Бывшие собственники банка «Траст» — Илья Юров, Николай Фетисов и Сергей Беляев — должны вернуть банку $900 млн, но их личные активы не покрывают и десяти процентов этой суммы

В начале 2020 года суд в Лондоне решил, что бывшие собственники банка «Траст» — Илья Юров, Николай Фетисов и Сергей Беляев — должны вернуть банку $900 млн, но их личные активы не покрывают и десяти процентов этой суммы. Спустя почти полтора года банк пытается вернуть примерно треть от этой суммы, узнал Forbes. «Траст» пытается вернуть со своих бывших акционеров — Ильи Юрова, Николая Фетисова и Сергея Беляева — примерно треть от $900 млн рублей, которые они должны банку по решению Лондонского суда. «Мы продолжаем взыскивать просроченную задолженность с компаний, которые были связаны с бывшими владельцами «Траста», тем самым постоянно снижая объем своих требований», — рассказал Forbes председатель правления банка Александр Соколов.

Сейчас «Траст» сможет рассчитывать на возврат примерно $300 млн. Эта сумма складывается так:

  • К началу 2020 года «Траст» собрал с компаний, связанных с Юровым, Фетисовым и Беляевым, уже около $140 млн.
  • Найденное у бывших акционеров имущество «Траст» оценивает в $50 млн.
  • Еще часть суммы банк рассчитывает получить со связанных с ними компаний, уточняет Соколов. В июле 2019 года Траст подал иски в Арбитражный суд Москвы к кипрским компаниям Willow River Russian Housing Developments Ltd и Retail Chain Properties Limited на общую сумму свыше 57 млрд рублей. Общая сумма активов этих дефолтных заемщиков, которые были связаны с бывшими акционерами, составляет около $100 млн, сказал Соколов.

О том, что «Траст» не сможет вернуть со своих бывших собственников все, что им предписал вернуть Лондонский суд, Соколов предупреждал еще в 2019 году, до того как было вынесено решение. На каждый украденный рубль в санированных банках приходится от 10 до 20 рублей потерянных, объяснял он в интервью «Ведомостям». «Кажется, что люди много украли, но на самом деле, ведя неэффективный бизнес, они большую часть просто потеряли… Поэтому в случае с Юровым, Беляевым и Фетисовым было ощущение, что $830 млн (изначальная сумма требований «Траста» к бывшим акционерам. — Forbes) в Лондонском суде можно взыскать, а по факту — вот вам, пожалуйста, почти четырехлетнее разбирательство в Лондоне, у них раскрыты все активы», — говорил он. Сумма этих активов — $50 млн, уточнил Соколов Forbes.

Фото Андрея Гордеева / Ведомости / ТАСС

Как деньги «Траста» запутались и сгинули в офшорах 

С 2018 года «Траст» работает как банк плохих долгов, на которые перевели непрофильные активы и плохие долги с балансов рухнувших банков «московского кольца». За четыре года до этого ЦБ отправил его на санацию, после того как регулятор обнаружил в банке снижение качества активов и признаки фальсификации отчетности. Дыра в балансе банка составляла 114 млрд рублей, оценивал зампред ЦБ Михаил Сухов.

Санацией сначала занимался банк «ФК Открытие», потом — его материнская компания «Открытие холдинг». ЦБ выделил на оздоровление «Траста» 127 млрд рублей, однако этого оказалось недостаточно — «Открытие холдинг» в 2015-м запросил еще 47 млрд рублей (этих денег в итоге он так и не получил). В августе 2017-го и само «Открытие» попало на санацию, которую ЦБ проводил уже собственными силами через Фонд консолидации банковского сектора. А на «Траст» в итоге переложили все непрофильные активы и плохие долги с балансов «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка.

Впоследствии «Траст» начал заниматься распутыванием офшорной сети своих бывших собственников, выяснилось, что в ней участвовало 280 зарубежных организаций и 50 российских. Через них Юров, Беляев и Фетисов финансировали свои проекты, привлекая кредиты из банка «Траст».

Активы Юрова, Беляева и Фетисова держались на офшорах, чтобы создать видимость независимых бизнесов, следует из материалов дела в Лондонском суде. Для надежности кредиты офшорам выдавались не напрямую с баланса банка, а через East West United Bank (EWUB) в Люксембурге и VTB/Donau в Австрии. «Траст» выдавал короткие кредиты EWUB и VTB, те снова выдавали кредиты на 30 дней офшорам акционеров «Траста», а те, в свою очередь, выдавали длинные кредиты другим офшорам, на которые были записаны проекты акционеров. Это было нужно, чтобы спрятать кредитование связанных сторон и не нарушать нормативы ЦБ.

Две компании из офшорной сети — Erinskay и Baymore — выплачивали долги, выданные другим компаниям. «Траст» давал компании заем, она покупала облигации, закладывала их в репо, затем деньги уходили другим компаниям в сети, чтобы те могли погасить кредит, взятый ранее.

Если финансируемые компании приносили прибыль, акционеры  забирали ее себе, а если проект не выгорал, убытки оставались в банке, говорится в материалах дела. «Эти кредиты невозможно выдавать бесплатно, и у них появляется цена в балансе. Каждый год на эту схему начисляются проценты: новых денег не появляется, а проблемы мультиплицируются. Так раскручивается эта спираль — это долг, который постоянно рос и его финансировали деньгами вкладчиков, и одновременно росла дыра в балансе», — рассказал Соколов. По его словам, часто такая финансовая пирамида начинается с попытки спасти бизнес, а дальше затягивается удавка, говорит Соколов. «Из этой схемы не выскочить», — отметил он.

Часть денег бывшие акционеры забирали себе. «Когда люди понимают, что они банкроты, они стараются максимально оттянуть крах этой пирамиды и набрать себе денег на жизнь», — сказал Соколов. Так, по подсчетам экспертов PWC, из денег, выданных в виде кредитов «Трастом», $140 млн долларов Юров, Беляев и Фетисов использовали для личной выгоды — с учетом процентов на июль 2017 года это более $300 млн, сказал Соколов.

Артур Арутюнов, Елена Тофанюк

Оригинал материала: "Форбс"