Как военные вирусологи помогают продвигать в России сомнительные лекарства

Пандемия CoViD-19 стала шансом для фармацевтических компаний заработать сверхприбыли: на рынке продвигают морально устаревшие препараты с сомнительной эффективностью. Фармацевтам помогают и вирусологи Минобороны, на базе которого проводились испытания «Ингавирина» и «Триазавирина». Но достаточно ли этого для позиционирования лекарств «убийцами» ковида — в материале Лайфа.

Учёные, продвигающие «Ингавирин», утверждают, что он появился в 48 ЦНИИ Минобороны. Учреждение находится в городке Сергиев Посад – 6, который местные называют Вакциной. Популяризатор препарата академик Александр Чучалин так отзывался о работе военных вирусологов:

 Создан «Ингавирин» в закрытой подмосковной лаборатории, когда-то занимавшейся разработкой бактериологического оружия… Равного по силе воздействия препарата в мире нет.

КПП № 1, Сергиев Посад – 6. Фото © posadfm.ru

Это утверждение выглядит спорным, учитывая то, что советская фармакология (включая военную) значительно отставала от западной. Профессор, член Формулярного комитета РАМН Василий Власов ранее заявлял, что отставание было критическим:

 Фактически ситуация такова, что мы — страна, в которой не было разработано ни одного лекарства, которое было бы оригинальным, большим мировым достижением и находилось на рынке.

Если взглянуть на протоколы исследования 48 ЦНИИ, военные всего лишь испытали «Ингавирин» на уровне пробирок (In vitro), а затем — на белых мышах (In vivo).

Скан результатов исследования. Фото © cyberleninka.ru

В 2009 году Чучалин объявил результаты доклинических испытаний «весомыми доказательствами», что позволило зарегистрировать препарат. Его запустили на рынок, когда стране и миру угрожала эпидемия свиного гриппа. С тех пор «Ингавирин» — безусловный бестселлер на рынке противовирусных препаратов.

Опрошенные Лайфом специалисты говорят, что полноценных клинических исследований препарата так и не проводилось. Производителю «Ингавирина» — компании «Валента-Фарм» — нет смысла тратиться, потому что препарат и так есть в утверждённом Минздравом списке жизненно важных лекарств.

Уральский чудо-порошок

«Ингавирин» и «Триазавирин» можно назвать «братьями-близнецами». Оба препарата родом из СССР, созданы при участии военных вирусологов и агрессивно продвигаются на рынке как средства против любых вирусов. Наконец, оба не отвечают стандартам доказательной медицины.

«Триазавирин» открыли случайно в закрытом военном городке Свердловск-19 (который сегодня считается филиалом того же 48 ЦНИИ) при помощи скрининга, когда конвейерным методом испытывают тысячи различных химических соединений. Основа будущего «Триазавирина» позиционировалась как защита от бактериологического оружия. Но доказать его антивирусные свойства не удалось даже на мышах, поэтому сложную формулу положили на полку до лучших времён.

© Спарк

В 2002 году нынешний председатель президиума УрО РАН Валерий Чарушин, химик-органик, академик РАН Олег Чупахин и член-корреспондент РАН Владимир Русинов вдруг вспомнили о чудодейственном советском порошке и учредили в равных долях ООО «НТП «Лиганд», в собственность которого в 2005-м был оформлен патент формулы «Триазавирина».

© Спарк

И вот уже восемнадцать лет, используя свой авторитет, учёные не скупятся на хвалебные отзывы о «Триазавирине».

— Когда человеку делают обычную прививку, в его организм вводят ослабленный штамм вируса, который вызывает образование антител, способных бороться с инфекцией. Мы же создали препарат, обладающий свойством убивать вирус. В этом его уникальность, — заявлял один из разработчиков препарата, Валерий Чарушин.

Академик Валерий Чарушин — один из главных пропагандистов «Триазавирина». Фото © ku66.ru / Пресс-служба УрФУ

В 2009-м на волне коммерческого успеха «Ингавирина» уральские химики выпустили пробную партию «Триазавирина», утверждая, что препарат способен уничтожать вирус на любой стадии болезни. Также учёные утверждали, что секретная разработка советских военных вирусологов будет в разы дешевле аналогов. Однако добиться регистрации препарата в системе Минздрава тогда не получилось.

Возможно, неудача объясняется отсутствием серьёзного лоббиста в Минздраве. Известно, что бывший директор Фонда обязательного медицинского страхования Дмитрий Рейхарт после отставки в 2008 году вошёл в совет директоров «Валенты» — тогда и началось продвижение «Ингавирина» на рынке.

Дмитрий Рейхарт. Фото © Территориальный фонд ОМС Чеченской Республики

«Триазавирин» удалось зарегистрировать в России только в 2014 году. Препарат выпускает ООО «Завод Медсинтез», принадлежащий семье депутата Госдумы Александра Петрова. Но аптеки закупать его не спешат из-за высокой цены и невнятной рекламной поддержки. Продвигали средство как могли:

«Доблестные химики-разработчики и убеждённые разработчиками «Триазавирина» парамедики начали применять препарат на себе и своих детях. Все как один отмечают небывалый прилив сил…», — утверждалось в одном из рекламных материалов.

«Триазавирин» якобы оказался эффективен и в отношении любых РНК-вирусов. Сюда входят лихорадка Эбола, атипичная пневмония, ковид, бешенство, всевозможный грипп, ОРВИ, гепатиты и даже полиомиелит и корь.

Золотой ковид-19

Пандемия коронавируса стала звёздным часом для уральских химиков. В феврале партия из 90 кг «Триазавирина» была отправлена в Китай в качестве гуманитарной помощи. В прессе тогда сообщали, что его там испытают в борьбе с ковидом. Об этом даже с гордостью заявлял замминистра здравоохранения Сергей Краевой.

После отправки препарата в Китай НТП «Лиганд» было ликвидировано, а патент «Триазавирина» перешёл в собственность резидента «Сколково» — фирмы «Уральский центр биофармацевтических технологий». Компанию давно связывают с тем же депутатом Александром Петровым — старшим, семье которого принадлежит ООО «Завод Медсинтез».

«Триазавирин» называют панацеей от ковида, но подтверждений этому нет. Тот же УГМУ давно сотрудничал с коллегами из Китая в рамках Российско-китайской ассоциации медицинских университетов. Поэтому президент Харбинского медицинского университета Ян Баофен выпустил «Методические указания по использованию фармакологических средств при лечении CoViD-19», где упоминаются разные препараты вперемешку с методами традиционной китайской медицины. Есть глава и о «Триазавирине». И всё.

Те самые методические указания. Фото © Уральский государственный медицинский университет (usma.ru)

По словам уральских учёных, Баофен якобы провёл успешные клинические испытания препарата, о чём отчитался перед российскими партнёрами. Но пока не было предоставлено никаких доказательств. Если исследования действительно имели место, они проводились неофициально и их результаты не опубликованы.

Тем временем гендиректор «Медсервиса» Александр Петров — младший вновь разыграл карту военных вирусологов:

— Мы работаем в тесном сотрудничестве с Министерством обороны, проверяли «Триазавирин» на разные вирусы, это закрытая информация.

По словам Петрова, 7500 пачек «Триазавирина» приобрело Минобороны для Восточного военного округа. Тем не менее Минздрав пока не включил во временные клинические рекомендации лечения ковида ни «Ингавирин», ни «Триазавирин».

Особый институт

48 ЦНИИ сегодня является обычным учреждением в системе Минобороны, хотя, по некоторым данным, финансируется не по казначейской системе, а через специальную закрытую воинскую часть. В 2015 году некоторых сотрудников института обвинили в мошенничестве: по поддельным документам они выписали себе премии на 21 млн рублей. В октябре прошлого года суд приговорил главного бухгалтера ЦНИИ Сергея Лупина к четырём годам и шести месяцам колонии, сотрудника планового отдела Алексея Якимова — к трём годам лишения свободы, другие сотрудники — Антон Макеев и Ирина Борисова — отделались условными сроками.

С 2013 года ЦНИИ возглавляет микробиолог Сергей Борисевич. На сайте РАН в качестве основных достижений Борисевича указано, что именно при его непосредственном участии были разработаны и обоснованы схемы применения «Ингавирина» и «Триазавирина» для лечения и профилактики гриппа.

Сергей Борисевич. Фото © youtube.com / Минобороны России

В российском научном сообществе пока нет консенсуса относительно «Ингавирина» и «Триазавирина». Но поскольку лекарства принимают уже больше десяти лет, считается, что у них нет побочных эффектов. Но и серьёзных клинических испытаний, способных доказать их эффективность и безопасность, тоже нет. Ситуация вовсе не безобидная — в мире уже были трагические примеры применения недостаточно исследованных препаратов.

В 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal разработала препарат «Талидомид». Он был испытан на животных и зарегистрирован как успокаивающее и снотворное. На пике продаж «Талидомид» стали давать и беременным, чему способствовали сами врачи, ведь он позиционировался как самое безопасное седативное средство на рынке, не имеющее побочных эффектов и противопоказаний. Впоследствии оказалось, что препарат чрезвычайно токсичен на ранних сроках беременности. В результате 40 000 человек получили периферический неврит, от 8000 до 12 000 новорождённых появились на свет с физическими уродствами.

Фото © Getty Images

Лайф направил вопросы о ситуации вокруг препаратов «Ингавирин» и «Триазавирин» в Минобороны и Минздрав России, однако на момент публикации ответов от них не получил.

Станислав Сенькин

Оригинал материала: "Лайф"