Генеральный директор АО «Главкосмос» Денис Лысков оштрафован за никому не нужный проект стоимостью 3.6 млн руб.

Как стало известно “Ъ”, избежал посадки бывший статс-секретарь—заместитель главы «Роскосмоса», а впоследствии генеральный директор АО «Главкосмос» Денис Лысков, построивший за 3,6 млн руб. никому не нужную модель экраноплана, который он хотел использовать для спасения космонавтов. МВД обвиняло господина Лыскова в растрате, но суд счел его действия злоупотреблением, ограничившись в отношении подсудимого штрафом.

Московская прокуратура по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах обжаловала в Мосгорсуде решение Тверского райсуда, прекратившего уголовное преследование Дениса Лыскова, который в 2013–2016 годах являлся статс-секретарем—заместителем руководителя Федерального космического агентства, а в 2016–2018 годах возглавлял «дочку» «Роскосмоса» — АО «Главкосмос». Главной задачей последнего является продвижение продукции и услуг российских предприятий ракетно-космической промышленности на международный рынок и управление международными проектами.

Из показаний, которые господин Лысков давал в суде, следовало, что за годы работы в космической отрасли у него возникла идея модернизировать комплекс поиска и спасения космонавтов, используя для этого малоразмерный экраноплан или судно на воздушной подушке (СВП).

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

По словам господина Лыскова, аппарат мог быть востребован как «Роскосмосом», так и другими госорганизациями и ведомствами, поскольку «имеет хороший коммерческий и экспортный потенциал». Об этом проекте, по словам господина Лыскова, он докладывал другим руководителям «Роскосмоса», которые якобы поддержали его идею. Работая в «Роскосмосе», он пытался заняться реализацией этого проекта, но она были приостановлена, как было отмечено в показаниях, «из-за проблем со злоупотреблением спиртными напитками привлеченного конструктора».

Возобновились работы, когда господин Лысков возглавил «Главкосмос». Однако поскольку к тому времени, по его словам, на предприятиях «Роскосмоса» изменился подход в отношении новых проектов — было необходимо, чтобы они являлись коммерчески выгодными, иначе получить финансирование не представлялось возможным,— господин Лысков решил привлечь к делу свою знакомую, которая разбиралась в этом бизнесе. После устройства в АО старшим советником гендиректора она работала дистанционно, «конкретно по проекту СВП», отчеты предоставляла лично господину Лыскову «в виде устных докладов и видеозаписей», фактически контролируя работу все того же конструктора, который занимался экранопланом «на своей производственной площадке».

Этот проект глава компании «считал и считает перспективным», но с ним не согласилось управление «П» (промышленность) службы экономической безопасности ФСБ.

В ГК «Роскосмос» из спецслужбы поступило письмо, в котором было указано, что протеже господина Лыскова была фиктивно трудоустроена в «Главкосмос», и содержалась просьба проверить эту информацию. Комиссия агентства нарушений при оформлении не выявила, так как был «надлежащим образом» подписан трудовой договор, установлен дистанционный формат работы, велся табель рабочего времени, начислялась и выплачивалась зарплата, однако и подтверждения каких-либо результатов деятельности знакомой главы компании получено не было. В распоряжение комиссии была представлена лишь некая папка с записями, однако подробности она не получила, так как проект якобы являлся космической тайной. Однако при этом оказалось, что проект экраноплана не имеет какого-либо отношения к официальной деятельности АО. К тому же проверяющие усомнились в квалификации знакомой господина Лыскова, но последний, по словам свидетелей, дал объяснения, что для работы по проекту, которым она занималась, «достаточно бытовых знаний, доверительных отношений и умения соблюдать конфиденциальность».

Затем комиссией были направлены запросы заместителям гендиректора «Роскосмоса» по разработкам и финансам, которые ответили, что проект экраноплана деятельностью «Главкосмоса» не предусмотрен и вообще нигде не учтен.

Представители «Роскосмоса» обратились в правоохранительные органы, в результате 4-е управление МВД (по расследованию преступлений, совершенных на режимных объектах и в закрытых территориальных образованиях) возбудило уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК РФ (растрата в особо крупном размере), посчитав, что выплаченные знакомой господина Лыскова 3,6 млн руб. могли быть похищены. Причем сама менеджер, по версии следствия, была не осведомлена о преступных планах своего руководителя. Господин Лысков компенсировал обществу эту сумму, отметив, что он мог допустить ошибки при оформлении документов и отчетности по работе над проектом, однако умысла на совершение преступления не имел.

В ходе слушаний дела в Тверском райсуде господин Лысков также признавал вину частично, а следствие и судья не настаивали на его заключении.

Вначале дело было переквалифицировано судом с тяжкой, до десяти лет заключения, ст. 160 на ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями, до четырех лет лишения свободы), а учитывая, что обвиняемый впервые привлекается к уголовной ответственности и компенсировал ущерб, его уголовное преследование было и вовсе прекращено с назначением судебного штрафа.

Следует отметить, что конкретную сумму штрафных санкций источники “Ъ” не назвали, но по закону она не может быть больше 250 тыс. руб.

Гособвинение с таким исходом судебного следствия не согласилось, потребовав, чтобы Мосгорсуд сам ужесточил наказание или вернул для этого дело в суд первой инстанции. Апелляция, отклонив представление прокурора, оставила судебное решение в силе, лишь исключив из описательно-мотивировочной части постановления указание на то, что господином Лысковым были фактически растрачены вверенные ему денежные средства. Следует отметить, что, согласно данным базы судебных приставов, долгов по судебным штрафам за бывшим руководителем «Главкосмоса» не значится. При этом известно, что, вернув 3,6 млн руб. и выплатив штраф, он стал владельцем модели экраноплана, которая была найдена полицией у него в гараже и передана на время следствия и суда ему же на ответственное хранение. Обеспечительные меры с главного вещдока теперь сняты.

В «Главкосмосе» от комментариев воздержались, а получить их от защиты господина Лыскова “Ъ” не удалось.

Николай Сергеев

 

Оригинал материала: "КоммерсантЪ"