- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

Договор авторского отъема

Как в России зарабатывают на бизнесменах, судах и налоговой

В России действует огромная сеть фиктивных компаний, которая годами похищает сотни миллионов рублей со счетов предпринимателей. Часть бизнесменов лишается денег после интереса к ним силовиков или ареста. «Новая» рассказывает, как устроен этот бизнес и при чем тут однокурсник Дмитрия Медведева и ТикТок-блогер из Петербурга. В марте 2017 года в Замоскворецком суде Москвы один из обвиняемых по громкому уголовному делу экс-главы Коми Вячеслава Гайзера предприниматель Михаил Хрузин, арестованный еще в сентябре 2015 года, неожиданно попросил суд арестовать счета его петербургской компании «Инари». Бизнесмен объяснил, что в компании, которую он переоформил на своего 75-летнего отца, поменялся учредитель — им стал незнакомый ему человек, а затем стали пропадать деньги.

Хрузин также обратил внимание на то, что средства «Инари» (больше 60 млн рублей) не заинтересовали следователей — хотя до этого суд арестовал недвижимость, счета и другое имущество не только самих фигурантов, но даже их родственников. Просьбу предпринимателя суд не стал рассматривать, решив, что к делу она не относится.

Описание к Экс-глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, обвиняемый в коррупции и участии в организованном преступном сообществе, в Замоскворецком суде Москвы. Фото: РИА Новости

Деньги «Инари» были займом, полученным от предпринимателя Александра Зарубина через кипрский офшор «Скиден». Зарубин, который покинул Россию в 2015 году перед арестом фигурантов дела Гайзера, известен как человек с обширными связями — он бывший бизнес-партнер миллиардера Виктора Вексельберга и экс-советник первого замруководителя администрации президента Сергея Кириенко.

Случай с «Инари» — не уникальный. «Новой газете» удалось найти десятки аналогичных эпизодов, а среди пострадавших оказались не менее известные бизнесмены и крупные компании, международный институт и даже благотворительный фонд депутата-единоросса.

По нашим подсчетам, злоумышленникам таким образом удалось похитить почти четверть миллиарда рублей.

Деньги со счета «Инари» вывели по классической рейдерской схеме. Новый учредитель, некто Ринат Шагивалиев, заключил договор с компанией «Аири» на покупку базы данных для электронно-вычислительных машин (ЭВМ) за 45 млн. Деньги нужно было выплатить продавцу в течение трех дней. Когда этого не произошло, компания взыскала их через арбитражный суд — так часть средств ушла со счета арестованного предпринимателя. Как показало наше расследование, под этим же предлогом (невыполнение условий договора) организованные и связанные между собой компании выводили деньги со счетов разных фирм как минимум с 2016 года. Для удобства будем называть их «сетью ЭВМ», хотя схема с покупкой ЭВМ была не единственной.

Остатки средств той же «Инари», 24 миллиона рублей, вывели уже как задолженность и неустойку по договору с компанией «Галатея» о покупке межкомнатных дверей. Никаких дверей, как и программ для ЭВМ, утверждал арестованный Хрузин, для работы «Инари» не требовалось: компания была создана для инвестирования в строительство в Сыктывкаре и формально снимала рабочее место со столом и стулом в здании на Васильевском острове в Санкт-Петербурге.

Компании-истцы — «Аири» и «Галатея» — выглядят как классические фирмы-однодневки.

Они зарегистрированы на номинальных владельцев за несколько месяцев до обращения в суд и по странным адресам: первая — в панельной многоэтажке на окраине Краснодара, вторая — в промзоне на территории автосервиса в Москве. Новый владелец «Инари» Ринат Шагивалиев оказался уроженцем Новокузнецка. Как следует из открытых данных, до заключения многомиллионной сделки по покупке программы ЭВМ Шагивалиев снимал комнату в Санкт-Петербурге и торговал кедровыми орехами, медом и банными вениками через сайт «Авито» и группу в «ВКонтакте».

Межкомнатные двери, которые якобы продавала «Инари» фирма «Галатея», производит только белорусский «Поставский мебельный центр», а на сумму, указанную в договоре поставки, «Инари» могла купить больше 700 самых дорогих дверей этого производителя.

После того, как арбитражный суд удовлетворил иски к «Инари», «Аири» получила 43 млн рублей и переуступила право требования еще двух миллионов некой Татьяне Ситарчук. Воспользовавшись этим долгом, она инициировала банкротство «Инари». Предприниматель Хрузин из СИЗО обращался в полицию с заявлением о преступлении, однако уголовное дело тогда так и не возбудили.

Не помогло спасти средства и обращение к уполномоченному по защите прав предпринимателей Борису Титову — на него просто не ответили.

Татьяну Ситарчук интересовали и меньшие суммы. Она возглавляла еще одну компанию из «сети ЭВМ» — «Мейн Гир», которая в 2018 году отсудила 3 млн рублей у «Евразии Холод», дочерней компании некогда крупнейшего в России и СНГ девелопера индустриальной недвижимости «Евразия Логистик». Как и в случае с «Инари», собственники, по всей видимости, утратили контроль над компанией после проблем с силовиками: топ-менеджмент «Евразии логистик» (компании принадлежало 99% «Евразии Холод») арестовали и затем осудили за хищения. В апелляции бывшие владельцы «Евразии Холод» указывали, что они не подписывали и не получали ни договор, ни акт приемки выполненных работ на разработку программы с «Мейн Гир», а целью заявленных требований назвали «завладение имуществом ответчика без законных на то оснований». В итоге суд взыскал с компании эти деньги, а обжаловать это решение не удалось.

От благотворительного фонда до ядерного института 

В 2016 году в неприятности попал крупнейший в мире авиаперевозчик сверхтяжелых и негабаритных грузов — компания «Волга-Днепр». С ее счетов более 243 млн рублей ушли в качестве «оплаты за топливо и услуги» компании «Блокстрой», созданной за несколько недель до этого в Петербурге. До того, как пропажу обнаружили и компания обратилась в полицию, деньги частями ушли на счета 11 компаний из Краснодара, Москвы, Санкт-Петербурга и Красноярска. Все они были созданы в августе и сентябре того же года.

«Блокстрой», сообщали СМИ, вернул 180 млн рублей обратно на счет авиакомпании, но 63 млн ушли на счета фирм-однодневок.

Самолет компании «Волга-Днепр» в международном аэропорту «Казань» имени Габдуллы Тукая. Фото: РИА Новости

Пока «Волга-Днепр» судилась с фиктивными компаниями и возвращала свои деньги, одна из них — «Дельта», согласно данным арбитража, просрочила оплату за разработку программы ЭВМ на 2,3 млн рублей петербургской компании «Микс». «Микс» при этом подавала аналогичные иски еще к трем компаниям. В марте 2020 года полиция приостановила следствие по этому делу из-за «неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». В «Волга-Днепр» отказались от комментария, сообщив, что большую часть денег (сумму не назвали) все же удалось вернуть.

Из-за «создания программы ЭВМ» лишился 10 млн рублей в 2018 году Фонд развития и поддержки физической культуры и спорта подмосковного города Клин, которым руководил депутат горсовета, единоросс Леонид Ихнев. Фонд собирался оплатить покупку оборудования для местной спортивной школы, но средств на счету не оказалось.

Выяснилось, что они были взысканы решением петербургского арбитража по иску компании «Инфовир» — по схеме, аналогичной описанной выше. Сын Леонида Ихнева, чиновник Сергей Ихнев, который занимался делами фонда, в разговоре с «Новой газетой» предположил, что информация могла попасть к злоумышленникам из банка: «Скорее всего, пришли в банк, дали денег, а им дали информацию, что у предприятия есть деньги на расчетном счете».

Жертвой мошенников стал и «Объединенный институт ядерных исследований» из подмосковной Дубны — межправительственная организация, в которую вместе с Россией входят еще 17 стран. От имени института в банк поступило платежное поручение на 2,4 млн рублей для оплаты газа компании «Газпром межрегионгаз Москва», но реквизиты и номер счета, на которые перечислили деньги, принадлежали другому юрлицу — созданной за месяц до этого компании «Аспект». В этот же день на ее счет пришли еще 3 млн рублей из Челябинской области.

Дмитрий Медведев во время посещения Объединенного института ядерных исследований в Дубне, 2008 год. Фото: РИА Новости

Крупнейший автомобильный холдинг Магнитогорска «Сильвер авто групп» якобы купил у «Аспекта» четыре автомобиля. В компании уверены, что реальное платежное поручение «перехватили» по пути в банк: «Номер [исходящий] остался тот же, «АвтоВАЗ» остался тот же, а ИНН и номер счета уже они поменяли сами».

«Сильвер авто групп» и «Объединенный институт ядерных исследований» обратились в суд, чтобы взыскать с «Аспекта» перечисленные деньги, а полиция Магнитогорска по заявлению дилера возбудила уголовное дело. Институт в судебных документах указывал, что деньги перечислили из-за «технической ошибки».

В обоих случаях арбитраж встал на сторону истцов и обязал «Аспект» вернуть деньги, но пока шло разбирательство, в суд поступил иск о признании компании банкротом от все той же истицы по предыдущим делам — Татьяны Ситарчук. В этом случае использовалась другая опция по выводу денег: Ситарчук представилась региональным директором «Аспекта» и направила в суд решение комиссии по трудовым спорам, по которому компания якобы не выплатила ей зарплату — 3 млн рублей, которую она потребовала взыскать. Получив отказ, Ситарчук обратилась в Приморский районный суд Петербурга, который постановил взыскать с компании долг по зарплате уже не 3, а 5,2 млн рублей — она «отработала» четыре месяца с зарплатой в 1,4 млн за каждый.

«Объединенный институт ядерных исследований» все-таки добился признания недействительным трудового договора между «Аспектом» и Ситарчук как «искусственной задолженности для вывода имущества должника». В «Сильвер авто групп» сообщили, что вернуть в итоге удалось лишь около половины похищенных денег, а в «Институте ядерных исследований» обсуждать с «Новой» судебные разбирательства и пропажу денег не захотели.

Схему с фейковыми работниками с невыплаченной зарплатой люди и компании, связанные с «сетью ЭВМ», использовали не раз. В 2014 году часть Красногвардейского района Петербурга осталась без горячей воды. Обслуживающая район котельная принадлежала «дочке» госкорпорации «Росатом» — «Центральному конструкторскому бюро машиностроения».

Ее техническим обслуживанием и эксплуатацией занималась компания «СК «Северная Венеция». Выяснилось, что у фирмы накопился крупный долг поставщикам воды, газа и электроэнергии — больше 11 млн рублей. На ЧП тогда отреагировали не только местные власти, но и полиция, которая возбудила уголовное дело на руководителя «Северной Венеции».

Поставщики ресурсов и владелец котельной пошли по стандартному пути — обратились в суд и получили решения о взыскании долгов, но получить эти деньги оказалось непросто. В это же время семь якобы бывших работников компании получили определения мирового суда о взыскании с «Северной Венеции» долгов по зарплате ровно на сумму долга перед поставщиками. Одна из них, Екатерина Финогенова, подала иск о признании компании банкротом. Долги по зарплате в случае банкротства по закону выплачиваются в первоочередном порядке, но в суде выяснилось, что «бывшие работники» таким образом пытались похитить деньги со счета компании, а настоящая Екатерина Финогенова никогда не работала в «Северной Венеции» и не обращалась в суд.

Корпоративные споры

Следы фирм из этой же сети можно найти и в крупных корпоративных спорах последних лет. Компания «Царь Рыба» из «сети ЭВМ» судилась из-за просрочки оплаты по договору на создание программы с фирмой «Донжон». Эту компанию ювелирный холдинг «Алтын» обвинял в перепродаже помещений на Набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге, после того как владелицу «Алтына» Антонину Бабосюк отправили в СИЗО.

Вице-президент ювелирного холдинга «Алтын» Антонина Бабосюк, обвиняемая в контрабанде золота в крупном размере, и ее адвокат Генрих Падва во время предварительных слушаний в Мосгорсуде. Фото: Максим Новиков / ИТАР-ТАСС

Еще одна компания, связанная с сетью, участвует в арбитражных разбирательствах другого ювелирного холдинга — «Регион Ювелир».

В 2019 году Гагаринский суд Москвы приговорил его владелицу Татьяну Филатову к трем годам колонии за мошенничество с банковскими кредитами. Холдинг, уже после возбуждения дела, судился с компанией «СтройКо» о взыскании 150 млн рублей аванса по договору купли-продажи оборудования, которое якобы не получил. Владелец этой компании — уроженец Нальчика Владимир Скуратов, которому переуступлены права требования по нескольким искам к компаниям, задолжавшим по договорам на «создание программы ЭВМ».

Как они связаны

Несмотря на обширную географию фиктивных компаний, все они связаны между собой. Номинальные учредители и директора компаний «сети ЭВМ» — жители разных регионов, но значительная часть из них — из Вышнего Волочка Тверской области. Например, полную тезку учредителя «Галатеи» (компании, якобы продававшей межкомнатные двери) Наталью Сейфидинову в Тверской области оштрафовали за дебош и продажу спиртосодержащей жидкости по цене в 100 рублей за литровую бутылку.

По данным «Новой газеты», номиналов-земляков организованно привозили в Санкт-Петербург для оформления документов, а билеты на поезд покупали с одного банковского счета. Также учредители юридически не связанных между собой компаний становились правопреемниками по искам компаний друг друга к фирмам, якобы задолжавшим за разработку программ ЭВМ. Они же подавали в суды документы о якобы невыплаченной заработной плате и сменяли друг друга в качестве учредителей в фиктивных компаниях.

Одно из главных действующих лиц схемы — Татьяна Ситарчук.

Ее данные в документах, где она выступала как учредитель, руководитель или работник компаний, встречаются чаще других. Она же вступала в арбитражные дела как физическое лицо, которому чаще других переуступали долги по искам компании из «сети ЭВМ».

Ситарчук — 24-летняя уроженка Инты Республики Коми. Из аккаунтов в ее социальных сетях следует, что она жила в Санкт-Петербурге и работала предположительно продавцом в цветочном ларьке, а в свободное время снимает ролики в TikTok, где у нее 147 тысяч подписчиков. Ситарчук не ответила на вопросы, направленные ей в соцсетях.

Связывает номиналов и общий адрес, указанный в судебных документах по формально не связанным друг с другом делам. Истцы просили арбитражный суд направлять корреспонденцию в одно и то же здание, примыкающее к Мальцевскому рынку по ул. Некрасова в Петербурге, в каждом случае меняя только номер офиса. Еще несколько адресов для корреспонденции находились в соседних с рынком домах.

Общий у этих компаний и арбитражный управляющий. В нескольких случаях, когда реальные собственники заявляли о захвате компаний и обжаловали решения судов о взыскании денег по договорам на создание программы ЭВМ или когда требования предъявляли реальные кредиторы, номиналы инициировали банкротство и просили привлечь одну и ту же московскую СРО Арбитражных управляющих «Меркурий».

В подобных случаях назначение «своего» управляющего, ведущего процедуру банкротства, означает получение полного контроля над компанией-жертвой.

Во всех случаях, где вводилась такая процедура, конкурсным управляющим назначали одного и того же члена этой СРО — Андрея Фастова.

О Фастове известно немного — он уроженец Волгограда и как индивидуальный предприниматель занимается юридическими и бухгалтерскими услугами. Его же номер указан как контактный в некой организации «группа компаний «АВ Защита», которая предлагает списать долги через банкротство, а также участие в налоговых и арбитражных спорах.

Что за «группа компаний» подразумевается — неизвестно, в реестре юрлиц нет зарегистрированных фирм с таким названием, а на сайте «АВ Защиты» отсутствуют какие-либо реквизиты и указан только волгоградский адрес, который совпадает с указанным в карточке того же арбитражного управляющего. Отзывы в разделе «благодарности наших клиентов» на сайте группы компаний написаны от лица руководителей несуществующих фирм, а их портретные фотографии взяты из интернета.

В этом же волгоградском офисе зарегистрирована общественная организация «Офицеры Волгограда». Фастов не ответил по телефону и на вопросы по электронной почте.

Арбитражные помощники

Большую часть судебных дел рассматривал Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в котором злоумышленникам почти всегда сопутствовала удача — в отличие от судов других регионов, где иски «сети ЭВМ», как правило, отклонялись.

Но эти же иски практически в неизменном виде, но от лица других фирм-однодневок удовлетворял питерский арбитраж.

С 2016 по конец 2019 года петербургские судьи рассмотрели около сотни дел, связанных с «сетью ЭВМ», не обращая внимания ни на явные признаки фиктивных компаний, ни на фальсифицированные в ряде случаев документы, ни на заявления реальных собственников компаний, которые говорили о захвате их собственности.

Например, в деле о банкротстве компании «Северная Венеция», деньги из которой пытались вывести как долги по зарплате, суд, несмотря на уголовное дело и заявление о фальсификациях, принял апелляционную жалобу от уже признанного фейковым работника по фамилии Петрова — хотя в материалах дела есть письмо из полиции, в котором на это указано.

На эти странности в работе суда обращал внимание и подмосковный чиновник Сергей Ихнев, из фонда которого похитили 10 миллионов рублей: «Арбитражный суд Санкт-Петербурга не высылал письма. У них в трекерах написано, что все получено, а в нашей канцелярии нет ни одного письма. Я проверил один трекер, он отправлен хрен знает куда — а в документах адрес нашего фонда».

«Инструментом совершения экономических преступлений» называл петербургский арбитраж учредитель компании «Солтекс» Андрей Руин. Предприниматель в конце 2018 года написал обращение (есть в распоряжении редакции) к председателям арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Тринадцатого апелляционного суда и Арбитражного суда Северо-Западного округа, в котором заявлял, что группа лиц использует вышеназванные инстанции, чтобы похитить его имущество, а также деньги других предпринимателей.

В компании Руина поменялся директор, который запустил процедуру ликвидации, а суд, как и в других случаях, удовлетворил иск о взыскании с компании 8 млн рублей задолженности в пользу компании «Мейн Гир» Татьяны Ситарчук по договору авторского заказа на создание программы ЭВМ.

В полиции Петербурга «Новой» сообщили, что по заявлению предпринимателя принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

По словам старшего партнера коллегии адвокатов Pen & Paper Валерия Зинченко, суды обычно обращают внимание на неадекватную юридическую позицию и процессуальное поведение сторон в конкретном процессе. «При этом в обязанности судьи не входит проверка наличия в этом же или ином суде аналогичных споров с аналогичными «сомнительными» участниками. На это могут обращать внимание стороны процесса, но в методах реагирования судьи связаны требованиями закона, а не собственной волей», — говорит Зинченко.

В арбитражном суде не ответили на запрос «Новой».

Воронка продаж для мошенников

Эта же сеть фиктивных компаний могла быть причастна к масштабной афере с использованием арбитража. Схема напоминала обычную воронку продаж, когда эффективность кампании зависит от массовости и охвата рекламных сообщений.

В 2017 году компания «Гео ресурс», зарегистрированная в Екатеринбурге, в течение одного месяца подала заявления о выдаче судебных приказов о взыскании долга по договорам поставки оборудования к 80 компаниям в арбитражные суды более 20 регионов России. Каждый иск не превышал 400 тысяч рублей — этот порог позволяет взыскать деньги с должника по упрощенной процедуре и в минимальные сроки.

В каждом случае «Гео ресурс» представляла в суд поддельные платежные поручения екатеринбургского банка «Легион» об оплате госпошлины и поддельные транспортные накладные компании «СДЭК» о якобы отправленной ответчику копии заявления о взыскании долга. В итоге суды удовлетворили 27 из 80 таких заявлений более чем на 8 млн руб.

Одна из компаний — петербургская «УПТК», в выдаче судебного приказа к которой суд отказал, через несколько месяцев получила иск на ту же сумму уже по договору авторского заказа на создание программы для ЭВМ от компании «Консул» из «сети ЭВМ». Петербургский арбитраж взыскал эту сумму.

«Пятнашка» 

Еще один «инструмент», на который жаловались предприниматели, — регистрация фиктивных компаний или новых собственников в них. Большинство номиналов руководителями компаний регистрировала Петербургская ИФНС № 15, которую в Петербурге называют «пятнашкой».

Эта инспекция зарегистрировала десятки компаний на очевидных «номиналов». Налоговиков не насторожило даже то, что некоторые из таких компаний в один день вместе с новыми владельцами оформляли десятки филиалов по массовым адресам в Санкт-Петербурге и селах Карачаево-Черкесии, в последнем случае — в разрушенных домах и даже в муниципальных больницах и школах.

В ФНС «Новой» пояснили, что не обладают полномочиями правовой экспертизы документов при регистрации юрлиц, а юридические адреса организаций и их филиалов проверяют «в случае возникновения обоснованных сомнений», прописанных в ведомственном приказе.

У 15-й инспекции богатая история, связанная с рейдерством. В 2006 году оперативники ГУВД Петербурга провели обыски в кабинетах сотрудников налоговой, в офисах фирм и по месту жительства лиц, подозреваемых в рейдерских захватах предприятий. Всех задержанных, а затем осужденных (в том числе — сотрудников инспекции) тогда связывали с тамбовской ОПГ.

Налоговики вносили изменения в учредительные документы, после чего собственники теряли контроль над компаниями и их имуществом.

Александр Терпигорев. Фото: nalog.ru

После этого скандала в 2007 году инспекцию возглавил экс-прокурор Петроградского района Петербурга Александр Терпигорев — однокурсник Дмитрия Медведева. Чиновник руководил инспекцией до 2017 года, а затем ушел на повышение на должность заместителя руководителя Петербургской ФНС. После него инспекцией до сентября 2019 года руководили его заместители, Александр Мовчан и Екатерина Смирнова.

На период работы этих троих пришлась основная часть перерегистрации компаний «сети ЭВМ».

Летом 2019 года петербургская инспекция неожиданно перестала регистрировать новые компании и предпринимателей, выдавая однотипные отказы: «Госрегистрация не может быть осуществлена в связи с представлением заявления, содержащего недостоверные сведения в части намерения заявителя осуществлять реальную хоздеятельность». Юристы и посетители тематических форумов тогда связывали это с началом борьбы с фирмами-однодневками, инициированной новым руководством петербургской налоговой службы.

За несколько месяцев до этого ее возглавил бывший руководитель ФНС по Республике Карелия Александр Гнедых.

По словам Валерия Зинченко, есть вполне понятные способы реагирования на такого рода действия — от обжалования корпоративных решений, заявления в налоговую инспекцию, подачи иска и ходатайства в арбитражный суд о принятии обеспечительных мер до заявления в правоохранительные органы.

«Сама по себе процедура «просуживания» несуществующего долга, а тем более банкротства может занимать длительное время, поэтому инертность предыдущего собственника или директора по отношению к данной процедуре скорее редчайшее исключение, нежели правило. Более того, как показывает практика, даже находясь в местах лишения свободы, собственники вполне могут защищать свои права посредством выдачи доверенностей уполномоченным лицам, которые, в свою очередь, могут предпринимать активные юридические действия», — считает юрист.

Владимир Прокушев

Оригинал материала: "Новая газета"