За хищение из банка 21 миллиарда обвинение запросило семи менеджерам от 6 до 9 лет

Как стало известно “Ъ”, от шести до девяти лет лишения свободы затребовал гособвинитель для фигурантов уголовного дела о хищении более 21,8 млрд руб. из банка «Транспортный». Всего на скамье подсудимых семь человек. Максимальный срок прокурор попросил назначить бывшему президенту и председателю правления этого кредитного учреждения Елене Плетневой. Ее вместе с находившимся в международном розыске экс-бенефициаром «Транспортного» Александром Мазановым следствие долго считало организаторами махинаций. Однако после того как последний неожиданно стал свидетелем в громком деле полковника ФСБ Кирилла Черкалина, а само дело забрал к себе Следственный комитет России (СКР), о его процессуальном статусе в деле о хищениях из «Транспортного» ничего не известно.

К рассмотрению уголовного дела о присвоении денежных средств в особо крупном размере организованной группой (ч. 4 ст. 160 УК РФ) Мещанский райсуд Москвы приступил еще в мае 2019 года. Его фигурантами помимо госпожи Плетневой являются бывшие заместитель председателя правления банка «Транспортный» Лилия Малютина, советник председателя правления Александр Сентяков, директор операционного департамента Оксана Авдюкова, директор департамента розничного андеррайтинга Ирина Макарова, а также бизнесмены Вячеслав Чикалин и Максим Анохин.

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Отметим, что еще в ходе предварительных слушаний защита обвиняемых ходатайствовала о возвращении уголовного дела прокурору. Адвокаты настаивали как на некорректности проведенной по делу бухгалтерской экспертизы, так и на необходимости объединения расследуемого следственным департаментом МВД дела с делом основного фигуранта — бывшего бенефициара «Транспортного» Александра Мазанова, которому тогда инкриминировались точно такие же эпизоды, как и семерым подсудимым. Впрочем, в удовлетворении ходатайства суд отказал.

А вскоре дело экс-бенефициара «Транспортного» забрал себе СКР, где господин Мазанов стал свидетелем по делу полковника Кирилла Черкалина, бывшего начальника 2-го отдела управления «К» СЭБ ФСБ, осуществляющего контрразведывательную деятельность в кредитно-финансовой и банковской сферах.

А судя по тому, что проживавший в то время в Монако экс-банкир спокойно прилетал в Москву, чтобы давать показания в отношении экс-чекиста, уголовное дело о хищениях из «Транспортного» в отношении него, как и международный розыск, скорее всего прекратили. Напомним, что на допросах Александр Мазанов утверждал, что с ноября 2013 по февраль 2015 года через посредников ежемесячно выплачивал полковнику Черкалину (его дело передано в суд) по $50 тыс. за «общее покровительство». Еще $100 тыс. в качестве премии борец с коррупцией получил от финансиста за то, что спас банку «Транспортный» 778 млн руб., которые тот мог потерять по результатам проверки ЦБ.

Между тем промежуточным итогом рассмотрения почти 500-томного дела в Мещанском райсуде стали прения, во время которых гособвинитель назвал вину подсудимых доказанной, попросил назначить им наказание от шести до девяти лет лишения свободы и штрафами от 400 тыс. руб. до 950 тыс. руб. При этом максимального срока, по мнению прокурора, заслуживает один из организаторов преступления — бывший президент и председатель правления банка «Транспортный» Елена Плетнева.

Как уже рассказывал “Ъ”, следствие считает, что организованная группа для хищения денежных средств банка была создана госпожой Плетневой и ее сообщниками не позднее июня 2013 года и действовала до мая 2015 года, когда у кредитного учреждения отозвали лицензию. Произошло это как раз из-за размещения банком денежных средств в низкокачественные активы, что привело к полной утрате капитала, а также из-за проведения в 2014 году сомнительных транзитных операций в крупных объемах. Долг банка перед кредиторами составил 44,2 млрд руб.

В ходе расследования было установлено, что за два года злоумышленники похитили вверенные Елене Плетневой и Лилии Малютиной 21,8 млрд руб. Происходило это, по версии следствия, путем выдачи по подложным документам заведомо невозвратных кредитов аффилированным юридическим лицам, не осуществлявшим реальной финансово-хозяйственной деятельности, а также физическим лицам, заведомо не имевшим достаточных средств для погашения кредитных обязательств. Причем большая часть денег «Транспортного» ушла якобы для запуска стартапа по разработке Белбажского месторождения каменной соли в Нижегородской области. Этим проектом занимался председатель совета директоров ПАО «Соль Руси» Вячеслав Чикалин (ему прокурор запросил семь лет). По версии следствия, он, а также Максим Анохин якобы приводили в банк клиентов, «заведомо не имевших возможности отвечать по кредитным обязательствам». Всех их следователи считают жертвами обмана. Одни подписали документы на получение кредита якобы для финансирования соляного месторождения, разработкой которого в 2015 году начало заниматься ПАО «Соль Руси». Другие взяли потребительские кредиты будто бы на покупку акций соледобывающего предприятия. Кстати, только последним банк выдал более 4 млрд руб.

Из всех обвиняемых свою вину в инкриминированном деянии, по данным “Ъ”, признал якобы лишь советник председателя правления «Транспортного» Александр Сентяков.

Адвокаты других подсудимых называют вину своих клиентов недоказанной, а запрошенные гособвинителем сроки необоснованно жесткими. «Преступными гособвинение назвало действия, фактически составляющие трудовые функции моей подзащитной, а корыстный умысел, как и местонахождение похищенных денег, следствие так и не установило»,— заявила “Ъ” адвокат Виолетта Волкова, защищающая подсудимую Плетневу.

Чрезмерным назвал затребованный срок для Оксаны Авдюковой (семь лет) и адвокат Руслан Дарякулиев. «Полагаю, что строгость наказания обусловлена длительным временем предварительного расследования и судебного следствия, которое превышает три с половиной года и должно быть засчитано в срок наказания в случае вынесения судом обвинительного приговора. А о присвоении можно говорить только в том случае, если деньги найдены. И следствие имело все возможности, чтобы отследить движение средств по счетам, но почему-то этого не сделало»,— заявил “Ъ” господин Дарякулиев.

Олег Рубникович

Оригинал материала: «КоммерсантЪ»

«КоммерсантЪ», 29.10.19, «Деньги полковнику ФСБ завозили на Rolls-Royce»

Потерпевшим от махинаций чиновника признан бывший банкир.

Как стало известно “Ъ”, осужден последний участник аферы, в ходе расследования которой были выявлены многочисленные факты коррупции в центральном аппарате ФСБ России. Речь идет об экс-таможеннике, который вместе с чекистом, прикомандированным к администрации президента, обманывая бизнесменов, получал от них крупные суммы денег за непривлечение к уголовной ответственности. Один из банкиров заплатил аферистам $450 тыс. Деньги на Rolls-Royce привезли чиновнику, который до изъятия хранил их в служебном сейфе.

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Уголовное дело бывшего сотрудника службы безопасности ФТС Владимира Коробкова, обвиняемого в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), рассмотрел Замоскворецкий райсуд. Поскольку господин Коробков полностью признал свою вину, заключив досудебное соглашение о сотрудничестве с Главной военной прокуратурой (ГВП), разбирательство должно было пройти за пару заседаний. Однако суд первой инстанции, выявив нарушения в деле, вернул его материалы в ГВП. Прокуроры обжаловали это решение, в результате Мосгорсуд отправил дело в тот же суд. Господину Коробкову было назначено четыре года заключения, которые суд постановил считать условными. Вина экс-безопасника заключалась в том, что он по просьбе других участников аферы — полковника ФСБ Михаила Горбатова, откомандированного на Ильинку, где он занял пост начальника контрольно-инспекторского департамента управления президента РФ по обеспечению конституционных прав граждан, и предпринимателя Арно Ходжояна — организовал через своего приятеля в столичном УФСБ запрос в компанию потерпевшего, послуживший основанием для вымогательства у него денег.

В конце декабря 2016 года сотрудники управления «К» службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ и ФТС изъяли в сети ломбардов 80 млн руб., $572 тыс., €251 тыс., а также 73 штуки элитных швейцарских часов и 16 дорогостоящих ювелирных изделий, под которые клиенты получили в ломбардах займы. На хозяина ломбардов, некоего Захарова, уже через месяц стали «наезжать» владельцы ценностей, и он попытался вернуть их через знакомого Арно Ходжояна, утверждавшего, что он располагает связями в правоохранительных органах. Тот сообщил о предложении полковнику Горбатову. Последний решил обмануть ростовщика, сообщив, что за 6 млн руб. решит вопрос о возращении изъятого с помощью друзей-чекистов. Однако полученные деньги Михаил Горбатов и Арно Ходжоян оставили себе.

Запрос же послужил основанием для нового вымогательства: в апреле 2017 года полковник Горбатов передал через посредников потерпевшему Захарову, что теперь чекисты требуют 10 млн руб. за прекращение проверки, а за $110 тыс. обеспечат «общее покровительство» ломбардам. У предпринимателя живых денег не оказалось, поэтому он передал вымогателям в спа-центре часы, оцениваемые в $205 тыс. (12,5 млн руб. по курсу ЦБ), которые обещал впоследствии выкупить обратно. Однако вместо этого он отправился в управление собственной безопасности (УСБ) ФСБ. Его сотрудники изготовили муляжи, имитирующие рубли и доллары, при получении которых был задержан сначала Арно Ходжоян, а затем и организатор аферы полковник Горбатов.

Последний, признав свою вину, рассказал, что по такой же схеме с помощью Арно Ходжояна пытался получить $900 тыс. у совладельца банка «Транспортный» Александра Мазанова. Как следует из документов, имеющихся в распоряжении “Ъ”, через полковника Горбатова банкир сам рассчитывал дать взятку сотрудникам следственного департамента МВД России, которые расследовали дело о махинациях (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в «Транспортном», чтобы его не привлекли к уголовной ответственности.

Чекист через своего знакомого, бывшего оперативника МВД, узнал, что по данному делу Александр Мазанов проходит лишь свидетелем, но рассказал ему через посредника Ходжояна другую информацию: якобы полицейское следствие готово отстать от него почти за $1 млн.

Банкир передал Арно Ходжояну $450 тыс., которые последний на автомобиле Rolls-Royce отвез высокопоставленному чекисту. Передача денег состоялась в салоне иномарки, после чего Михаил Горбатов, как сказано в приговоре, «поместил деньги на хранение в сейф в своем служебном кабинете» в здании администрации президента РФ, «тем самым распорядившись ими». В утвержденном Генпрокуратурой обвинительном заключении по делу о махинациях в КБ «Транспортный» (остался должен клиентам 40 млрд руб.) Александра Мазанова не оказалось, но полковник потребовал от него оставшуюся часть денег, обещая, что в противном случае он все-таки окажется под следствием. Полностью реализовать аферу чекисту не удалось по независящим от него обстоятельствам: 29 мая 2018 года сотрудники УСБ задержали Михаила Горбатова.

Оказавшись под стражей, чекист заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с ГВП, в рамках которого не только признал свою вину в двух аферах, но и рассказал, что Александр Мазанов передал через него $850 тыс. начальнику 2-го отдела управления «К» СЭБ ФСБ России Кириллу Черкалину, который «в силу занимаемой должности может оказать общее покровительство деятельности банка». Благодаря его показаниям в апреле этого года полковник Черкалин был задержан, а потом и арестован 235-м гарнизонным военным судом. Следует отметить, что Кирилл Черкалин также признал свою вину, утверждая, что значительную часть денег получил не он, а его бывший куратор — заместитель начальника управления «К» Дмитрий Фролов. Несмотря на это, изменять меру пресечения в виде содержания в СИЗО на домашний арест полковнику Черкалину не стали. В качестве одного из оснований, по данным “Ъ”, была названа попытка побега. Во время следственных действий, проведенных вскоре после его задержания, чекист пытался скрыться от следователей и коллег на личном автомобиле Mercedes, в котором, как потом выяснилось, хранилось $200 тыс. Сейчас эти деньги входят в общий перечень активов Кирилла Черкалина, оцениваемых в 6,3 млрд руб., которые Генпрокуратура через Головинский райсуд пытается обратить в доход государства. Впрочем, слушания по существу никак не начнутся, поскольку ответчики, среди которых помимо Кирилла Черкалина его родственники и знакомые, заявляют различные ходатайства.

За мошенничество Михаилу Горбатову назначили четыре года и шесть месяцев общего режима. Существенную скидку, по данным “Ъ”, он получил не только благодаря сотрудничеству со следствием, но и за то, что более двадцати лет безупречно прослужил в ФСБ России, принимая активное участие в контртеррористических операциях на Северном Кавказе, в том числе по освобождению заложников. Арно Ходжояна в Хамовническом райсуде осудили на четыре года условно.

Николай Сергеев