- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

Битва за трубу

Почему владелец «Тольяттиазота» Сергей Махлай обвиняет главу «Уралхима» Дмитрия Мазепина в использовании «методов из 90-х»

Длящийся более десятилетия корпоративный конфликт между принадлежащим Сергею Махлаю «Тольяттиазотом» (ТоАЗ) и его миноритарием «Уралхимом» Дмитрия Мазепина вспыхнул с новой силой. Перед Новым годом Росимущество выставило на продажу арестованные акции компании «Трансаммиак», через которую продукция ТоАЗ идет на экспорт. Тольяттинский суд наложил на продажу акций запрет. На ТоАЗ происходящее называют «продолжением рейдерской атаки».

21 декабря 2020 года на сайте для размещения информации о проведении торгов torgi.gov.ru появилось объявление, что компания «Инторгинвест» собирает заявки на покупку акций «Трансаммиака».

«Трансаммиак» владеет продуктопроводом «Тольятти — Одесса», по которому продукция ТоАЗ, принадлежащего Сергею Махлаю F 105, поставляется на экспорт. «Тольяттиазот» входит в десятку крупнейших производителей аммиака в мире. В 2020 году через трубопровод «Тольятти — Одесса» «Трансаммиака» ТоАЗ прокачал 2 355 000 тонн (из произведенных 3 млн). Акции «Трансаммиака» были арестованы в декабре 2020 года по решению Басманного суда.

Конкурс по продаже акций «Трансамииака» со стартовой ценой 947,8 млн рублей должен был состояться 25 января. 5 563 658 акций, что составляет 93,8% капитала, Росимущество выставило на продажу, выполняя постановление судебного пристава-исполнителя, а тот, в свою очередь, действовал на основании решения Комсомольского районного суда города Тольятти, которое было вынесено еще в июле 2019 года. Тогда судья удовлетворил гражданский иск компании «Уралхим», которой владеет бывший участник списка Forbes Дмитрий Мазепин F 63, к владельцам «Тольяттиазота» и хозяевам фирмы-посредника, через которую продукция шла на экспорт, Nitrochem Distribution AG, на общую сумму в 87,7 млрд рублей. Из них «Уралхиму» как миноритарию ТоАЗ причиталось 10 млрд рублей. Чтобы найти деньги, пришлось выставлять на продажу имущество связанной, как счел суд, с ТоАЗ компании.

12 января на сайте «Трансаммиака» появилось срочное заявление. Оно предупреждало возможных покупателей акций предприятия, что приговор суда, на основании которого продаются акции, «выполнен с нарушением норм материального и процессуального права» и может быть отменен в кассации, а оценка «Трансаммиака» занижена. Претендентам предлагалось подумать о последствиях.

Фото ИТАР-ТАСС / пресс-служба ОАО «Тольяттиазот»

В тот же день судья Центрального района Тольятти временно, до вынесения окончательного решения, своим определением (есть в распоряжении Forbes) запретила проводить торги. Она согласилась с истцом — «Трансаммиаком», — что есть риск продажи по заниженной стоимости. Истец представил мнение оценочной компании Swiss Appraisal Russia and CIS, считающей, что реальная цена акций составляет 2,57 млрд рублей (почти в три раза выше стартовой цены, установленной на конкурсе). В суде Forbes подтвердили подлинность определения. Аналитик «Финама» Алексей Калачев сказал Forbes, что он бы «оценил «Трансаммиак» в 2,5-3 млрд рублей, если не больше».

«Это продолжение рейдерского захвата со стороны господина Мазепина, — сказал Forbes Сергей Махлай. — Я-то думал, что девяностые годы закончились, а они, оказывается, вернулись, и теми же незаконными методами они успешное предприятие пытаются прикарманить забесплатно».

«Судом установлено, что «Трансаммиаком» через компании-ширмы владеет Сергей Махлай, с которого вступившим в силу приговором постановлено взыскать сумму ущерба, — отвечают в «Уралхиме». — Организация конкурса на продажу имущества должника по гражданскому иску — это общеизвестная, предусмотренная законом процедура обращения взыскания в случае, если должник не исполняет обязательство добровольно, а кроме того, важно понимать, что преимущественная часть средств, полученная таким образом, предназначена для компенсации вреда, причиненного самому предприятию «Тольяттиазот» мошенническими действиями его бенефициаров, а «Уралхиму» причитается лишь чуть более 11% суммы ущерба».

История конфликта

«Уралхим» купил первые 7,5% ТоАЗ в 2008 году у «Реновы» Виктора Вексельберга F 12. Отношения Махлая с «Реновой» складывались сложно. Против тогдашнего владельца Владимира Махлая, отца Сергея, возбуждали уголовные дела о нарушениях при приватизации трубопровода и о неуплате ТоАЗ налогов за 2002–2004 годы. Обвинения были сняты лишь к 2008 году. А Мазепин, купив долю, сразу стал ее увеличивать: в том же году через брокерские фирмы было докуплено с рынка еще 2,47%.

Махлай-старший не доверял Мазепину и на требования «Уралхима» предоставить финансовую отчетность и списки акционеров отвечал отказом. На предприятии объясняли, что не хотят «раскрываться». В 2009 году «Уралхим» в поисках информации подал против ТоАЗ 17 исков. А с 2012 года посыпались уголовные обвинения. Махлаям и их европейским партнерам вменяли применение трансферных цен, а в начале 2013 года «Уралхим» обратился в самарский Следственный комитет, обвинив Махлаев и их менеджеров в мошенничестве за сделку с заинтересованностью без разрешения акционеров. «Изначально отношения с ТоАЗ и «Трансаммиаком» планировались как деловые и продуктивные, направленные на развитие азотной отрасли и получение прибыли, — говорит представитель «Уралхима». — Однако, когда была раскрыта совершенно недопустимая и преступная практика хищений и вывода выручки в офшоры в пользу мажоритариев, «Уралхим» был вынужден обратиться за защитой к правоохранительной системе».

Тольятти — Дублин

Уголовное дело, в результате которого на продажу выставляются сейчас акции «Трансаммиака», было заведено по заявлению «Уралхима» против Махлаев, экс-гендиректора завода Евгения Королева, а также Беата Рупрехт-Ведемайера и Андреаса Циви из компании-посредника Nitrochem еще в 2012 году. Их обвинили в хищениях продукции. Следствие доказывало, что Махлаи продавали продукцию иностранным посредникам по заниженным ценам, а те перепродавали ее по рыночным. Поскольку все они живут за границей, в 2019 году их заочно приговорили к отбыванию в колонии сроком от восьми c половиной до девяти лет.

В приговоре (есть в распоряжении Forbes) утверждается, будто продукция, продававшаяся в 2007-2012 годах компании Nitrochem, была похищена, а средства, которые поступали от Nitrochem, якобы достались «организованной группе» владельцев и менеджеров. Адвокат Денис Симачев, представлявший ТоАЗ на процессе, рассказал Forbes, что из этих денег, поступавших на счета предприятия, платились налоги, зарплаты, закупалось сырье, модернизировалось оборудование и выплачивались дивиденды акционерам, включая «Уралхим». Он якобы предоставил на суде подтверждающие это документы, но они не были приняты во внимание. Симачев приводит в пример якобы недостоверную экспертизу, арифметическую ошибку которой даже признала на следствии одна из экспертов, не говоря уже о том, что для своего заключения эксперты намеренно выбирали цены ниже рыночных, а случаи, когда продукция продавалась дороже, не приводили. В итоге суд из «гипотетической суммы рыночной стоимости» продукции, насчитанной экспертами, даже не вычел реально полученные ТоАЗ средства и сделал это, по мнению юриста, чтобы не корректировать заявленный «Уралхимом» гражданский иск на 87,7 млрд рублей. «Само уголовное дело — это результат корпоративного конфликта, развернутого миноритарным акционером — «Уралхимом» — для давления на руководство и сотрудников», — считает Симачев.

Еще в 2016 году четыре офшорные компании — Bairiki Incorporated, Kamara Limited, Instantania Holding Limited и Trafalgar Development Limited (компании BKIT), владеющие мажоритарным пакетом ТоАЗ, подали в Высокий суд Ирландии иск против лично Мазепина, «Уралхима», Eurotoaz Limited и других, обвинив их в сговоре для причинения «катастрофических убытков» и захвата предприятия. BKIT потребовали возмещения ущерба, и «Уралхим» взял на себя письменное обязательство воздержаться от требований исполнения российского приговора (у компании уже были исполнительные листы) до окончания разбирательства в Ирландии. Слушания несколько раз переносились, в последний раз — до февраля 2021 года.

Тем временем в марте 2020 года российская компания «ЭЛА», владеющая примерно 0,01% акций ТоАЗ, обратилась к прокурору Тольятти (обращение есть в распоряжении редакции) с просьбой «провести проверку и дать оценку бездействию «Уралхима». Генеральный директор «ЭЛА» Алексей Филимонов посчитал, что «судебный процесс в Ирландии не может быть причиной для лишения ПАО «Тольяттиазот» и его акционеров их права на возмещение вреда». Адвокат Симачев считает, что инициировал это сам «Уралхим», чтобы обойти запрет ирландского суда. Связаться с «ЭЛА» не удалось. «Как взыскатель по гражданскому иску в рамках уголовного дела о мошенничестве, «Уралхим» обязан действовать разумно и добросовестно не только в своих интересах как коммерческая организация, но прежде всего в интересах представляемого лица — ПАО «Тольяттиазот». Поэтому мы будем принимать законные меры, направленные на обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска», — говорит представитель компании.

В декабре 2020 года прокурор Комсомольского района Тольятти обратился в районный суд с «ходатайством о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора» при исполнении решения по гражданскому иску 2019 года. И 30 декабря судья постановил (есть в распоряжении Forbes) отозвать исполнительные листы у «Уралхима» и направить их судебному приставу-исполнителю «для взыскания вреда». Пристав постановил выставить на продажу акции «Трансаммиака». В суде, правда, представитель «Уралхима» возражал против отзыва исполнительных листов на основании того, что по закону они имеют право предъявить листы к исполнению в течение трех лет.

«В этом деле много странностей»

4 декабря 2020 года Басманный суд Москвы в постановлении (есть в распоряжении Forbes) о наложении ареста на имущество по уголовному делу, возбужденному еще в 2012 году, разрешил наложить арест на имущество «Трансаммиака», потому что, как посчитало следствие, ТоАЗ и «Трансаммиак» — аффилированные компании.

По мнению Сергея Махлая, поскольку «Уралхим» не может взыскать акции «Тольяттиазота» из-за обязательства перед Высоким судом Ирландии, они решили также «почти задаром захватить акции «Трансаммиака». «Они как бы утверждают, что акционеры «Трансаммиака» должны отвечать за претензии, предъявленные акционерам ТоАЗ! — возмущается он. — Это же абсурд!»

«Неверно полагать, что акционеры ТоАЗ и «Трансаммиака» — это разные лица, — возражают в «Уралхиме». — Как основным бенефициаром ТоАЗ, так и фактическим владельцем «Трансаммиака» является гражданин США Джордж Мак, он же Сергей Махлай, что подтверждено двумя судебными инстанциями». На вопрос, есть ли у «Уралхима» интерес к покупке «Трансаммиака», представитель компании отвечает: «Уралхим» всегда рассматривал возможности приобретения дополнительных активов на законных и коммерчески выгодных основаниях, и в отношении акций «Трансаммиака», «Уралхим» допускает участие в конкурсе и может быть заинтересован в приобретении акций, если цена будет привлекательной».

Алексей Калачев из «Финама» предполагает, что попыткой провести конкурс по продаже акций «Трансаммика» история не закончится, ведь «через эту компанию очень удобно контролировать валютную часть сбыта «Тольяттиазота». «В этом деле много странностей, которые я разумно объяснить не могу», — удивляется он.

15 января после послания Федеральному собранию премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече кабмина с президентом Владимиром Путиным заявил, что он и его правительство уходят в отставку.

Новость о роспуске кабмина для многих чиновников стала неожиданностью, говорили Forbes источники в аппарате Белого дома. «Коммерсантъ» писал, что Медведев был не согласен с предложенной Путиным реформой власти. В частности, Путин в послании предложил закрепить в Конституции статус Госсовета, дать Госдуме больше полномочий — к примеру, выбирать и утверждать председателя правительства, вице-премьеров и министров, а руководство «силового» блока власти президент предложил назначать только после консультаций с Cоветом Федерации. Источники Forbes утверждали, что недовольство Кремля вызывала работа правительства по исполнению майского указа президента. Сам Медведев в интервью «Первому каналу» после отставки сказал, что решил уйти, так как президент запланировал «масштабные задачи по обновлению политической системы» и он не хотел, чтобы Путин принимал решения с оглядкой на «фактор правительства».

Медведев стал заместителем главы Совета безопасности. Кресло премьера занял бывший глава ФНС Михаил Мишустин. Из старого состава в правительстве сохранили посты 12 человек. Вице-премьер Дмитрий Козак и глава Минэка Максим Орешкин перешли в администрацию президента, а первым вице-премьером стал пришедший из АП Андрей Белоусов. В ноябре 2020 года состав правительства снова обновился — Путин назначил пятерых новых министров и одного вице-премьера.

Александр Левинский

Оригинал материала: "Форбс"