По итогам первого полугодия 2020 года российские граждане и компании задолжали налоговым органам 929,5 млрд рублей – это рекорд за последние 3 года

Только по итогам первого полугодия 2020 года люди и компании задолжали налоговикам 929,5 млрд рублей – это рекорд за последние 3 года. Есть ли шанс, что государство войдет в положение должников и найдет иные пути пополнения бюджета? Предсказания экспертов о том, что 40% предпринимателей просто не смогут заплатить налоги по итогам года, уже начинают сбываться: за первые шесть месяцев 2020 года общий объём налоговой задолженности вырос на 30% (или 229 млрд рублей) и достиг 929,5 млрд рублей. А неурегулированная недоимка увеличилась на 38% — до 740,2 млрд рублей.

Всё закономерно: паралич экономики разорвал денежные потоки и оставил без дохода и людей, и бизнес. Зачастую для бизнеса в таких условиях оплатить налоги в полном объеме – это все равно, что подписать себе смертный приговор. Попытки уклониться хотя бы оттягивают наступление конца… Но откуда вообще взялась такая большая задолженность, ведь в рамках антикризисной поддержки власти вроде как «отменяли» налоги?

Во-первых, изначально декларируемая «отмена» на деле оказалась отсрочкой и рассрочкой платежей – никто никому ничего прощать не собирается. А во-вторых, по сложившейся традиции, этой поддержкой могут воспользоваться очень немногие — из-за особенностей учёта видов деятельности и правил получения отсрочки. Сначала надо задержать выплаты, лишить себя возможности участвовать в госзакупках, и только тогда налоговики рассмотрят заявку. В Омске, например, воспользоваться отсрочкой смогли лишь 27 предприятий.

А по НДС никакие отсрочки не предоставлялись вовсе. Вот этот налог и дал почти треть всей задолженности – 237,1 млрд рублей, недоимка по нему по сравнению с началом года выросла аж на 42%. Ровно в 1,5 раза, до 101,1 млрд рублей, выросла задолженность по налогу на прибыль. И 80% от этой суммы классифицируется как недоимка. Ещё на 60% до 191,5 млрд рублей увеличилась недоимка по взносам в соцфонды – снижение ставки с 30% до 15% для малого бизнеса не помогло.

Если с обычным бизнесом всё понятно – ему пришлось несладко, то трёхкратный рост задолженности сырьевых компаний до 24,2 млрд рублей по налогу на добычу полезных ископаемых, удивляет. Тот же Газпром не отказывается от выплаты почти что рекордных дивидендов за 2019 год в объёме 360,8 млрд рублей, не отказывается от реализации «Силы Сибири 2» при том, что и первая-то толком не функционирует.

Более половины от всей задолженности (493,5 млрд рублей) должна была поступить в федеральный бюджет, который только в июле недосчитался 699 млрд рублей. Минфину и ФНС надо срочно искать деньги. И здесь есть два основных варианта: надавить на бизнес и выжать последние соки, либо брать в долг, размещая на рынке государственные ценные бумаги.

У предпринимателей же нет денег даже на то, чтобы рассчитаться по займам. По данным ЦБ просрочка по корпоративным займам на 1 августа достигла рекордных 3,015 трлн рублей, что составляет рекордные же 8,19% от всей задолженности.

А что касается госзаймов, то проблема в том, что никто не хочет давать в долг на нынешних условиях. Риски велики, а доходность небольшая. Уже идёт сентябрь, а Минфин смог в III квартале занять лишь 450 млрд рублей при квартальном плане в 1 трлн рублей. Можно было бы пойти на уступки кредиторам, дать дисконт побольше, но власти, к сожалению, выбрали именно вариант с выжиманием соков из бизнеса: в июле число выездных проверок ФНС увеличилось в 2 раза по сравнению с прошлым годом! Соберут ли деньги – не факт. Но бюджетные дыры так или иначе придётся затыкать. И поскольку запасы ФНБ — что священная корова, у предпринимателей сейчас начнутся самые «весёлые» времена. Судя по выбранному пути, несладко придётся всем без исключения.

Евдокия Фирсова

Оригинал материала: «Новые Известия»

«Московский Комсомолец», 02.09.20, «Россияне перестали покупать одежду»

Сокращение расходов стало рекордным.

Бесконечный перечень экономических сюрпризов года пополнился еще одним: потребительские расходы россиян за январь–июнь рухнули в среднем на 11,5 тыс. рублей. Между тем последние 13 лет повседневные траты граждан в первом полугодии только росли, даже в предыдущие кризисные периоды. Коронакризис переломил этот тренд, создав принципиально новые условия существования. К примеру, работники на самоизоляции получили возможность экономить на транспорте и обедах вне дома, и вместе с тем люди стали целенаправленно откладывать деньги на черный день. По сути, уже наступивший.

ФОТО: PIXABAY.COM

Ежемесячные расходы населения сократились в среднем на 1930 рублей: с 26,9 тыс. в первые шесть месяцев 2019-го до 24,97 тыс. за аналогичный период 2020 года. С поправкой на инфляцию они уменьшились на 10%, подсчитали эксперты аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza. По словам ее президента Елены Трубниковой, ситуация обусловлена, прежде всего, рекордным (на 8%) квартальным падением реальных располагаемых доходов населения.

По сравнению с 2019 годом люди снизили расходы на путешествия на 90%, одежду и обувь — на 82%, кафе и рестораны — на 72%. При этом, поскольку на время самоизоляции и удаленки их единственной средой обитания стали домашние стены, выросли траты на продукты (на 32%), лекарства (25%), алкоголь (22%). В июле объем свободных денег у средней российской семьи увеличился по сравнению с июньским значением на 13,7% и достиг 28,3 тыс. рублей, выяснили в холдинге «Ромир». Такую сумму, рекордную для середины лета за последние лет пять, домохозяйство может либо использовать для оплаты необязательных покупок и погашение ранее взятых кредитов, либо отложить.

Если посмотреть, в каких категориях россияне сократили траты, все встает на свои места. Посещать рестораны в период пандемии было невозможно, а что касается турпоездок, то санитарные ограничения не позволяли перемещаться между регионами, не говоря уже о выезде за границу, рассуждает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. В условиях дистанционной работы люди не особо нуждались и в верхней одежде, зато выросли продажи пижам, тапочек, халатов и предметов домашнего быта. На взгляд Сигала, снижение потребительского спроса — явление временное, вызванное форс-мажорными обстоятельствами.

«Обвал реальных доходов на 8% во втором квартале — вот важнейшая причина столь резкого падения расходов, — убежден доктор экономических наук Игорь Николаев. — У граждан, попавших под сокращение или потерявших часть заработка, стали очень быстро иссякать средства. Между тем карантинные оковы были сняты уже два месяца назад, и, по идее, к сегодняшнему дню в сфере услуг и торговли должен был бы реализоваться отложенный спрос. Но этого не произошло. Значит, дело не только в коронакризисе, который лишь обострил негативные тенденции последних лет».

Безусловно, пандемия сыграла роль детонатора. Но сам по себе тренд просматривался достаточно давно. Еще до пандемии реальные располагаемые доходы не дотягивали до уровня 2013 года около 8%, а кризис добавил к этому еще минус 8%, рассказывает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. Понятно, что пострадали в первую очередь малый и микробизнес, ИП без юридического лица, арендаторы и арендодатели. Но падение их прибыли, причем устойчивое, началось далеко не сегодня. Вероятно, предполагает эксперт, улучшить общую ситуацию с расходами хоть в какой-то степени можно за счет потребительского кредитования. Его августовский всплеск отчасти связан с заботами родителей, которым понадобилось собрать ребенка в школу. Между тем базовый набор первоклассника (ранец, канцтовары и прочее) подорожал за год на 25%.

В целом же опрошенные «МК» эксперты не находят оснований надеяться на быстрый рост реальных доходов и соответственно потребительского спроса в обозримой перспективе. Да, Минэкономразвития смягчило прогноз по падению ВВП в 2020 году с минус 4,8% до минус 3,9%, но это слабое утешение. Тем более что, по прогнозам, после ожидаемого отскока в следующем году до плюс 3,4% экономика выйдет на нисходящую траекторию, которая продлится как минимум до 2026 года. «Государство ничего не делает для улучшения бизнес-климата и усиления мотивации к частным инвестициям. Без реализации этих мер структурного характера рассчитывать на то, что россияне станут наращивать расходы, бессмысленно», — делает вывод Масленников.

Георгий Степанов