«Транснефть» может утратить продуктопровод в Белоруссии, который нужен Лукашенко для прокачки своего бензина на Украину и в Прибалтику

«Транснефть» рискует потерять идущий через Белоруссию транзитный продуктопровод УП «Запад-Транснефтепродукт» стоимостью почти 7 млрд руб. из-за увеличения налогов в республике и снижения загрузки. Минск может инициировать банкротство предприятия, а затем его национализацию, опасаются в «Транснефти». Самой Белоруссии труба нужна для обеспечения сырьем из Европы своих НПЗ и прокачки нефтепродуктов в направлении Украины. По мнению юристов, «Транснефть» могла бы оспорить повышение фискальной нагрузки в суде, но вряд ли ее аргументы будут там услышаны.

Оператор нефтепродуктопровода «Транснефти» на территории Белоруссии «Запад-Транснефтепродукт» может обанкротиться из-за повышения налогов в республике и административного давления на компанию, заявил “Ъ” первый вице-президент трубопроводной монополии Максим Гришанин. По этой трубе российское и белорусское дизтопливо поставляется в Венгрию и Латвию. С января 2020 года помимо экологического налога в размере 0,35 руб. на 1 тонну нефтепродуктов на 100 км Минск почти в три раза увеличил ставку налога на прибыль — с 18% до 50%. Под действие указа подпадают только национальное ОАО «Гомельтранснефть Дружба», которое и так перечисляет прибыль в госбюджет, и «Запад-Транснефтепродукт».

«Мы давно ведем работу через Минэнерго и комиссию высокого уровня по отмене этого налога, потому что он является дискриминационным. И если экологический сбор существенно снижал прибыль нашего предприятия, то рост налога на прибыль делает его работу убыточной на фоне снижения прокачки»,— отметил Максим Гришанин.

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

По данным «Транснефти», объемы транспортировки через «Запад-Транснефтепродукт» снизятся с 6 млн тонн в 2019 году до 3,4 млн тонн ежегодно в 2021–2024 годах. Убыток может составить до 800 млн руб. в год.

Кроме этого, говорит Максим Гришанин, беспрецедентно увеличилось административное давление на компанию. По данным «Транснефти», компания с начала 2020 года получила со стороны белорусских госорганов более 150 запросов (в 2019 году их было 27). Также в пять раз выросло число выездных проверок — до 20. «В такой ситуации нормально функционировать «Запад-Транснефтепродукт» не может, и мы не исключаем, что в перспективе власти Белоруссии потребуют банкротства компании, ссылаясь на то, что стоимость чистых активов предприятия стала отрицательной»,— отметил господин Гришанин. По данным компании, текущая стоимость активов предприятия составляет 6,7 млрд руб.

Решить ситуацию могло бы либо увеличение транспортировки до 5 млн тонн, либо повышение действующего тарифа в $2,36 за 1 тонну на 100 км на 80%, до $4,24, рассчитали в «Транснефти». Но рост стоимости прокачки, отмечает советник президента «Транснефти» Игорь Демин, может привести к оттоку объемов с этого маршрута.

На данный момент, по словам Максима Гришанина, «позиция белорусской стороны заключается в том, что богатая «Транснефть» как-то своей компании поможет и решит сложившуюся проблему».

Он отметил, что «Транснефть» будет сопротивляться банкротству и последующей национализации оператора, в том числе через суды.

Белоруссия через контроль над продуктопроводами сможет получить альтернативный России канал поставки нефти на свои НПЗ, отмечает эксперт финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. Так, по его мнению, Минск может перепрофилировать северную трубу из порта Вентспилс (Латвия) под поставки нефти на Новополоцкий НПЗ и даже на Мозырский НПЗ — через строящуюся перемычку на нефтепроводе «Дружба». По южному участку трубы Белоруссия сможет поставлять дизтопливо на Украину без получения на это лицензии у России (сейчас поставки ограничиваются из опасения, что топливо будет использовано Киевом для военных нужд). Эксперт напоминает, что Украина и сейчас является одним из самых крупных (около 3 млн тонн в 2019 году) потребителей белорусских нефтепродуктов. Игорь Юшков полагает, что Белоруссия может пойти на уступки в отношении «Запад-Транснефтепродукта», если Россия согласится на ее условия по другим нефтегазовым вопросам.

Управляющий партнер Zharov Group Евгений Жаров считает, что российская сторона могла бы обжаловать введение экологического сбора и повышение налога на прибыль в высших судебных инстанциях и международных судах. Для этого компании нужно доказать, что размер налога экономически не обоснован, был повышен слишком резко, создает необоснованные конкурентные преимущества для других компаний. При этом, признает господин Жаров, не факт, что белорусские суды услышат эти аргументы.

Ольга Мордюшенко

Оригинал материала: "КоммерсантЪ"