Служба внешней разведки Украины рассказала о «механизмах информационного воздействия» Кремля и его разрушительной пропаганде

Служба внешней разведки Украины (СВРУ) обнародовала информационный бюллетень под названием «Белая книга», в котором, в частности рассказала о «механизмах российских информационных воздействий». «Деструктивное информационное влияние со стороны РФ парадоксальным образом сочетает в себе, с одной стороны, высокие технологии, а, с другой — архаичные идеологические подходы, построенные на апробированном опыте «активных мероприятий» Службы «А» (активные мероприятия) Первого главного управления КГБ СССР», — сообщают аналитики СВР, подчеркивая, что «такое сочетание высоких технологий и архаичности в целом характерно для неототалитарной путинской государственной модели».

В документе отмечается, что «особенностью деструктивной деятельности РФ в информационной сфере является то, что с ее разрушительными последствиями в разных проявлениях сталкивается весь мир, а не только Украина». «В Кремле гибко варьируют идеологическое наполнение внешней пропаганды в зависимости от объекта влияния: гуманитарная экспансия «русского мира» — для постсоветского пространства; нафталиновые идеи панславизма и православного мессианизма — для Балкан; продвижение антиамериканизма — в развивающихся странах; распространение евроскептических идей и антилиберального дискурса — в ЕС», — утверждается в докладе.

По мнению представителей украинской внешней разведки, в основу информационной составляющей гибридных действий Кремля положена хорошо сформированная система дезинформации и внешней пропаганды. Такая система основывается на применении широкого диапазона инструментов «по продвижению необходимых России нарративов за рубежом среди различных социальных групп — политических и деловых кругов, экспертов, представителей гражданского общества и широкой аудитории».

В частности, речь идет о таких инструментах как «официальные коммуникации» — концептуальные заявления российских чиновников, официальные посты государственных органов в соцсетях и тому подобное.

Однако такой формат все больше дает сбой, отмечают в СВР. Даже на традиционную ежегодную Большую пресс-конференцию Владимира Путина, состоявшуюся 17 декабря 2020 года, аудитория отозвалась определенной «усталостью» от традиционных месседжей президента РФ.

«Не было элементов новизны, конструктива и значимой информации по актуальным международным вопросам повестки дня. Основные сигналы подавались в парадигме «новой холодной войны», содержали традиционные обвинения Запада в сочетании с посланиями о готовности к взаимодействию, призывами к усилению обороноспособности РФ, мечтами о стратегическом партнерстве с Китаем и желание вернуться в G7.

Еще один инструмент дезинформации и пропаганды — деятельность специальных российских информационных структур, финансируемых из бюджета РФ. Туту речь идет прежде всего о российских международных пропагандистских медиа вроде иностранных подразделений таких известных «фабрик фейков», как Sputnik или Russia Today, а также специальных ведомств по продвижению российской «мягкой силы» на вроде «Россотрудничества», говорится в докладе «Белая книга».

Приход в руководство «Россотрудничества» близкого к спикеру Госдумы РФ Вячеславу Володину Евгения Примакова (внука бывшего премьер-министра РФ, главы МИД и директора Службы внешней разведки РФ) показало, что Кремль не намерен кардинально реформировать это ведомство. «Россотрудничество» в статусе федерального агентства остается отдельным гибридным инструментом РФ, прежде всего в контексте внедрения «мягкой силы» на постсоветском пространстве и в Восточной Европе, утверждают в СВР Украины.

Следующий инструмент влияния РФ — деятельность косвенно или скрыто финансируемых структур внешней дезинформации и пропаганды. К этому сегменту кроме скрытно финансируемых из России медийных структур можно отнести и субъектов (медиа, экспертов), которые используются «втемную».

Еще один важный инструмент пропаганды — работа в соцсетях, которые так легко использовать для деструктивного воздействия из-за их доступности, масштабности и фактической бесконтрольности. Здесь характерной особенностью является инфильтрация ботов в местные чаты / комментарии под статьями и тому подобное, целью которых — посеять раздор и подорвать доверие к существующим институтам. Настоящим прорывом в деле информационного воздействия для России стали «анонимные» Тelеgram-каналы. В частности, в Украине и других странах фиксируется работа такого рода каналов, которые якобы работают «против всех», нещадно критикуют и власть, и оппозицию, и проевропейских политиков, и даже пророссийских. Но реальной целью деятельности таких каналов является подрыв доверия к государственным институтам и демократическим процедурам как таковым.

Как отмечают во внешней разведке Украины, Москва и дальше будет использовать традиционные медийные ресурсы наряду с мероприятиями по дипломатическим линиям и линиям спецслужб, а также расширять свою дезинформационную деятельность через различные интернет-издания. При этом будут применяться методы «подмены понятий», формирования фейковых новостей, основанных на частично правдивых сведениях, ссылках на сомнительные или вымышленные источники информации с последующим ее искажением в необходимом для России ракурсе.

При этом ощутимым является смещение акцента с традиционных средств влияния РФ, таких как телевидение, распространение печатной продукции, экспертное взаимодействие и тому подобное. Дезинформация, манипуляция, пропаганда, фейковые новости из физической плоскости перешли в цифровую, отмечают в разведке.

В «Белой книге» обращается внимание на то, что Россия стремится доминировать в украинском информационном просторные, и это является одной из предпосылок подготовки возможной агрессии против Украины.

Таким образом, одним из ключевых факторов трансформации российского информационного влияния стал четкий тренд на его «цифровизацию», то есть максимальное использование новых информационных технологий, прежде всего в киберпространстве.

Основными факторами, обусловливающими рост интереса России к использованию киберпространства для проведения «операций воздействия», являются:
— высокая эффективность интернет-технологий в сочетании с низкими затратами и широким охватом зарубежной аудитории;
— широкий спектр применения, что позволяет целенаправленно влиять на выбранную целевую аудиторию и быстро менять тактику работы в зависимости от ситуации;
— обеспечение анонимности авторов контента, предоставляющее возможность осуществлять влияние через третьих лиц, якобы не причастных к РФ экспертов, медийных лиц и тому подобное.

Кремль нацеливается на приоритетное использование интернет-технологий, в частности для создания новых платформ для осуществления кибератак на ключевые элементы инфраструктуры «стран-целей». СВР Украины в качестве примера деструктивной политики РФ в киберпространстве приводит серию хакерских атак на государственные учреждения США, которые привели к нарушению работы Министерства финансов и торговли США, а также других госструктур стратегического значения. «Почти наверняка за этим стоят связанные с российскими спецслужбами хакерские группировки (вроде «АРТ29» или «CozyBear»), говорится в «Белой книге».

«Действия России становятся все более дерзкими, а отсутствие политических последствий за эту деятельность лишь подталкивает РФ продолжать такую активность, де-факто превращаясь еще и в государство-спонсора кибертерроризма», — пишут аналитики Службы внешней разведки Украины.

Оригинал материала: «NEWSru.com»

«NEWSru.com», 26.01.21, «Служба внешней разведки Украины сообщила, что у Путина проблемы со здоровьем и начался «трансфер власти»»

Служба внешней разведки (СВР) Украины, которая 24 января отмечает свой профессиональный праздник, подготовила к этой дате первый информационный бюллетень под названием «Белая книга». В этом документе, опубликованном на сайте ведомства, утверждается, что у президента России Владимира Путина наблюдаются очевидные проблемы со здоровьем. «На фоне все более очевидных проблем со здоровьем Владимира Путина, заметной сложности для него физически исполнять публичные функции главы государства, в России де-факто начался период трансфера власти», — говорится в главе «Угрозы происхождением из РФ».

Также отмечается, что независимо от конкретного варианта перехода власти («Путин — пожизненный президент», «Путин — лидер нации», «Путин — тандем», «преемник Путина» и т.д.) базовый сценарий на среднесрочную перспективу предусматривает сохранение в России государственной модели «путинизма» с Путиным или без него.

По мнению аналитиков СВР, скорых изменений позиции Кремля по основным направлениям российской внешней политики не предвидится, и в ближайшие годы Россия останется основным источником угроз безопасности в Украине и вокруг нее. На стратегическом уровне цели РФ в отношении Украины будут неизменными и предусматривают ее удержание в орбите исключительно российского влияния и недопущение ее движения в европейском и евроатлантическом направлении, сообщает РИА «Новости».

По мнению Службы внешней разведки, среди стратегических целей Кремля — интеграция Украины или ее части в некий сверхгосударственный проект под эгидой Москвы под условным названием «СССР 2.0», а для этого РФ не должна допустить увеличения темпов экономического развития Украины, качества и уровня жизни ее населения. РФ будет стремиться решать свои системные демографические проблемы за счет человеческих ресурсов Украины, отмечают аналитики разведслужбы.

По мнению Службы внешней разведки, цель России — это институционная слабость Украины, подрыв ее государственности, федерализация, приход к власти пророссийских сил. Также в ведомстве уверены, что Москва намерена не допустить участия США в урегулировании ситуации вокруг Украины.

В докладе утверждается, что на такую политику РФ не смогут повлиять ни неблагоприятный для Кремля общий международный фон, ни возникновение ряда новых факторов, таких как победа Джо Байдена на президентских выборах в США, турбулентность на рынках углеводородов, деструктивные явления в российской экономике, а также возможная смена власти в России.

В «Белой книге» среди тактических целей России в отношении Украины перечислены следующие: институциональная слабость Украины и подрыв основ украинской государственности; федерализация Украины (в идеале — создание конфедерации), где фактически контролируемый Москвой субъект федерации будет играть роль «якоря», тормозя движение Украины в сторону Запада; получение пророссийскими силами в Украине контроля над законодательной и исполнительной ветвями власти; ослабление международной поддержки Украины; недопущение непосредственного участия США в урегулировании ситуации вокруг Украины и ее территорий; перекладывание на Украину бремени содержания временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей с одновременным сохранением фактического контроля РФ над этими территориями; недопущение реинтеграции временно оккупированных территорий по украинским сценариям; снятие Украиной в одностороннем порядка экономической блокады Донецкой и Луганской областей, а также Крыма; отмена «украинского» пакета западных санкций против РФ в сферах торговли, финансов и технологий, а также персональных ограничений.

В докладе СВР Украины утверждается, что само существование независимой, унитарной и западно-ориентированной Украины представляет угрозу для режима Путина. Однако на нынешнем этапе у России недостаточно ресурсов для «окончательного решения украинского вопроса» силовым способом. Поэтому политика Кремля в отношении Украины ориентирована на системную реализацию долгосрочной стратегии разрушения «украинского государственного проекта», на применение против нее гибридного влияния — одновременного применения внутренних и внешних военных средств, средств безопасности, политического влияния, финансово-экономического, торгового, энергетического, а также информационного давления и использования «пятой колонны».

Служба внешней разведки считает, что Россия при нынешней власти никогда не откажется от контроля над «зоной собственных стратегических интересов», к которой Кремль до сих пор относит государства — бывшие республики СССР. В этом и заключается ключевая угроза со стороны Москвы, которая сделала ставку на реализацию в Украине сценария «управляемого хаоса, расчищающего дорогу реваншу». По замыслу Кремля, в Украине должны быть заложены основы для реванша пророссийских сил, которые будут иметь четко сформированную политическую вертикаль, способную взять под контроль законодательную и исполнительную ветви власти в республике.

Основными предпосылками к реализации этого проекта являются «внутренний раздор, слабость украинских государственных институтов и потеря поддержки со стороны Запада».

Аналитики СВР предупреждают, что выборы в местные органы власти, состоявшиеся в Украине осенью 2020 года, были лишь начальным этапом реализации плана Москвы, а сейчас РФ стремится создать необходимые условия для внеочередных парламентских выборов. И в рамках практической реализации данного сценария Россия активно действует сразу по нескольким направлениям:

1. Размывание институтов украинской государственности. Тут особый акцент делается на углубление противоречий между центром и регионами, кроме того, РФ продолжает раздувать этнический автономизм и региональный сепаратизм в разных регионах Украины, в частности в Закарпатье, Галиции, Бессарабии, а также провоцирует межэтническую и межконфессиональную вражду. Тут, по мнению СВР, Россия преследует политическую цель — дестабилизировать общественно-политическую украинскую жизнь до такого уровня, когда «помощь Кремля» стала бы единственным вариантом для обеспечение «выживания» Украины. Фактически речь идет о попытках разжигание на территории страны «войны всех против всех» и проведение на этом фоне политически-диверсионной или силовой операции по смене руководства Украины.

2.Ослабление международной поддержки Украины. В рамках этого направления Кремль якобы пытается породить на Западе эффект «усталости от Украины». Тут лоббистская и подрывная антиукраинская деятельность пророссийских сил в западных странах умело накладывается на объективные трудности в проведении евроинтеграционных реформ в Украине и углубления кризисных явлений внутри ЕС, отвлекающих внимание Брюсселя от восточноевропейской проблематики. «Деактуализация» украинского вопроса в международном аспекте имеет особое значение для Москвы, как и вывод «крымского вопроса» за его рамки. Для этих целей Россия через дипломатические и другие каналы доводит до иностранных политиков и представителей банковских и деловых кругов данные о якобы нецелевом использовании Украиной кредитных средств, а также технической и гуманитарной помощи.

3. Манипулирование в отношении временно оккупированных территорий. Отношение Кремля к «временно оккупированным территориям» в Донецкой и Луганской областях предусматривают их скорую интеграцию в политико-правовое поле Украины с обеспечением со стороны официального Киева т.н. «особого статуса» этих территорий. По мнению СВР Украины, в сущности речь идет об их суверенизации, предусматривающей полную амнистию функционеров и боевиков «ДНР/ЛНР», проведение выборов на условиях и с участием представителей самопровозглашенных республик и т.п. В этом случае Россия намерена переложить на Украину значительную часть или все бремя содержания и восстановления республик, всю ответственность за социально-демографические проблемы и т.д.

В Службе внешней разведки Украины полагают, что Россия будет использовать следующие рычаги влияния на ситуацию на «временно оккупированных территориях»: силовые — присутствие там так называемых «советников» и ограниченного контингента военнослужащих практически всех силовых/специальных структур РФ численностью 2-3 тысячи человек, причем российская сторона способна в сжатые сроки существенно увеличить это присутствие через неконтролируемый украинской стороной участок государственной границы с РФ; финансовые — наполнение большей части бюджета ДНР и ЛНР средствами федерального бюджета РФ и через посреднические структуры (ЗАО «Внешторгсервис», механизмы «гуманитарной помощи» и др.); институциональные — обеспечение функционирования на оккупированной территории такой властной модели, которая является видоизмененной копией действующей в РФ и в то же время основывается на тотально коррумпированных политико-общественных отношениях (многочисленные «серые» схемы позволяют обогащаться властным группам в Москве и в новых республиках).

В СВР подчеркивают, что «оккупированные территории Донбасса важны для РФ не как таковые, а прежде всего как инструмент дестабилизации внутренней ситуации в Украине». Как говорится в докладе, Россия стремится маргинализировать эти территории, превратить их в «серую зону» в самом широком понимании (отмывание средств части российской элиты, в т.ч. руководства силового блока, сбыт низкокачественной продукции российских производителей, апробация политических технологий контроля над населением). РФ стремится испытывать на «временно оккупированных территориях» новую военную технику, которая еще не прошла всех этапов испытаний, а также испытывать и тестировать на населении «республик» новые медицинские препараты и вакцины, не прошедшие всех необходимых этапов испытаний.

4. Создание угрожающего военного фона. Российский военный потенциал, сосредоточенный у границ с Украиной, дает возможность без дополнительной мобилизации и при минимальных подготовительных мероприятиях провести силами трех межвидовых группировок любую по форме военную операцию против Украины, отмечают в СВР. В то же время наиболее вероятным является манипулирование Россией возможностью военного вторжения, а также использование с этой целью многочисленных военных учений вблизи границ Украины, в частности запланированных в 2021 году стратегических командно-штабных учений «Запад-2021».

5. Экономическое, в том числе энергетическое, давление. Это направление предусматривает ведение широкомасштабной торгово-экономической войны против Украины, в том числе как элемент давления для получения политических дивидендов, полагают в украинской разведке. По ее мнению, Россия будет расширять санкции против Украины, усиливать финансовое давление, энергетический шантаж, транзитно-транспортную блокаду, продолжит вытеснять украинских товаропроизводителей с традиционных рынков сбыта, будет и дальше дискредитировать украинские предприятия на международных рынках, продолжит инвестиционное проникновение на рынки Украины через подставные структуры.

В информационном бюллетене «Белая книга» утверждается, что Азово-Черноморский регион рассматривается Москвой как важный плацдарм для экспансии в странах Средиземноморья, Ближнего Востока и Африки. А милитаризация Крыма играет ключевую роль как фактор изменения военно-политического баланса сил в Черноморском регионе, в частности путем создания системы ограничения свободы действий НАТО в этом регионе.

СВР Украины ссылается на многочисленные разведывательные данные, собранные за годы «оккупации», подтверждающие, что Москва никогда и не рассматривала Крым с точки зрения его экономического (индустриального, аграрного, туристического или гуманитарного) потенциала. Напротив, Кремль рассматривает Крым прежде всего в концепции военного плацдарма, так называемого «непотопляемого авианосца», пренебрегая экономическими, гуманитарными и экологическими факторами.

На полуострове Россия активно наращивает военные ударные группировки, увеличивает численность войск и оснащает их новыми образцами вооружения и военной техники, с одновременным формированием условий для усиления на этой территории своего ядерного потенциала. Главная цель России, по утверждению СВР, с помощью Крыма стать доминирующим государством в Черноморском регионе. Там создана мощная межвидовая группировка войск (наземные, воздушные и морские части) и насчитывает около 32,5 тыс. человек.

Как говорится в докладе украинской разведки, действия РФ по развертыванию в Крыму средств противовоздушной обороны, модернизация Черноморского флота и его массового оснащения крылатыми ракетами морского базирования типа «Калибр-НК» и «Калибр-ПЛ» указывают на то, что Москва планирует обеспечить так называемые «зоны запрета доступа» не только в Черноморском регионе, но и в Средиземноморье. Это позволит России агрессивно доминировать на Черноморском, Средиземноморском и Европейском театрах военных действий. Все это угрожает безопасности и национальным интересам не только Украины, но и ее стратегических партнеров, отмечают аналитики Службы внешней разведки Украины.