Как Андрей Костин сделал «зерновым королём» зятя Сергея Лаврова

К концу аграрного сезона стало очевидно, что ограничения на вывоз пшеницы, которые Россия ввела весной, были совершенно не нужны: хлеба стране хватит вдоволь, ещё и полмира накормим. Зато, как и писала «Наша Версия», квоты Минсельхоза словно нарочно были составлены так, чтобы определённые экспортёры могли получить преференции. Кому же это оказалось выгодным? Настало время перейти от предположений к выводам.

Стоимость зернового экспорта России составляет примерно 8 млрд долларов. Эта цифра определяется по данным таможни, то есть исходя из стоимости зерна в российских портах. Реальная же выручка экспортёров намного больше. Причём от 40 до 50% экспортного пирога делят между собой пять крупнейших игроков.

В марте под предлогом усиления продовольственной безопасности ведомство Дмитрия Патрушева ввело квоты на вывоз зерна – на последующие три месяца, то есть до конца аграрного сезона, вывоз пшеницы был ограничен 7 млн тонн. Эта цифра подозрительно совпадала с прогнозами по свободному экспорту. То есть административное ограничение как будто бы и есть, но оно примерно соответствует техническим возможностям по перевалке грузов.

Андрей Костин

Таким образом, на общий объём вывезенного из страны зерна действия Минсельхоза повлиять не могли. И вряд ли чиновники под руководством Дмитрия Патрушева к этому стремились. Ведь развитие экспорта продукции АПК – главный нацпроект аграрного ведомства. Кроме того, профильные чиновники не могли не знать, что в стране созревает очень хороший урожай и сохранять большие остатки на складах – значит просто гноить зерно.

Таким образом, главным результатом введения квот оказался передел рынка экспорта, поскольку каждый экспортёр теперь должен был согласовать свои планы по вывозу с чиновниками. В итоге мы видим серьёзные изменения на вершине рейтинга экспортёров. И связаны они с резкой активизацией деятельности одной компании – «Мирогрупп ресурсы». Ещё в сезоне 2017/18 в рейтинге крупнейших экспортёров компания стояла на седьмом месте с трёх-четырёхкратным отставанием от лидеров по объёму поставок. Но к настоящему моменту трейдер уверенно вышел на второе место и теснит лидера.

ВТБ расчищает дорогу

Примечательно, что успехи компании совпали с изменениями в структуре её собственности. Долгое время основным бенефициаром созданной в 2014 году структуры был краснодарский предприниматель Андрей Долуда – сын известного на Кубани политика и казачьего генерала Николая Долуды. Андрей Долуда пытался развивать бизнес с разными партнёрами, но к лету прошлого года вновь выкупил все доли, чтобы тут же продать их банку ВТБ. Сам же ВТБ к этому времени приобрёл важнейший инфраструктурный объект – Новороссийский зерновой терминал – и вошёл в капитал Объединённой зерновой компании. Таким образом госбанк, по сути, получил зерновую часть холдинга «Сумма», созданного выходцами из Махачкалы братьями Магомедовыми. Напомним, что арестованный два года назад Зиявудин Магомедов сейчас находится в СИЗО «Лефортово». Следствие считает его причастным к хищению 11 млрд рублей при строительстве стадиона «Арена Балтика» и аэропортов в Хабаровске и Калининграде.

Тратя миллиарды на скупку зерновых активов, менеджмент ВТБ не скрывал, что не имеет в этом бизнесе долгосрочных планов. Глава госбанка Андрей Костин в феврале прошлого года говорил по этому поводу РБК: «Будем взаимодействовать с правительством и пытаться выстроить работу. Сегодня премьер сказал, что сельское хозяйство подняли, рост большой. Попробуем здесь поработать пару лет».

Новые владельцы

Взаимодействие банка с правительством, а вернее с Минсельхозом, удалось на славу – подконтрольная ему компания благодаря административному вмешательству вышла в лидеры. Теперь стало известно, для кого банк сформировал лакомый кусок экспортного пирога. Как оказалось, скупленные активы ВТБ оформил в «Деметра-Холдинг», после чего половину его продал двум компаниям: АО «Агронова» и Marathon Group.

Обе компании деловые СМИ связывают с двумя бенефициарами. Ведущая роль, судя по всему, принадлежит Александру Винокурову. В бизнес-среде он известен как владелец аптечных сетей, российских ресторанов быстрого питания международной сети KFC, а также член совета директоров розничной сети «Магнит». Здесь, кстати, впору вспомнить, что основатель «Магнита» Сергей Галицкий вынужден был продать своё детище ВТБ и рассказывал об этом едва ли не со слезами на глазах, а уже через несколько месяцев банк перепродал акции структурам Винокурова. Но главное не это – в светской тусовке Винокурова знают как зятя министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова.

Ещё одна важная персона в этом бизнесе – Таймураз Боллоев, президент пивоваренного концерна «Балтика» до 2005 года и президент «Олимпстроя» с 2009 по 2011 год. Последние громкие новости с его участием касались поставки обмундирования Министерству обороны. Ещё при министре Сердюкове связанная с Боллоевым компания «БТК групп» (тогда ею руководил его племянник Казбек Боллоев) получила официальный статус единственного поставщика обмундирования для армии. К 2013 году компания поставила более миллиона комплектов обмундирования, а её ежегодная выручка превышала 20 млрд рублей. Примечательно, что производство по мере увеличения заказов было перенесено из Санкт-Петербурга в южноосетинский Цхинвал. Однако, когда на пост министра обороны пришёл Сергей Шойгу, армия всё чаще стала предъявлять претензии к качеству продукции. К началу этого года общая сумма исков превысила 2 млрд рублей.

Теперь Винокуров и Боллоев получат ещё более широкую ниву для реализации своих бизнес-талантов.

Кстати

Известно, что поддержать создание нового лидера зернового рынка глава ВТБ Андрей Костин попросил президента Владимира Путина. Необходимость такого шага Костин объяснял тем, что сейчас ведущую роль в стратегическом для России экспорте зерна играют международные компании: они контролируют 25% мощностей по перевалке зерна в портах и 50% продаж российской пшеницы на мировых рынках «не всегда на оптимальных для России условиях». Источник этих сведений Костин не назвал. Путин поручал тогда премьеру Дмитрию Медведеву рассмотреть это предложение. «Нефть когда-нибудь закончится, а зерно – никогда», – пояснял Костин интерес ВТБ к зерновому бизнесу и отмечал, что в течение нескольких лет, пока бизнес строится, группа будет выступать игроком на этом рынке, сообщает РБК.

Иван Ромоданов

Оригинал материала: "Наша Версия"