Финансовый директор команды Наталья Еремина дала показания о том, как вынесла из клуба около 10 млн руб. наличными в гостиничный номер

В судебном процессе по поводу хищения выручки нижегородского хоккейного клуба «Торпедо» начался допрос обвиняемых. Бывший финансовый директор команды Наталья Еремина дала показания о том, как вынесла из клуба около 10 млн руб. наличными в гостиничный номер и передала их бывшему исполнительному директору Сергею Малютину. Деньги, по версии следствия, под видом получения премий авансом присвоили бывшие руководители клуба. Главный обвиняемый, экс-директор «Торпедо» Ян Голубовский, вину не признает. Ему также предъявлено обвинение в растрате денег клуба на рестораны, покупки и зарубежные поездки.

В Советском райсуде начался допрос обвиняемых по уголовному делу о крупных растратах в хоккейном клубе «Торпедо». На скамье подсудимых оказались бывший гендиректор ХК Ян Голубовский и его заместитель по финансам Наталья Еремина. Третьего фигуранта, бывшего исполнительного директора ХК «Торпедо» Сергея Малютина, осудили еще летом прошлого года: он полностью признал свою вину в групповой растрате, дав показания на своих подельников. В итоге его приговорили к четырем годам условно, миллион рублей господин Малютин возместил.

Сергея Малютина и Яна Голубовского следователь СК обвиняет в том, что они в 2018–2019 годах растратили на кафе, рестораны, покупки, поездки и аренду машин за рубежом свыше 5 млн руб.

Деньги тратились по банковским картам, оформленным на сотрудников ООО «АйТи Технологии СПБ» — агента клуба. В связи с тем, что долги «Торпедо» в тот период достигали 600 млн руб. и расчетные счета были арестованы, руководство работало через петербургского посредника, который получал деньги от хоккейного клуба и оплачивал его расходы по заявкам.

Допрошенная в суде Наталья Еремина, бывший финдиректор клуба, пояснила, что Сергей Малютин фактически управлял всеми административно-хозяйственными делами «Торпедо», по всем финансовым вопросам директор отправлял именно к нему и что оба руководителя приносили ей чеки, а Малютин просил списать все их траты с карт «на представительские расходы». «Было две кучки чеков, я неоднократно просила их сдать отчеты о расходах и издать соответствующий приказ, но безрезультатно. Я даже не знала, какая карта у кого была»,— заявила Наталья Еремина. Она также рассказала, что клуб оплачивал проживание в гостиничных номерах отеля «Ока» Яна Голубовского, Сергея Малютина и его жены, а также приезжавших родственников. По версии следствия, эти расходы были замаскированы под фиктивные договоры аренды конференц-залов гостиницы.

По второму эпизоду обвинения Натальи Ереминой, в августе 2018 года она забрала коробку с наличной выручкой из кассы «Торпедо» и принесла деньги в гостиничный номер Сергея Малютина. Никаких расписок или документов в бухгалтерии по этому поводу не составлялось.

Судя по показаниям женщины, исполнительный директор убедил ее передать наличность «на сохранение» ему в номер, говоря, что в клубе плохие сейф и замки, а у него деньги будут целее.

Управленец прямо в гостиничном номере держал двух бойцовских собак, и стаффорд-терьеры были одним из аргументов сохранности денег. «Я понимала, что неправильно, но поддалась наглости и напористости Малютина»,— пояснила в суде Наталья Еремина. Она доказывала, что в «Торпедо» не несла какой-либо материальной ответственности по своему трудовому договору, отвечая лишь за планирование клубного бюджета, а главный бухгалтер и кассир не составили никаких расходных ордеров, отдавая ей выручку. В сентябре и октябре 2018 года Наталья Еремина, по ее словам, дважды приходила в номер с ведомостями для выдачи зарплаты по 500 тыс. руб. Яну Голубовскому и Сергею Малютину, а также 100 тыс. руб. его жене Екатерине Малютиной, которая возглавляла в «Торпедо» коммерческий отдел. Сколько именно денег было вынесено из клуба, обвиняемая не знала, так как наличные, по ее словам, никто не пересчитывал. Ссылаясь на других свидетелей, бывший финдиректор предположила, что в коробке могло быть 8–9 млн руб., а по данным следствия, в кассе клуба на конец дня после матча 31 августа 2018 года могло быть до 10,7 млн руб. наличными.

Весной 2019 года из той же коробки, которая с 2018 года лежала в гостиничном номере, по показаниям обвиняемой, гендиректор и исполнительный директор взяли себе авансом по 3 млн руб. премиальных за успешный игровой сезон, хотя в «Торпедо» были задержки по зарплате перед другими сотрудниками. Наталье Ереминой Сергей Малютин также дал премию в миллион рублей. Однако, по ее показаниям, не добившись от руководства приказа о премировании, она сдала наличные в кассу «Торпедо», чтобы их в дальнейшем зачислили на счет клуба.

Какую-либо личную корысть в этих событиях Наталья Еремина отрицала, но признала вину в том, что посредством ее действий выручка «Торпедо» была растрачена.

Она также отрицала сговор с руководством клуба, рассказав, что Яна Голубовского и Сергея Малютина знала только по работе короткое время, а на работу в «Торпедо» попала после того, как ее резюме на сайте поиска работы нашли помощники Дмитрия Сватковского (бывший заместитель губернатора, возглавлявший правление клуба) и она прошла собеседование.

Бывший глава «Торпедо» Ян Голубовский вину в присвоении денег клуба не признает. Его московские адвокаты заявили ходатайства о назначении финансово-экономической экспертизы по делу и проведении экспертизы подписей на агентском договоре, утверждая, что его подписывал не директор. Однако представители «Торпедо» возражали против дополнительных исследований, и суд защите Яна Голубовского отказал. Бывший руководитель хоккейного клуба расскажет свою версию событий на судебном допросе, назначенном на 27 мая.

Роман Кряжев

Оригинал материала: "КоммерсантЪ"