В деле топ-менеджера банка «Траст» вскрылись подлоги и фальсификации

Следственный комитет России обратился в Басманный райсуд с ходатайством об изменении меры пресечения главному исполнительному директору (CEO) банка «Траст» Михаилу Хабарову с содержания в СИЗО на домашний арест. Господин Хабаров, которому инкриминируется мошенничество на 842 млн руб. в отношении его бывшего партнера по группе компаний «Деловые линии» Александра Богатикова, вину не признает. При этом защита финансиста обнаружила факты явной фальсификации доказательств, которые использовались для его ареста.

Жалобу на арест Михаила Хабарова Пресненским райсудом Мосгорсуд должен был рассмотреть 9 ноября. Однако после недавнего обращения председателя ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной в связи с этим делом к президенту Владимиру Путину изменилась как его подследственность, так и подсудность. Уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) было передано из московского главка СКР в главное следственное управление комитета, процессуальные вопросы которого рассматриваются в Басманном райсуде.

В него и обратилось следствие с ходатайством об изменении меры пресечения господину Хабарову на домашний арест. Соответствующий вопрос, как предполагается, суд рассмотрит уже в четверг. Как правило, подобные запросы следствия удовлетворяются полностью, или даже вместо домашних арестов иногда применяется запрет определенных действий.

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Между тем защита господина Хабарова, проведя собственное расследование, раскопала факты, которые ставят под большое сомнение арестное решение Пресненского райсуда.

Руслан Коблев, глава адвокатского бюро «Коблев и партнеры», в котором работают основные защитники господина Хабарова, отметил, что мотивами ареста финансиста послужили три факта. Подозрение в совершении тяжкого преступления (до 10 лет заключения), а также продажа господином Хабаровым загородного дома и бронирование билетов в Дубай, что следствие, а за ним и суд сочли попыткой финансиста скрыться за границу.

Однако в ходе адвокатского расследования выяснилось, что Михаил Хабаров еще примерно за месяц до возбуждения уголовного дела (о расследовании финансист узнал, когда к нему пришли с обыском) забронировал номер в отеле в Эмиратах на всю свою семью, а затем билеты на вылет в эту страну и на обратный рейс. В суде представитель ГСУ СКР по Москве сообщил только о том, что билеты были в один конец, что являлось подозрительным. На том же заседании Михаил Хабаров не скрывал, что хотел избавиться от одного из двух своих домов, который ему просто оказался не нужен, однако, как выяснили уже сейчас адвокаты, объявление о продаже, использованное в суде, к этому зданию не имело никакого отношения. От имени господина Хабарова был выставлен на продажу дом в Истринском районе, о котором он даже не знал.

При этом, напомнил адвокат Коблев, обвинение господину Хабарову в СИЗО «Матросская Тишина» фактически предъявлено не было, хотя с момента его ареста прошли десять суток, что также является поводом для изменения меры пресечения.

Соответствующее следственное действие в комнате свиданий СИЗО, где следователь и защитники отделены от фигуранта стеклом и могут общаться только по телефону, представители бизнесмена назвали незаконным, потому что господин Хабаров едва слышал своих собеседников, а перед допросом ему не позволили наедине обсудить тактику со своими адвокатами.

Защитники, по данным “Ъ”, будут ходатайствовать перед новым следователем ГСУ СКР о том, чтобы он провел проверки по всем фактам выявленных нарушений и фальсификаций. Кроме того, снова будет поднят вопрос о законности самого возбуждения уголовного дела. Господин Богатиков, напомним, считает, что бывший партнер Хабаров, якобы не выполнив все взятые на себя обязательства, заставил его подписать бумаги о выплате крупной суммы денег. Однако, считают адвокаты самого Михаила Хабарова, в данном случае обязательства со стороны потерпевшего перед их клиентом были подтверждены судами трех государств — Великобритании, России и Кипра, а это обстоятельство не может не иметь преюдиционного значения для самого уголовного дела.

Николай Сергеев

Оригинал материала: "КоммерсантЪ"