- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

«Не до хамона»!

Российские теле-пропагандисты вступили в битву за всеобщую сытость

Реальная жизнь резко вмешалась в политическую повестку, оттеснив привычный круг вопросов. Дело в том, что этого никто не ждал, но в России резко начали расти потребительские цены на товары повседневного спроса для россиян из не слишком богатых. В итоге народ снова потянулся в магазины за запасами крупы, макарон, сахарного песка, что у руководителя государства вызвало когнитивный диссонанс. Мы, мол, всех кругом побеждаем, а народ как-то депрессует, не доверяет, значит.

Поэтому приказано было подорожание остановить. Причем, в самой коллизии, которую мы в лицах наблюдаем по Телевизору, было как бы вшито следующее послание. Министры, видите ли, по магазинам не ходят, оттого они данную негативную тенденцию и проспали. А вот Путин, знамо, ходит, то есть берет с утра авосечку и прямиком в продмаг, погружаться в толщу жизни. А там сахарный песок вырос в цене на 70%, а подсолнечное масло на все 100%. При этом у всех самогонщиков круглые глаза, они начинают потихонечку костерить власть. А этого никак нельзя допустить, — понимает президент. Без сахарного песка и подсолнечного масла рядовой россиянин не выживет, позади Москва. Если министры и члены их семей худо-бедно еще пропитаются пастой болоньезе или пастой карбонара с хамоном, то простые россияне обычно довольствуются макаронами от фирмы «Каждый день», приготовляя их по-флотски (примешивая ливер, -так сказал президент, а он знает) и запивая стопочкой самогона. Следовательно, весьма чувствительны к перепадам рынка. Им сахар, и макароны позарез как нужны. На самом деле, только они и нужны.

Впрочем, не будем фантазировать. Путин в целях безопасности тоже не ходит в продмаги и не погружается в гущу жизни, как можно было бы подумать, глядя на экран, но зато совершенно точно имеет агентуру, которая туда ходит и докладывает о заботах народа. А вот имеет ли такую агентуру министры – не очень понятно. Тем не менее, что-то подсказывает, что и правительство тоже было в курсе приближающейся напряженки с базовыми продуктами. Во-первых, потому что это неоднократно сообщалось СМИ. Во-вторых, потому что такая напряженка каждый год одна и та же. Таким образом, можно предположить, что атаку Путина на правительство они форменным образом разыграли, чтобы выставить президента другом народа и предъявить заботу. Со своей стороны, Правительство покаялось в недоработке мониторинга (*мониторили, мониторили и как-то недомониторили подорожание), но только для того, чтобы с помощью «кулаком по столу» выйти на административное решение.

Вот его, это решение, мы и обсуждаем. Какое оно?

О, очень простое – приказать ценам остановиться. «Цены, стой!» На какие-то кнопки нажать и заключить рамочное соглашение заморозить цены на сахар и подсолнечное масло на три месяца. Гуляем, ребята! Пьем подсолнечное масло и заедаем сахаром вдоволь!

При этом возникает целый букет вопросов для теледискурса. Если повышение цен – обычная рыночная мера, поскольку бизнес всегда стремится к большей прибыли, то значит, рынок — плохой. (Е.Попов – Б.Надеждину: вот вам ваш рынок, который вы строили в 90-ых.) А если административное решение — заморозить цены во имя блага народа, то значит административно-командная система — хорошая? Социализм лучше капитализма?

Обсуждать позвали… Профессора Никиту Кричевского (это такой же острый ум, как экономический гений правительства вице-премьер А.Белоусов), либерала Бориса Надеждина, софт-сталиниста и заместителя председателя ВЦИОМ Иосифа Дискина, директора центра политической конъюнктуры Алексея Чеснакова, директора института новейших государств А. Мартынова и других.

Версия профессора Кричевского: экономисты должны сидеть не столько в правительстве, сколько в Прокуратуре, и оттуда всем рулить. Если цены в России растут, то лишь потому, что имелся преступный картельный сговор, а преступный картельный сговор – это поле деятельности силовиков. Реальная маржа на сахаре – две цены(*Так ли это?- С.М.), то ничего страшного, если они там немножко прижмутся.

Версия Дискина: он помнит, что Сталин был эффективным менеджером и поэтому тоже предлагает чисто менеджерские ходы. Цены, по Дискину, растут, потому что бизнес пытается сплавить продукцию на экспорт, ну, так пусть сначала они обеспечат внутренний рынок, а для продаж за границу нам надо учредить систему квот. Кг сахара сюда – кг сахара туда. Очень просто. Говорит про Мишустина такую загадочную, но и оптимистическую фразу, будто бы Мишустин аккуратно снимает межведомственные перегородки и, когда их совсем снимет, цены волшебным образом стабилизируются. Что за перегородки такие и как оные корреспондируются с марксовским «цену определяет спрос» — загадка. Сталин «перегородки» расстреливал.

Чеснаков и Мартынов тоже исходят из того, что продавцам совесть надо иметь, а наших людей кормить. «Но лучше квоты, чем совесть, это как бы более понятно», — резонно замечает Е.Попов.

Приглашают генерального директора «Продимпекса» Виктора Алексахина, чтобы узнать, что станет с ценами на сахар после заключения соглашения с правительством. «Наверно, понизятся», — тускло, без радости отвечает Алексахин. «На сколько?» «На 6 рублей вроде.» «От какой цены…» «М-мммм…»

Со стороны либералов оппонирует административной экономической политике Борис Надеждин. Он приводит только один аргумент, но который, однако, напрашивается. Путин у власти 20 лет, следовательно, 90-е в нынешнем якобы рыночном беспределе он ни при чем. До сих пор система устроена так, что пока Путин не даст команду, ничего работать не будет. Это ненормально.

Далее он еще чего-то говорит, но его забивает Скабеева, чтобы критика не была ясно озвучена. Так, лично я за воплями не услышал, чтобы Надеждин свернул на аннексию Крыма, после которой начались у Россия неприятности, но Скабеева громко предвосхитила: «Причем здесь Крым????»

Совсем ни при чем, но раз заговорили…. Действительно, именно после триумфального присоединения Крыма у России начались неприятности, санкции и антисанкции, которые, кстати, не прекратились до сих пор. Если мораторий на рост цен установлен на 3 месяца, то одновременно с этим правительство продлило на год срок уничтожения санкционной продукции. А это, если вы помните, такое действо, когда замороженных гусей зачем-то давят бульдозером, и трактором раскатывают польские яблоки, чтобы они не попали на прилавки. Что-то подсказывает, что эта мера не будет способствовать ценовой стабилизации.

Надеждин: «Сахарный песок всегда стоил доллар за кг (*В Париже килограмм самого дешевого сахарного песка стоит 74 евроцента.- С.М.), а доллар у вас раньше стоил 30 рублей, а теперь…» На этих словах по экрану идет красная строка. «Песков: рост цен на продукты не связан с падением курса рубля».

Смешно. Он, правда, так думает, что не связано?

Тем не менее, по итогам передачи видно, что побеждает дискинская гуманистическая идея – сначала накормить своих. Кто ж с этим будет спорить? Правда, в основном сахаром и подсолнечным маслом. Что планируется сделать с крупой, хлебом и колбасой, – по-прежнему не очень понятно. К тому же, мораторий устанавливается всего лишь на три месяца, а заморозится верхняя ценовая планка. Что произойдет по завершению гуманистического периода – неизвестно, вернее известно, что цены продолжат рост, а доходы потребителя — нет.

Любопытно, что идея квот, высказанная Дискиным, не встретила отторжения даже у Надеждина, но ее минус тоже очевиден. Производители, продающие на экспорт, зарабатывают «сильные деньги», которые так или иначе придут в страну, а если они будут кормить «своих», как тут призывают «добрые люди», то получат «слабые деньги», которые ничего не стоит напечатать в любом количестве, но на которые вы не разовьете производство и не купите адекватные блага. А там уж смотрите, что лучше…

Сергей Митрофанов

Оригинал материала: "Новые известия"