Какой набор претензий получил украинский президент от Джо Байдена

«Октагон» выяснил, какой набор указаний получил президент Украины Владимир Зеленский от американского лидера Джо Байдена. Перечень поставленных ультиматумов конкретизирует содержательную часть визита госсекретаря США Энтони Блинкена на Украину, объясняя, в частности, странное поведение Владимира Зеленского на совместной пресс-конференции. Вашингтон заявил Зеленскому о тотальном контроле над ситуацией на Украине. Энтони Блинкен перечислил ряд принципиальных требований, среди которых – увольнение главы «Нафтогаза», замена Андрея Ермака на посту руководителя администрации украинского президента, но прежде всего отмена всех инициатив, направленных на переговоры с Москвой. Прыгать через голову Вашингтона теперь запрещено.

Делегация Госдепа США во главе с Блинкеном посетила Киев 6 мая. Зеленский и его окружение ждали от этого визита прорыва в двухсторонних отношениях, которые были фактически заморожены во времена президентства Дональда Трампа. Многие эксперты полагали, что по его результатам команда Байдена выработает новый гибкий подход к администрации Зеленского, понимая его отличие от Порошенко. Все они ошибались.

Политика американских демократов на украинском направлении была сформирована ещё во времена президента Барака Обамы, и менять её Байден не собирается. Основа этой политики – жёсткий контроль и диктат со стороны Вашингтона, и Блинкен приехал в Киев для того, чтобы восстановить эту забытую из-за чудачеств Трампа норму, призвать к порядку отбившуюся от рук киевскую власть и провести смотр проамериканских сил Украины.

Суть главной идеи, переданной Байденом Зеленскому, предельно проста: в Вашингтоне недовольны суетливой политикой Киева и игрой Зеленского в «самостоятельного президента». Из сложившейся ситуации есть два выхода: либо Зеленский начинает полностью следовать рекомендациям Байдена, либо в обозримое время президентом Украины станет кто-то другой.

Если Зеленский согласится поступить в подчинение Байдена и успешно выполнит первый пул переданных ему указаний, он может рассчитывать не только на поддержку Вашингтона, но и на исполнение своей мечты о личной встрече с Байденом, который в этом случае посетит Киев и сделает этот визит «символом поддержки Зеленского со стороны своей администрации».

Какой именно сценарий будет запущен, если Зеленский откажется или по какой-то причине не выполнит полученные требования, не уточняется.


Но о серьёзности намерений Вашингтона свидетельствует тот факт, что, нарушив дипломатический протокол, Блинкен начал свой визит в Киев не с общения с Зеленским, а со встречи с бывшим президентом Украины Петром Порошенко, который отлично ладил с предыдущей демократической администрацией.


Что происходило на этих закрытых переговорах, неизвестно: Порошенко прекрасно владеет английским, разговор шёл тет-а-тет, без свидетелей и участия переводчика.

Аналогичную нагрузку несли в себе непубличные контакты Блинкена с другими политиками, силовиками и представителями гражданского общества, среди которых много так называемых соросят, находящихся в постоянном контакте с американским посольством. Эта серия закрытых встреч выглядит как смотр и мобилизация ресурсов, на которые будет опираться команда Байдена.

Смысл этих манёвров очевиден: администрация американского президента полна решимости вернуть полный контроль над происходящим на Украине, а будет ли в этой схеме участвовать Зеленский, зависит от того, насколько успешно он выполнит полученные через Блинкена указания, список которых тоже представляет определённый интерес.

Первая и главная рекомендация администрации Байдена – отказ Зеленского от политической самодеятельности. Она была конкретизирована в указании прекратить просьбы о встрече с президентом России Владимиром Путиным и полностью закрыть эту тему. В качестве аргумента были предъявлены рассуждения о том, что позиция украинской стороны давно сформулирована, а это значит, что предмета для торга нет и встречаться с Путиным незачем.

Смысл этого требования – заблокировать не только контакты президента Украины с руководством России, но и любую возможность попадания политически слабого Зеленского под влияние Путина или ассоциирующихся с ним пророссийских настроений, под которыми и в США, и на Украине подразумевают готовность к переговорам и признание за РФ права на отстаивание своих интересов.

Здесь Байден ведёт себя как ревнивая жена, опасающаяся, что любые контакты с Россией, даже в целях продвижения интересов Украины, таят в себе угрозу измены, то есть выстраивания неконтролируемых Вашингтоном связей между Москвой и Киевом. Встречаться и вести переговоры с Путиным имеет право только Байден, а Зеленский и другие украинские политики никакой инициативы проявлять не должны. Их дело – выполнять указания Вашингтона.

Аналогичные цели преследует стремление Байдена вернуться к практике обязательного согласования в посольстве США всех важных кадровых назначений в украинском правительстве. Такая схема, прекрасно работавшая во времена Порошенко, была сломана при Зеленском, который, может, и был готов поддерживать эту традицию, но не получал указаний от администрации Трампа.

Теперь всё должно вернуться на круги своя. Находясь в Киеве, Блинкен передал Зеленскому требование Байдена убрать из администрации президента, правительства и иных властных структур Украины «прокремлёвских людей», и прежде всего руководителя офиса президента Андрея Ермака. Кандидатуры новых назначенцев нужно будет согласовать с посольством США. Другой вопрос – по какому принципу определять прокремлёвский настрой политиков.

В отношении Ермака логика США более-менее ясна. Занимаясь переговорами с Москвой по газу и обмену пленными, он контактировал с представителями Администрации президента РФ и неоднократно общался с Владиславом Сурковым, который до января 2020 года курировал отношения с Украиной, и со сменившим его Дмитрием Козаком.


В Вашингтоне подобные контакты считают нежелательными, но у Ермака есть и другие «прегрешения».


В августе 2020 года депутат от возглавляемой Порошенко партии «Европейская солидарность» Алексей Гончаренко обвинил Ермака в срыве совместной операции украинских и западных спецслужб по выманиванию и захвату «33 российских спецназовцев», и эта тема разошлась не только по украинским, но и по мировым СМИ. Затем в октябре 2020-го Ермак вместе с Зеленским общался с руководителем британской МИ-6 Ричардом Муром, что вряд ли понравилось американским демократам.

Но главный «грех» Ермака состоит в том, что он всячески поддерживает Зеленского в его пускай и необоснованном стремлении превратиться в самостоятельного политика. Поэтому сегодня Зеленскому, если он хочет сохранить за собой пост президента, придётся сдать своего самого преданного помощника.

Ещё одним «кандидатом на вылет» является Юрий Витренко, назначенный в апреле этого года руководителем НАК «Нафтогаз Украины» вместо Андрея Коболева. Как пишут украинские СМИ, причиной этого решения стала «неудовлетворительная работа компании», убытки которой по итогам 2020 года составили около 684 млн долларов.

Многие издания сообщили, что Блинкен был крайне раздражён этой ротацией, и объяснили его недовольство тем, что назначение Витренко может помешать США вернуть утраченный во времена Трампа контроль над энергетической сферой Украины. Судя по утечке информации из офиса президента Зеленского, Блинкен потребовал поставить во главе «Нафтогаза» жёсткого человека, который не пойдёт на уступки «Газпрому», и добавил, что нынешний назначенец на эту роль не годится.

В этом сюжете тоже всё понятно. Коболев был назначен главой компании в марте 2014 года, то есть являлся ставленником демократической администрации Барака Обамы.


Тот факт, что он развалил работу «Нафтогаза», Байдена не волнует: американцы планируют контролировать энергетическую отрасль в своих интересах, и им нужен сговорчивый исполнитель.


Уверенности в том, что только что назначенный Витренко будет столь же удобным партнёром, как Коболев, у Байдена нет. Тем более что новый глава компании является сыном Натальи Витренко – лидера Прогрессивной социалистической партии Украины, единственной пророссийской политической организации в стране. После переворота 2014 года она покинула Украину и живёт в Москве.

Есть у Витренко и другие «грешки». Например, в одном из интервью он признался, что самым сильным впечатлением за последние семь лет была его встреча с Путиным в декабре 2019 года на саммите стран «нормандской четвёрки». Витренко сопровождал Зеленского в качестве консультанта и в ходе обсуждения газовых проблем «20 минут спорил с Путиным».

В последнее время на Украине много пишут о планах США по разрушению олигархической системы страны и передаче экономических активов транснациональным корпорациям. Главным инструментом «раскулачивания» олигархов является борьба с коррупцией. Первой жертвой этой войны стал украинский олигарх Дмитрий Фирташ. В марте 2014 года он был задержан в Австрии по запросу ФБР, но добиться экстрадиции Фирташа в США не удаётся до сих пор.

Следующим стал Игорь Коломойский. Злые языки утверждают, что уголовное дело, заведённое против него по обвинению в отмывании денег на территории США, стало ответом на его поддержку Зеленского в ходе президентских выборов 2019 года. Поражение Порошенко, являвшегося партнёром американских демократов, взломало их схему захвата экономики Украины, а такое не прощают. При этом все понимают, что Коломойский – это только начало. СМИ гадают, кто будет следующим и как скоро под раздачу попадёт умеющий ладить со всеми Ринат Ахметов.

В рамках этого тренда Блинкен указал Зеленскому на необходимость системной борьбы с коррупцией и олигархами и передал требование Байдена полностью прекратить отношения с Коломойским, не помогать ему ни в чём и не препятствовать ведущимся против него расследованиям. То есть предать человека, который привёл Зеленского к власти.

Единственное направление, на котором команда Зеленского опережает своих вашингтонских кураторов, – это борьба с оппозицией. Ещё в начале февраля этого года, обнаружив рост рейтинга партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», украинская власть дала отмашку на начало атаки против организации, её спонсоров и принадлежащих им СМИ. На партнёра Виктора Медведчука Тараса Козака было заведено дело о «спонсировании терроризма», ставшее основанием для введения против него санкций, ареста его активов и аннулирования лицензий на оппозиционные телеканалы «112 Украина», NewsOne и ZIK.


Через три месяца в Киев приехал Блинкен и заявил, что этого недостаточно, что Медведчук является опасным противником и его вместе с его партией надо убрать с политической сцены.


Не обязательно сажать, но добиться того, чтобы ни его самого, ни его людей не было в Верховной раде, чтобы его СМИ не влияли на политическую ситуацию, а бизнес-активы не были задействованы в финансировании деятельности партии.

Через шесть дней Медведчук был арестован по обвинению в государственной измене и «нарушении обычаев войны». Мерой пресечения назначен домашний арест. На следующий день секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов предложил обменять Медведчука на кого-то из осуждённых в РФ украинцев.

Некоторые эксперты расценили идею Данилова как очередную попытку Киева навязать Москве «личный формат переговоров глав России и Украины». Как согласовать эту версию с информацией о том, что Байден запретил Зеленскому искать какие-либо контакты с Путиным, непонятно. Черту под этим сюжетом подвело заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова о том, что в Кремле не склонны серьёзно рассматривать предложение об обмене, являющееся частью внутриукраинских интриг.

Зеленский ждал от визита Блинкена каких-то новых договорённостей, обещаний помощи, гарантий, согласования даты визита Байдена в Киев и прочих приятных вещей, а получил крайне жёсткие требования, которые нужно выполнять или готовиться к уходу с политической сцены.

Шок был настолько силён, что украинский президент не только не дал Блинкену никакого ответа, но и фактически провалил итоговую пресс-конференцию. Наблюдатели недоумевали, почему он путался в словах, перескакивал с одной темы на другую, говорил то по-русски, то по-украински. Разгадка проста: Зеленский был потрясён и дезориентирован.


Потом, слегка успокоившись, он начал выполнять наиболее простые требования Байдена: прекратил разговоры о встрече с Путиным и санкционировал атаку на Медведчука.


Пока это выглядит как попытка выиграть время, потому что мытарства Зеленского только начинаются. Ему ещё предстоит дать ответ, готов ли он выполнять требования Байдена. Судить об этом со стороны можно будет по тому, решится ли он на навязываемые ему кадровые решения – отставки Ермака и Витренко.

Если согласится, в сентябре-октябре на Украину с инспекцией приедет заместитель главы Госдепа США по политическим делам Виктория Нуланд, и по итогам её визита в Вашингтоне примут решение, годится ли Зеленский на роль могильщика Украины, стоит ли поддерживать его и нужно ли заниматься организацией визита Байдена в Киев. Если не согласится или не сможет выполнить указания, на Украине может начаться новый виток игры с непредсказуемым финалом.

Вера Зелендинова

Оригинал материала: "Октагон"