Олигарх оценил сделку с наследниками Дмитрия Босова по покупке угольных месторождений на полуострове Таймыре в $100 млн.

Владелец корпорации AEON Роман Троценко оценил в $100 млн сделку с наследниками бизнесмена Дмитрия Босова по покупке 50% Арктической горной компании (АГК), которая владеет лицензиями на освоение месторождений угля на Таймыре. Об этом РБК рассказал сам бизнесмен. «Сделка закрыта на тех условиях, которые обсуждались с Дмитрием Борисовичем [Босовым], все стороны обязательства по сделке выполнили», — заявил он. Представитель «Аллтек» (через нее Босов владел основными активами) отказался от комментариев. Стороны начали переговоры еще в феврале 2020 года, но 6 мая Босов скончался.

«Подтверждаем, что сделка закрыта на ранее согласованных условиях», — сообщил представитель «Аллтека». По его словам, сделка была безденежной и заключалась в обмене активами. Ранее сообщалось, что Троценко получит 50% АГК в обмен на свою долю в «Печоре СПГ», который предполагал строительство СПГ-завода на базе газовых месторождений в Ненецком автономном округе. Теперь бизнесмену принадлежит 100% проекта на Таймыре, следует из данных СПАРК: еще 50% он купил у экс-партнера Босова Александра Исаева (условия этой сделки не раскрывались).

Роман Троценко (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Какой актив достался Троценко

До июля владелец AEON планирует разработать план освоения месторождений Арктической горной компании, а также урегулирования претензий со стороны государственных органов и «по сути, спасения компании», которая сейчас находится в «предбанкротном состоянии», утверждает он. АГК принадлежит Малолемберовское месторождение с запасами 2 млн т угля и Нижнелемберовское с запасами 67 млн т, их планировалось увеличить в ходе доразведки. Но в 2016 году Росприроднадзор обвинил компанию в самовольной добыче каменного угля марки антрацит без проектной документации. Спустя полгода ведомство потребовало возместить вред, причиненный незаконной добычей, в размере 2,1 млрд руб. АГК в судах оспорила этот экологический штраф, в результате чего он был снижен до 600 млн руб. «На сегодняшний момент из отыгранных судом самый большой размер ущерба — это чуть больше 600 млн руб. от Арктической горнорудной компании», — говорила в интервью телеканалу РБК глава ведомства Светлана Радионова в июле 2020 года (в марте 2021 года Росприроднадзор взыскал значительно больший штраф с «Норникеля» за аварию под Норильском — 147 млрд руб.).

Кроме того, в 2017 году Росприроднадзор установил, что при добыче угля на Малолемберовском месторождении были допущены нарушения: перекрытие почвы отвалами вскрышных пород, разлив нефтепродуктов в районе площадки, ранее использовавшейся как склад горюче-смазочных материалов. За это АГК выставлен еще один штраф на 274,5 млн руб.

Наследники Босова заявили о продаже доли в АГК почти год назад — в июне 2020 года. Но после этого представитель AEON заявил о приостановке сделки из-за их конфликта с Исаевым. Кипрская Isova Investments (через нее «Аллтек» принадлежало 50% АГК) и сама АГК подали иски к Исаеву и ее бывшему гендиректору Вадиму Бугаеву на сумму, совпадающую с первым штрафом Росприроднадзора, — 600,5 млн руб. «У акционеров Арктической горной компании взаимные претензии друг к другу, и в этих условиях AEON не планирует покупать актив до урегулирования всех споров», — отмечал представитель корпорации. Однако в марте 2021 года все взаимные претензии были урегулированы, а иски отозваны, следует из материалов суда.

Почему бизнесмен решил сделать ставку на Таймыр

Помимо АГК у Троценко есть еще один угольный актив на Таймыре — «Северная звезда», которой принадлежит Сырадасайское месторождение угля в 120 км к юго-востоку от поселка Диксон. Его запасы оцениваются в 5,7 млрд т. Компания планирует начать добычу в этом году (300 тыс. т) и к 2030 году довести ее до 10 млн т. Объем финансирования этого проекта превысит 45 млрд руб. до 2025 года, говорил губернатор Красноярского края Александр Усс на встрече с Троценко в ноябре 2020 года.

Ранее бизнесмен говорил Forbes, что АГК сможет добыть первый 1 млн т в 2023 году, а на добычу в 5 млн т выйдет к 2025 году. Общие инвестиции в этот проект он оценивал в 33 млрд руб.: угольный разрез обойдется в 20 млрд руб., остальное — инфраструктура и геологоразведка. 30% проекта бизнесмен профинансирует за счет собственных средств, остальное займет в банках.

Владелец AEON сказал РБК, что решил сделать ставку на таймырский уголь, а другие угольные проекты его пока не интересуют. «В добыче угля на Таймыре есть своя специфика, из плюсов — там нет проблем с вывозом железной дорогой, потому что это относительно близко к морю, но зато нужен специализированный морской тоннаж ледового класса (суда ледового класса. — РБК), специальные технологии судопогрузки в экстремальных условиях», — отметил он. По его словам, AEON намерена концентрироваться на проектах на Таймыре ближайшие десять лет.

Отгрузки угля с таймырских месторождений Троценко уже включены в план по увеличению грузопотока по Северному морскому пути (СМП), который, согласно майскому указу президента Владимира Путина, должен увеличиться до 80 млн т к 2024 году. По итогам 2020 года по этому маршруту было поставлено 33 млн т преимущественно нефти, сжиженного природного газа (СПГ) и металлов «Норникеля». Уголь по этому маршруту пока вообще не перевозится.

Троценко решил заказать 30 судов ледового класса для вывоза угля по СМП к 2032 году, cтоимость их строительства составит $1,4 млрд. «Северная звезда» до конца 2021 года планирует объявить конкурс, по результатам которого с победителем будет заключен контракт на перевозку угля с гарантиями оплаты. Согласно планам бизнесмена, уже к 2024 году компании потребуется десять судов ледового класса для вывоза 6,5 млн т угля по СМП в Нидерланды, Индию, Китай, Корею и Японию.

Светлана Бурмистрова, Артём Кореняко

Оригинал материала: "РБК"