторону.

Остановка «Бука». Фото из материалов уголовного дела

В материалах дела есть снимок, который соответствует заявлениям этих свидетелей. Он найден в сообщении от 17 июля 14:27 на твит-аккаунте @girkingirkin, который ассоциируют с Игорем Гиркиным. В тексте твита указано место съемки.

Российская сторона на пресс-конференции в МО РФ утверждала, что все видео этой части пути, размещенные в ютубе, сняты 16 июля 2014 года, то есть днем раньше. По мнению российских официальных лиц, эти видео поддельные. По запросу голландской прокуратуры проведена дополнительная экспертиза.

Эти видео сверили с другими, загруженными на хостинг в то же время, происхождение которых точно известно. Определено, что утверждения российской стороны не соответствуют истине. Не найдено ни одного признака подделки.

Черная машина сопровождения, запечатленная на видео вместе с «Буком», — это Peugeot-308. По словам одного из свидетелей, который воевал на стороне «ДНР» и служил в разведгруппе под командованием «Хмурого» (Дубинского) вместе с «Кротом» (Харченко), за рулем в тот день якобы был Харченко. С человеком с позывными «Большой», который всегда был при нем.

14:07. «Харченко» звонит некоему «Шарпову» и приказывает вместе с «Рязанью» и «Алтаем» взять под охрану «эту машину». Судя по перехватам, «Бук» находился на том самом пшеничном поле к западу от Первомайского.

Это подтверждают и два свидетеля из разведгруппы «Хмурого» (Дубинского), которым было поручено охранять поле на случай прорыва украинских военных. Первый слышал пуск ракеты, видел ее след в небе и падающие обломки самолета. Другой видел, как около четырех часов дня была выпущена ракета. Позднее он узнал, что ракета из «Бука». Стреляли, как он сказал, «наши ребята». Свидетели не знают, кто дал приказ о выстреле. После этого «Бук» поехал в направлении Мариновки и Снежного.

Свидетель S21 рассказал, что Дубинский якобы отвечал за транспортировку и охрану «Бука». Он рассказал также, что сам участвовал в перегоне и по приказу Харченко утром 17-го выехал из Донецка. Прибыл на место между 12 и часом дня. Харченко тоже ехал по той же дороге, но в другое время. Около блокпоста у поворота на поле свидетель встретил Радченко с позывными «Умка». Это подтверждено телефонным биллингом.

Какая разница? Все равно на нас свалят

Рейс МН17 исчез с экранов радаров около 16:20. На карте перехваченных телефонных переговоров около места пуска — фигурки с надписями «Крот», «Гюрза», «Змей», «Питон», «Тор», «Душман», «Кэп». Они перемещались по местности между Снежным, Мариновкой и Саур-Могилой в то время, когда самолет пропал с радаров. Телефон «Гиркина» находился в Донецке.

Игорь Гиркин (Стрелков). Фото: Евгений Фельдман / архив «Новой»

В 17:15 «Дубинский» позвонил «Гиркину» и сказал, что он в Мариновке (т.е. недалеко от места пуска) и едва ушел от противника. Скоро будет в Донецке. (Дальше следует серия перезвонов). В 18:06 «Дубинский» позвонил, возможно, своей жене и сказал, что только что вернулся из Мариновки и Снежного.

Практически сразу после крушения самолета в переговорах появляется информация об этом. Она и в перехватах переговоров, и в соцсетях, и в разговорах местных жителей. В 16:28 в Сети размещены видеофрагменты с дымовым следом. В 16:25 — твит, что около Снежного разбился самолет, и минуты спустя появляется все больше видео и фото об аварии самолета и облаке черного дыма.

Потом в соцсетях говорится об Ан-26, который вроде бы сбит в районе Снежного. В 16:41 в твиттере strelkov_info, который, по мнению следственной группы, может быть связан с интернет-адресом Гиркина, появилось сообщение Народной армии: «в окрестностях Снежного только что сбит и разбился за шахтой «Прогресс» самолет Ан-26». В 17:16 к этому посту добавлены видеофрагменты с облаком дыма на горизонте. Видео удалено через час, а еще через час удалено упоминание про Ан-26. Потом Стрелков (Гиркин) утверждал, что этот пост выкладывал не он.

В 17:30 в соцсетях появились сообщения о том, что на борту сбитого самолета находились иностранцы. Вокруг этого развернулась онлайн-полемика. А в уоки-токи сепаратистов говорилось о «сушке» или «ильюшине», который был сбит «нашими» и упал за шахтой близ Грабово. Через полчаса после крушения МН17 в перехваченных переговорах уже обсуждалась вероятность того, что мог быть сбит пассажирский самолет.

С этого момента сообщения в соцсетях и переговоры между сепаратистами меняются. Версия «мы (сепаратисты) сбили «антонова» или «сушку» уступает место версии «они» (украинцы) сбили «Боинг» «сушкой», которую сразу сбили мы».

ССГ обнаружила в перехватах разговоров обвиняемых логические несоответствия, и суд изучает их.

Около получаса после крушения «Боинга». «Харченко» — «Дубинскому»:

«— Я на месте. Мы уже сбили «сушку».

— Молодцы, ай, молодцы! Вот. Одну «сушку» сбили».

Место падения рейса МН17. Фото: Зинаида Бурская / архив «Новой»

«Дубинский» приказывает «Харченко» поручить одному подразделению охрану «Бука» и прибыть к нему вечером. Через полчаса, в 17:16, «Дубинский» спрашивает «Харченко», размещен ли «Бук» в безопасности от огня «градов». «Харченко» отвечает, что он вне досягаемости… В последующих переговорах в течение полутора часов — ни слова о сбитом самолете. Говорят о расположении огневых средств противника и о том, смогут ли они достать «Бук».

17:42. «Дубинскому» звонит некий «Боцман». Кажется, они говорят о разных самолетах.

«— Здравствуй, старший брат. Как дела?

— Приветствую тебя, — отвечает расстроенно «Дубинский». — Не очень… Мы на Мариновке сейчас. Вот. Поэтому не очень, как тебе сказать… Держимся, …[блин]. Долбят «градами» постоянно. Только сейчас маленькая передышечка…

— Понял тебя. А у меня здесь самолет подбили. Еду за ящиками. Я тебе отдам, чтобы ты потом передал дальше.

— Я буду только часа через два в городе… Я говорю же, что я в Мариновке. Самолет мы бахнули, тоже … [проклятая] «сушка». Как раз над Саур-Могилой. Мы «Бук-М» получили, так? Вот… Ты долго будешь в городе, скажи мне, Женя?

— Я сейчас… В Горловке я буду, ну не знаю, сейчас буду искать… Ящики буду искать. И потом как найду — сразу, наверное, домой поеду.

— Ящики? Ящики для чего? А, эти…

— Черные ящики, да.

— Я понял, понял. Мои тоже ищут. Нас долбят, тут только перестали долбить «градами».

Через 40 минут «Дубинскому» звонит некто «Игорь».

«— Тут мне звонят журналисты, теребят, в частности с НТВ. Говорят, что «Боинг» рухнул под Донецком. Километров в 80 от Донецка. Правда?

— Бой идет, в смысле?

— «Боинг». Самолет упал.

— А, так наши сбили на Саур-Могиле, там, около Мариновки. Наши сбили «сушку». Два часа…

— А «Боинг», говорят, рухнул какой-то там.

— Где-то между Харцизском и Горловкой, говорят, еще самолет рухнул. Я пока не в курсе. А наши сбили «сушку»…

— Да то я в курсе. «Боинг» именно меня интересует.

— Нет, Игорь, я не в курсе. Честно».

Чувствуется общая обстановка замешательства. Радостных ноток все меньше.

В 18:44 — разговор между «Пулатовым» и «Харченко»:

«— Да, брат. Что такое? Тебе помочь? — спрашивает «Харченко» после обмена информацией об обстрелах позиций ополченцев.

— Ну, тоже можешь сюда (в Торез. — А. М.) ломануться, если у тебя есть время. Тут это, сбитого пилота взяли. Нужно сейчас посмотреть, что это за это самое… Там всякая хрень… И полностью оценить ситуацию, которая произошла. Там же получается по докладу… Этот пилот… Самое главное, этому скажи… Наш «Бук»…

— Все прекрасно. Он ушел в другое место, — успокаивает «Харченко».

— Да. Все хорошо. Смысл в том, что вот эта «сушка» буквально за минуту до этого сбила китайский пассажирский транспорт.

— Не, не, не. Мы работали по «сушке», — с уверенностью возражает «Харченко».

— Я знаю. «Сушка» сбила буквально перед этим китайца. Вот. И тут же мы подхватили эту «сушку». Там сейчас весь мир греметь будет… Там все очень хорошо, сейчас главное — это не сказать… раньше времени. Возьми пару человек и через Торез лети ко мне. Дальше направлю. Пару нормальных таких».

В последующих переговорах между «Пулатовым», «Харченко» и «Дубинским» шлифуется версия с подробностями, как «наш Бук завалил сушку», которая только перед этим «вальнула» пассажирский лайнер.

Наконец в 19:54 «Дубинский» излагает ее «Гиркину»:

«— Из Снежного и наши видели, как «сушка» вальнула «Боинг», и потом «сушку» во время второго захода наши вальнули из «Бука». «Это наблюдало до … [хрена] нашего народу — «Гюрза» [Пулатов] сейчас доложил».

— Хорошие новости, Игорь? Ну я не знаю. Я, честно говоря, не очень в это верю, но…

— Так все равно на нас свалят, что мы завалили. Понимаешь, что я имею в виду?»

«Дубинскому» звонит «Харченко»:

«— Николаич, а ОБСЕ пускать на место крушения или нет?

— Конечно, пускать. А ты уверен, что люди видели, что его сбила «сушка», или все же наши?

— Не наши, Николаич, не наши.

— «Сушка», да?

— «Сушка», был один парашют.

— Ага. А потом «сушку» уже наши «Буком»? Да?»

Обломки Боинга. Фото: ЕРА

Заметим, что в этой версии еще присутствует «наш Бук» (то есть российский. А. М.). Позднее версию скорректировали: у ополчения не могло быть «Бука», и Россия его не поставляла. Затем версия эволюционировала дальше: «Боинг» был сбит все же «Буком», но украинским. Одновременно, видимо, принимается решение срочно вывезти «Бук» обратно в Россию.

Возвращение

Как следует из доклада ССГ, представленного суду, примерно в 16:20 «Бук» покинул место пуска ракеты в неизвестном на тот момент направлении, уходя от возможного огня противника. Маршрут — на Снежное и обратно в Россию. Это в деле отражено перехватами переговоров, данными передающих антенн, информацией в соцсетях и аналитическими материалами.

Пулатов в видеопоказаниях суду, записанных его адвокатами, утверждал, что по телефону они использовали условные слова и вводящие в заблуждение понятия.

Слово «Бук» должно было ввести в заблуждение, потому что у сепаратистов не было «Буков». «Коробочка» означала танк или бронетранспортер. «Игрушка» — переносное оружие. ССГ на основе анализа других данных предположила, что «коробочка» и «подбитый танк» означали в контексте этих переговоров как раз «Бук». А слово «Бук» означало собственно «Бук».

17 июля в 20:30 «Дубинский» получает приказ от «Гиркина»:

«— Алло. Вот этот самый… Короче, танк, который у нас поврежденный, который нужно эвакуировать, его парой бэтээров обязательно надо сопроводить.

— А где их взять?

— Ну у тебя. Больше неоткуда.

— То есть их сопровождать парой бэтээров?

— Да. Это указание. Чтобы пара БТР…

— И куда — аж дотуда сопровождать?

— Нет. Они обещали встретить на границе области. У них будет группа с трейлером и с краном, которая придет за ним. Значит, соответственно, они…

— Я имею в виду, им это передать… Там же «Крот» [Харченко], он же охраняет эту коробочку. И у него же бэтээры и все проблемы. Алло?

— Ну так да. Я просто тебе говорю. Организуй это. У меня сейчас, блин, с этим самолетом, просто … [очень плохо]. Все уже, нет возможности ничего…»

Через две минуты «Дубинский» передает распоряжение «Харченко»:

«— Смотри там. К тебе едет трал за «коробочкой», которая у нас.

— Ага. Понял.

— И до границы области, нашей области нужно, чтобы два бэтээра сопровождали, понял? Вот. Ясно? Алло, Леня? До границы нашей области. Там недалеко. Понял?»

Транспортировка «Бука». Скриншот из материалов уголовного дела

У «Харченко» проблемы с исполнением приказа, потому что бэтээров на самом деле нет: один поломанный в Донецке, а другой «куда-то вчера прапор угнал». Начинается долгая словесная с матом перепалка с «Дубинским», который ругает «Харченко» за халатность. Тот оправдывается.

Потом «Харченко» получает звонок от «Шарпова». Тот сообщает, что «Бук» подобрали и увозят от места пуска ракеты. Спрашивает у «Харченко» о сопровождении. В 20:54 «Шарпов», находясь все еще в районе Первомайского, снова звонит «Харченко», который ждет в Снежном. Извещает его, что «Бук» движется в направлении города. Его сопровождают машина и средство ПВО.

Через 15 минут «Харченко» — «Дубинскому»:

«— Алло, Николаич, я приехал с места падения самолета, а «коробочки» уже здесь нет. Она ушла.

— Я понял тебя. Хорошо.

— Что мне делать?

— Ничего не делать. Абсолютно ничего.

— Пацаны звонят с этого трала, чтобы я приехал и встретил их.

— А «коробочка», что, своим ходом ушла?.. Как она ушла, интересно?

— Своим ходом.

— Просто охереть, … [блин]! Сейчас пойду к «Первому» (в данном случае, по мнению следователей, к Гиркину.А. М.), буду узнавать, что делать.

— Я сейчас, в любом случае, поехал пацанов встретить. Она все равно не пойдет своим ходом туда, куда ей надо.

— Она вообще-то где? Неизвестно?

— В этом, Снежном.

— Пусть там и стоит, … [блин]. У тебя один сейчас БТР?

— У меня вообще нет бэтээров. Я не могу найти их, … [блин]. Вчера побило же этих пацанов, которые на бэтээрах были. Все раненые. И кто эти два бэтээра куда дел, непонятно… Я вчера их отогнал, спрятал. Когда назад вернулся за ними — их нету уже!

— Так кто взял, прапор или кто?

— Николаич, я был в одном селе. Бэтээры стояли в другом. Я их убрал из-под артобстрела. И пацанов этих раненых вывез в больницу.

Бэтээры стояли возле комендатуры в Степановке. Когда я ночью начал выходить, под утро, их уже не было. Спрашиваю: кто их взял? Говорят, сели двое и угнали туда».

21:32. «Гилязов» («Рязань») звонит «Харченко», сообщает о новой неурядице:

«— Там боец потерялся с этой … установки. Свой экипаж … [потерял].

— С какой установки?

— С «Бука».

— С «Бука»? А где он, … [блин]?

— Вот, на блокпосту стоит.

— Бери его сюда, … [блин], и вези, я его буду около Снежного ждать».

Данные локализации «Рязани» — в Первомайском, «Харченко» — в городе Снежное.

Маршрут, по которому, предположительно, вывезли «Бук». Фото из материалов дела

«Харченко» звонит «Пулатову»:

«— Олег, а ты не можешь связаться с этими бойцами с новой «коробочки»? Где они, … [блин], вообще делись и куда они поехали?

— Как?! Они же ехали нам навстречу!

— Да. И вот я приехал сюда, а их нет в месте сбора. И, … [блин], бойца своего они забыли.

— Моего бойца одного?

— Своего. Своего! Они возле «Фуршета», … [блин], … [кошмар]!»

Сразу после этого разговора «Пулатов» звонил три раза по номеру, зашифрованному в деле как 335. Ему не удалось дозвониться. Перезвонил «Рязани» и опять дважды безуспешно пытался связаться с 335. ССГ считает, что по этому номеру был экипаж «Бука». Видимо, «Бук» где-то спрятали.

Три свидетеля подтверждают эту ситуацию. Вскоре «Бук» проехал через Снежное в направлении Саур-Могилы. По данным свидетелей, представленных ССГ суду, в системе не хватало одной ракеты. Свидетель S08 сказал, что через пару часов после взрыва и появления дыма видел «Бук» возле «Фуршета». Он был покрыт камуфляжной сеткой, и его окружали люди.

Свидетель S21, тот, который воевал под командованием Харченко, сказал, что 17 июля около семи вечера у «Фуршета» он видел зеленую военную машину. «Бук» был покрыт сеткой, и под ней различимы были стабилизаторы ракет. Трех, в любом случае — двух. Он направился своим ходом через дорожный круг.

В 22:35 «Харченко» позвонил «Дубинскому». Спросил, куда сопровождать груз. Ответ: до границы Луганской области, а там они поедут сами. Потом позвонил женщине и сказал, что будет всю ночь в дороге.

23:12. «Дубинский» — «Харченко»:

«— Алло, Леня. Ушли там твои? Номер у тебя есть, кто там старший? С ним же будут связываться эти, с Луганска. Ты ему объяснил конкретно, где они должны быть?

— Да, пацан знает эту дорогу хорошо. Он сказал, доведу их на место, поставлю…

— Давай его номер, потому что с ним будут связываться эти самые, из Луганска.

— Сейчас. [В сторону:] Ну, давай мне номер этого водилы нашего. (…). Так, Николаич, записывайте [повторяет за кем-то] *** *** *** [Перепроверяют]. Позывной — «Леший».

— «Леший»… Так, срочно его набери, скажи, что они будут утром. Будут спрашивать — пусть скажет, что он уже на въезде в Красный Луч. Понял, да? Въезжает. Вот он с ними договорится, где они встретятся… Давай, набирай его, а я пока понесусь… Ясно?

— Хорошо. А я тут долго буду сидеть, в этой посадке, под дождем?

— Думаю, что завтра мы тебя заберем. Ясно?»

Судя по карте, составленной ССГ, «Бук» вывезен по маршруту от Первомайского в Снежное, потом в Красный Луч, на шоссе Харьков — Ростов, потом перед Дебальцевом круто направо и мимо Перевальска — в Луганск. Далее — на Краснодон и через границу в Донецк Ростовской области России.

Свидетель S21

В этой истории вновь возникает свидетель S21, уже упоминавшийся в связи с пуском ракеты из «Бука», охраной установки на месте события, а перед этим — сопровождением ее на последнем этапе пути к месту пуска. Он же сопровождал ЗРК при транспортировке с места события. Свидетель воевал в рядах ополчения «ДНР», но, как показывают обстоятельства, связанные с крушением МН17, очевидно, потерял доверие к начальству.

Боец с позывными «Леший» в конце концов стал одним из важных свидетелей обвинения.

Здесь и далее мы приводим показания этого свидетеля, представленные суду следствием в гласном процессе. Свидетель рассказал, что 17 июля 2014 года получил от Харченко, которого он узнал на фото, приказ двумя машинами сопровождать трейлер с пусковой установкой на гусеничном ходу, которую он увидел у «Фуршета» в Снежном примерно в восемь вечера. За рулем двух машин сопровождения были он и «Старый». В сопровождении было не меньше пяти человек. Перед поездкой «Бук» находился в ремонтной мастерской за «Фуршетом», уже погруженный на трейлер. Харченко приказал везти его в сторону Красного Луча на Ростовском шоссе.

Харченко взял у «Лешего» номер телефона и сказал, что ему будут звонить в дороге. «Леший» и те, кто был с ним (он назвал «Старого», «Геру», «Бакинца», «Пермяка», «Маячка», там были и другие), выехали между 23 и 24 часами. Колонна состояла из черного «Фольксвагена» с пулеметом сзади, микроавтобуса и трейлера с «Буком». В кабине трейлера были трое: гражданский шофер и двое военных. Это, по словам свидетеля, был экипаж «Бука».

Доехав до Красного Луча, они вынуждены были немного маневрировать, чтобы объехать мост под железной дорогой (у следствия есть космический снимок моста и данные о его размерах — «Бук» на трейлере под аркой не пройдет). Потом продолжили путь на Ростовское шоссе, которое проходит через Красный Луч.

Схема последнего участка маршрута, по которому, предположительно, вывозили «Бук». Фото из материалов уголовного дела

Свидетелю позвонил Харченко, сказав, что надо сопровождать до Дебальцево. По пути «Лешему» пришлось отвечать на многие телефонные звонки от людей, которых свидетель, по его словам, не знал. Он упоминал имена «Дельфина», Стрелкова (Гиркина) и Плотницкого (с такой фамилией известен один из лидеров сепаратистов.А. М.). Они спрашивали о дороге и том, не встретился ли кто-то на пути, говорили, до какого места сопровождать транспорт. Экипажу «Бука» тоже кто-то звонил.

Свидетель продолжал вести машину до выезда из Дебальцево и там попрощался с экипажем «Бука». Эти люди знали дорогу дальше. Свидетель и его компания направились назад той же дорогой на свою базу в Снежном и прибыли туда в районе пяти-шести часов утра.

Позднее утром к нему приехал Харченко и спросил, как съездили. К этому времени «Леший» успел услышать разговоры о том, что разбился гражданский авиалайнер и он был сбит «Буком». Но те, кто рассказывал, говорили, что эти сделали украинцы.

«Леший» сказал Харченко, что по дороге в Дебальцево ему много звонили по телефону. Харченко просмотрел его телефон и приказал выбросить симку.

ССГ применила несколько способов, чтобы проверить показания свидетеля S21. На основе данных передающих антенн была проверена геолокация его телефона во время описанных им событий. С 22:16 до 23:51 его телефон находился в нескольких сотах. В центре Снежного он был в соте, которая охватывает ремонтные мастерские за «Фуршетом», где, по словам свидетеля, стоял погруженный на трейлер «Бук», когда он принял его для сопровождения.

По дальнейшей геолокации видно, что S21 действительно перемещался от Снежного по дороге через Красный Луч в Дебальцево. И потом в 02:04 его телефон отключился.

Когда телефон S21 находился еще на связи и перемещался по дороге, он принял звонки с номера Радченко. ССГ проверила также, кто пытался звонить на номер S21. Среди них действительно были номера, ассоциированные с начальником объединенного штаба «ДНР» и «ЛНР» «Дельфином», Плотницким и Гиркиным. Их упоминал в своих показаниях S21. Телефон был также на связи с Бугровым из «ЛНР», неким Денисом и Дубинским.

Данные геолокации показывают, что телефоны S21 («Лешего») и его спутников перемещались от Снежного к Дебальцево через Красный Луч. Но они не встретились с группой, которая должна была принять «Бук» в «ЛНР». По показаниям свидетелей, ни Бугров, ни Плотницкий не дождались машин. По данным ССГ, обе сопровождающие «Бук» группы приезжали на одно и то же место, но в разное время. Они не могли связаться с «Лешим», потому что его телефон был выключен. «Дубинский» ночью пытался 11 раз дозвониться до него. Таким образом, «Бук» на некоторое время был «потерян».

После того как около двух часов ночи группа, в составе которой был S21, развернулась в Дебальцево и выехала обратно в Снежное, трейлер с «Буком», водителем и двумя членами экипажа ЗРК продолжил путь в направлении Луганска. Как протекал дальнейший путь «Бука», этот свидетель не знает, есть только отрывочные сведения.

В Луганске свидетель S06 видел на перекрестке разорванные электрические провода и наклоненный в направлении движения светофор. Будучи техническим специалистом, он рассказал, что рано утром 18 июля трейлер с «Буком» проехал на большой скорости. В какой-то момент были слышны треск и удар. В результате столкновения от транспорта с «Буком» отвалился фрагмент. Транспорт не остановился. Свидетель отметил точно на двух картах, где это произошло.

ССГ в 2014 году получило от СБУ вместе с картой памяти и снимавшей камерой видео: стремительно проезжающий по дороге трейлер с «Буком», снятый из придорожных зарослей.

Оно знаменито тем, что было показано на специальном брифинге Минобороны России 21 июля 2014 года как пример беспочвенных обвинений в адрес России. На том брифинге начальник Главного оперативного управления — заместитель начальника Генштаба Андрей Картаполов заявил, что «Российская Федерация не передавала ополченцам зенитных ракетных комплексов «Бук-М4». Видео о перемещении украинской стороной трейлера с «Буком» по дороге в сторону российской границы названо «явной подтасовкой материалов».

Схема последнего участка маршрута, по которому, предположительно, вывозили «Бук». Фото из материалов уголовного дела

«Что это за пусковая установка? Куда ее перевозили? Где она находится сейчас? Почему она заряжена не полным боекомплектом ракет? Когда последний раз с нее производился пуск?» — спрашивал генерал с явным намеком на версию об украинском «Буке», сбившем лайнер.

Съемка якобы производилась в городе Красноармейске, что подтверждается находящимся рядом с дорогой баннером. А этот город с 11 мая находится под контролем украинской армии.

Для проверки утверждений МО РФ следователи провели исследование того места, где видео было снято. Путем сравнения местности, расположения деревьев, церкви, фонарей, данных Google Earth и других фотографий этой местности, найденных в интернете, эксперты определили, что видео снято в Луганске на перекрестке с конкретными координатами, машина двигалась к Краснодону в сторону российской границы. Судебная экспертиза не нашла достаточных свидетельств подделки видео. Зато свидетель S05 видел 18 июля в 05:30 утра зеленый «Бук» на белом трейлере около Молодогвардейска.

В 07:44 «Гиркин» звонит «Дубинскому». Из разговора следует, что и на последнем этапе что-то пошло наперекосяк. «Штатной» передачи в Дебальцево от «донецкой» команды «луганской» не состоялось, и секретный объект на какое-то время пропал.

«— Я вернулся только что, — оправдывается «Дубинский». — Там все нормально было. Ему позвонило восемь человек разных, … [блин]. Чтобы он передал машину. Ему разные, … [блин], звонят восемь человек. Он поэтому телефон и выключил, … [блин]. Никуда назад он ее не вел, … [этого не было].

— Где сейчас машина?

— Машина уже давно в России находится. Он ее сразу передал, … [блин], машину тем, кто встречал.

— Кому, … [блин]?» — срывается «Гиркин».

Он велит «Дубинскому» немедленно вызвать «Лешего». В 08:01 «Дубинский» приказывает «Харченко» явиться к нему с «Лешим». Потому что, мол, человек, который должен был получить машину, вернулся без нее. Кому «Леший» передал ее? «Библиотекарю», уверяет «Харченко», который только что связался с «Библиотекарем», следствие делает предположение, что под этим позывным может скрываться человек по фамилии «Черных». «Харченко» сообщает, что все уже в России и перевезли туда «Бук» на трейлере. В 08:02 «Дубинский» звонит «Черных»: получил ли он «коробочку» ночью от «наших людей» и куда он ее дел. «Черных» подтверждает, что отогнал ее, она уже там. «Дубинский» в 08:03 информирует «Гиркина», что «Леший» лично передал ее «Черных», и тот принял ее лично. «Харченко» в 11:20 сообщает «Дубинскому», что с машиной все в порядке. «Дубинский» и «Гиркин» по телефону кричат друг на друга.

Все эти переговоры, данные биллингов и иные материалы были предоставлены следствием суду, который отдельно отметил, что все это — версия следствия, суд не принимает их на веру и будет тщательно изучать, а свои выводы суд, как и оценку доказательств сторон процесса, даст в решении. Но по этому массиву документов и переговоров можно понять, к чему готовиться представителям защиты на самом громком европейском процессе, который продолжится 8 июля.

* Судя по всему, имеются в виду «двухсотые» (погибшие) и «трехсотые» (тяжелораненые).

Александр Минеев

Оригинал материала: "Новая газета"