В России пытаются осудить последнего вора в законе – Юрия Пичугина (Пичуга), оставшегося верного своим понятиям

В Республике Коми начинается процесс над вором в законе Юрием Пичугиным, известным в криминальных кругах как Пичуга, — последним хранителем традиционных воровских понятий. Коронованный в 1992 году, Пичугин выстроил собственную империю, опираясь на поддержку коррумпированных силовиков. На счету пичугинских бандитов — целый ряд громких преступлений, в том числе расстрел генерала милиции и расправа над вором в законе Сашей Белым. Некоторые пострадавшие от рук «пичугинцев» ждали справедливости 20 лет — и теперь расплата близка как никогда. Подробности одного из самых громких уголовных дел последнего времени выяснял корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Судья в законе

16-летний Юрий Пичугин впервые попал в места лишения свободы в 1982 году — за кражу. Это было далеко не первое его преступление, но несколько лет советская милиция пыталась его перевоспитать, не сажая. Как выяснилось — безуспешно. Первой «крыткой» (тюрьмой) Юрика Пичугина стал Усть-Вымский следственный изолятор в Коми АССР.

Именно там он и попал в поле зрения воров — как человек, формально отвечавший всем классическим требованиям настоящего вора: с властью никогда не сотрудничал (даже за одним столом с ее представителями не сидел), красного не носил, пионером не был, понятия знал и чтил, на допросах никого не выдал. Старшие товарищи взяли над ним шефство.

Уже в 1992 году 26-летний Пичугин был коронован и на фоне борьбы между воровскими кланами сразу занял ведущее место среди «славянских» криминальных авторитетов. Пичуга очень быстро стал неформальным судьей российского преступного мира, и принятые им решения (всегда — в строгом соответствии с понятиями) «кассации» не подлежали.

А разбирал Пичуга и серьезные споры, и мелкие конфликты. При этом к понятиям он относился достаточно либерально, чем импонировал молодому поколению: не настаивал на абсолютном бессребреничестве «положенцев», не возражал против наличия у воров жен и детей и даже соглашался с тем, что те формально могут работать.

Но за соблюдением базовых требований — запрета на сотрудничество с властью, выплаты отчислений в общак, «грева» (поддержки) зон и подчинения тем, кто стоит выше по преступной иерархии, — Пичугин следил строго.

Тюремная бухгалтерия

Сразу после коронации в 1992 году Пичуга был назначен «смотрящим» за Коми АССР и частью Архангельской области — в те времена экономически успешными и, как следствие, привлекательными для криминала регионами. В то же время в Коми было много зон — и, как говорили, все они были «красными», где ситуацию полностью контролирует администрация, а не криминальные авторитеты, как на «черных» зонах.

Однако, несмотря на это, все зоны Коми были крепко связаны с российским криминалом и платили взносы в воровской общак. Это, в частности, процент от выигрышей в карточных играх и другие отчисления и «пожертвования» состоятельных сидельцев. А обратным маршрутом с воли поступал «грев» — «деликатесы», которыми за решеткой считаются чай, сигареты, спиртное и даже тортики. И Пичуга смог не только сохранить такой уклад, но и удержать его вплоть до 2020 года.

Правда, техника изменилась: «малявы» (воровские послания) теперь пересылают не через арестантов, а по интернету. Да и деньги передают не через тайники, а отправляют онлайн-переводами

Во время одного из обысков по делу Пичуги в 2017 году следователи изъяли компьютер, на жестком диске которого обнаружились записи обо всех поступлениях в общак, в том числе — из мест лишения свободы. Каждая колония республики (а их 16) ежемесячно перечисляла 25-30 тысяч рублей, иногда — до 50 тысяч. Вовсе не мало, учитывая, что возможность заработать на производстве была и есть далеко не в каждой колонии. И каждый месяц на сотовый телефон одного из «положенцев», ответственного за «смотрящими», приходили SMS типа «25-я колония деньги перевела, 28 тысяч 614 рублей».

Анализ времени поступления денег, их сумм и этих сообщений не оставляет никаких сомнений. Именно эти таблицы и стали одним из доказательств в уголовном деле о создании преступного сообщества.

«Контрразведка у Пичуги была организована отлично»

В 1992-1993 годах Пичугин еще только учился быть вором, а уже в 1994-м сам стал короновать. По оперативным данным, его крестником стал 21 вор в законе, среди которых — известные не только в криминальных кругах Степан Фурманов (Степа Муромский), Александр Хлынов (Саша Белый, или Фигура), Роман Кащаев (Рома Краснодарский), Сергей Асатрян (Осетрина Младший), Абесалом Папиашвили (Бесо).

К мнению Пичуги прислушивались и считали его равным себе лидер преступного мира России Аслан Усоян (Дед Хасан) и его преемник Захарий Калашов (Шакро Молодой)

Интересно, что 21 декабря 1997 года государственный департамент США внес Юрия Пичугина и еще девять воров в законе в список лиц, подлежащих санкциям. Гражданам США запретили любые контакты с этими авторитетами, а все имущество воров на территории США, включая недвижимость и банковские счета, отныне подлежало конфискации. Фактически, Пичуга был признан международным преступником, а в криминальном мире это о многом говорит.

И оперативники, и криминал говорят, что Юрий Пичугин — человек волевой, умный, целеустремленный. Эмоциональный, но умеющий держать себя в руках. Безусловно, очень хороший менеджер, если использовать современный термин. И далеко не дурак — контрразведка у него была организована отлично

При обыске в московской квартире Пичугина на улице Героев Панфиловцев и в коттедже в деревне Шульгино Одинцовского района Подмосковья были найдены многочисленные копии секретных документов МВД — справки о самом Пичугине и его оргпреступном сообществе, постановления о возбуждении уголовных дел, протоколы допросов лиц, дававших на него показания, в том числе датированные днями накануне его задержания.

И хотя полной картины получить не удалось, уже понятно, что Пичуга с самого начала имел обширные связи в среде правоохранителей. Именно поэтому ему очень долго удавалось выходить сухим из воды — все его отбытые сроки связаны с незначительными преступлениями. А доказать существование оргпреступного сообщества Пичуги долго не удавалось из-за того, что все доказательства разрушались.

У Пичугина был отличные контакты среди руководства МВД России. Известно минимум о двух случаях, когда вступавшие с ним в неформальные отношения сотрудники милиции (а позже полиции) внезапно получали приглашения в Москву — в центральный аппарат МВД. Причем на высокие должности — вплоть до руководства Главного управления уголовного розыска

Источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах

Интересно, что все должности предусматривали либо кураторство МВД по Республике Коми, либо борьбу с организованной преступностью общеуголовной направленности. К примеру, ныне осужденный полковник полиции Григорий Модянов, работая заместителем начальника ОБОП Республики Коми, неоднократно передавал оперативную информацию Юрию Пичугину.

Неудивительно, что разгромить оргпреступное сообщество Пичуги удалось не в лоб, а со стороны. Причем с неожиданной для вора в законе стороны — там, где он оказался к этому не готов.

Сообразили на троих

В 2009-2010 годах в Сыктывкаре было совершено несколько краж из банкоматов: трое преступников по ночам взламывали «железных кассиров», причем делали это очень быстро. Очередная кража была совершена в ночь на 9 мая 2010 года из банкомата, установленного в главном здании Сыктывкарского государственного университета (СГУ).

Уже через несколько часов машина, в которой скрылись нападавшие, была остановлена в селе Айкино. В ней находились два человека — Сергей Грудецкий и Иван Шапель, которые везли с собой большую часть похищенной суммы. Как выяснилось, эти молодые люди были причастны к нескольким аналогичным преступлениям в Коми и Вологде.

Под тяжестью улик оба сознались и в феврале 2012 года получили девять и 15 лет лишения свободы по статье 162 УК РФ («Разбой») — так следствие квалифицировало проникновение в СГУ, в ходе которого пострадал сторож. Однако на самом деле разбойников было не двое, а трое.

Третьим участником этой преступной группы был Рустам Амонов. Сразу после преступления он остался в Сыктывкаре, а не поехал с подельниками, что уберегло его. Ну а после задержания подельников Амонов ушел в подполье и 11 февраля 2011 года был объявлен в федеральный и международный розыск

Светлана Коровченко

старший помощник руководителя СУ СКР по Республике Коми

В 2016 году матери Рустама позвонила неизвестная и сказала, что ее сын убит, после чего бросила трубку. Женщина, которая шесть лет надеялась увидеть сына живым, обратилась в СКР. По ее заявлению началась доследственная проверка.

Следствие быстро установило, что Амонов проходил службу в спецназе, принимал участие в первой чеченской кампании, а в 2001 году был арестован как участник банды Юрия Пичугина

Но затем дело развалилось — и Амонов пошел под суд только за разбой и похищение человека. В 2009 году, отсидев от звонка до звонка, Амонов вышел на волю и стал личным водителем и телохранителем вора в законе Александра Хлынова (Фигура, или Саша Белый), поставленного смотрящим от Пичугина за Республикой Коми. А заодно Амонов стал обчищать банкоматы.

Бандитский арсенал

По словам Светланы Коровченко, в ходе проверки следствию удалось найти ту самую женщину, которая звонила матери Амонова и сообщила о его смерти. Выяснилось, что звонившей о гибели Рустама рассказал пьяный Хадис Азизов — один из руководителей дагестанской группировки, входившей в ОПС Пичугина.

В рассказе Азизова были подробности, которые не оставляли сомнений: Амонов действительно убит. Было решено возбудить уголовное дело и сразу начать с обысков у бригады Азизова

Светлана Коровченко

старший помощник руководителя СУ СКР по Республике Коми

И тут следователям повезло: в ту самую минуту, когда они обратились в суд за санкцией на обыск, в Сыктывкар приехала группа активных участников группировки Пичугина, причем с оружием. Они были уставшими и временно спрятали оружие под потолок своего укрытия, чтобы уже утром перепрятать его в тайник. Но не успели.

Обыски в тот день, 9 августа 2016 года, проводились сразу по десяти адресам — всем известным точкам, к которым имела отношение группировка Пичугина. Искали доказательства убийства Амонова, но обнаружили много документов о деятельности самой группировки и «положенцев» вора в законе, в том числе — финансовые бумаги об аферах.

По двум адресам — на станции техобслуживания на Октябрьском проспекте Сыктывкара и под потолком ресторана «Узбекский дворик» на улице Димитрова — нашли оружие: три автомата Калашникова АК-47 с глушителями, пистолеты ТТ, Стечкина и Макарова, большое количество патронов, а также порох и прицельный станок армейского образца.

Позже криминалисты СКР на этом оружии найдут ДНК активных участников группировки Пичугина, что также станет доказательством их преступной деятельности.

Казненный в лесу

Следующие несколько месяцев следователи анализировали изъятые документы — и получили убедительные доказательства существования оргпреступного сообщества, во главе которого стоял вор в законе Юрий Пичугин. А заодно удалось собрать доказательства причастности одной из бригад ОПС к убийству Амонова.

Нам удалось примерно установить дату этого преступления — и при анализе данных сотовых компаний мы выяснили, что почти все участники этой группы, входящей в ОПС Пичугина, в тот момент находились в одном и том же месте. А один из бандитов, Ахмед Исаев, был ранен и в тяжелом состоянии доставлен в больницу

Светлана Коровченко

старший помощник руководителя СУ СКР по Республике Коми

К февралю 2017 года следователям удалось полностью восстановить картину смерти Амонова.

19 июня 2010 года он внезапно стал разыскивать участников дагестанской группировки — силовой бригады Пичугина. Мол, надо срочно ехать в пригород — там прячется наш раненый товарищ, которому надо помочь.

На дело отправились четверо, в том числе «положенец» Пичугина и лидер бригады Хадис Азизов (Ломоно) и Ахмед Исаев. На автомобиле Volkswagen Multivan они выехали из Сыктывкара в сторону Корткероса (райцентра Республики Коми). При этом Рустам Амонов сидел сзади и оттуда указывал дорогу.

В какой-то момент он внезапно достал из борсетки пистолет-пулемет «Кедр» и открыл огонь по всем сидящим в машине. Первые пули достались Исаеву, две из них попали ему в голову — но бывший борец, несмотря на тяжкие ранения, сумел обезвредить стрелка и тем самым спас жизнь всем подельникам.

Амонова скрутили, привезли на базу пичугинцев в поселке Верхняя Максыковка и там несколько дней держали связанным

О случившемся немедленно проинформировали самого Юрия Пичугина — он в тот момент находился в СИЗО СБУ в Одессе: его задержали как находящегося в международном розыске.

Через несколько дней (в период с 24 июня по 1 июля 2010 года) Амонова вывезли в лес. Там, прямо в колее дороги, по которой ходят лесовозы, вырыли могилу. Бывшего спецназовца допросили под видеокамеру, после чего зарубили топором, сбросили в яму и несколько часов жгли тело. Затем могилу засыпали, несколько раз проехали по ней, чтобы восстановить колею, и покинули место преступления. Впрочем, события, предшествовавшие убийству личного телохранителя вора в законе Хлынова, заслуживают отдельного рассказа.

Место захоронения спецназовца Рустама Амонова

Фото: СУ СКР по Республике Коми

Смертельный выстрел

Вор в законе Александр Хлынов, известный в криминальных кругах как Белый, или Фигура, родился в 1976 году в поселке Жешарт Коми АССР — там же, где жил Юрий Пичугин. Хлынов с детства был бесшабашным, неоднократно задерживался милицией, много времени проводил в СИЗО (где, говорят, и познакомился с Пичугиным), но формально судим до 2004 года не был.

Несмотря на это, в 2001 году в Москве Пичугин короновал 24-летнего Хлынова и нарек его Сашей Фигурой (хотя в уголовном мире его чаще будут называть Сашей Белым — по цвету волос). Тотчас же новоявленный вор был назначен «положенцем» по Республике Коми и Архангельской области: к тому моменту Пичуга уже переехал в столицу и поднялся на высшую ступень. Ему нужен был помощник, который не ударит в спину.

В ночь на 4 июня 2005 года Пичугин, Хлынов и другие «положенцы» отдыхали в сыктывкарском ночном клубе «Релакс».

Там вспыхнула драка, разнимать которую бросилась охрана — и один из «чоповцев», Александр Поповцев, оттолкнул Пичугу. По понятиям, поднять руку на вора в законе — это смертный грех, смыть который можно только кровью.

Хлынов из травматического пистолета «Оса» выстрелил в Поповцева — и резиновая пуля со стальным сердечником попала тому в глаз

Спустя несколько часов охранник умер в больнице, а Хлынов был вынужден перейти на нелегальное положение. Задержать его удалось лишь в 2007 году.

Суд приговорил вора в законе к девяти годам колонии строгого режима — несмотря на то что один из участников потасовки прямо на заседании взял всю вину на себя. Апелляция подтвердила решение суда первой инстанции — и Хлынов отправился отбывать наказание в исправительную колонию №1 (ИК-1) под Сыктывкаром.

Пули для генерала

Вскоре после того как вор в законе прибыл в колонию, туда приехала комиссия из Москвы. Она выявила грубейшие нарушения отбытия наказания со стороны осужденного Хлынова, причем допущенные администрацией колонии. Авторитета немедленно перевели в омскую ИК-9 — и чуть позже Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) России опубликовала заявление, согласно которому вор в законе Хлынов отрекся от воровских понятий и записался в секцию дисциплины и порядка.

В июне 2009 года Верховный суд России отменил приговор Хлынову с формулировкой «в связи с непричастностью к преступлению». Правомерность этого решения до сих пор вызывает споры — было принято во внимание «чистосердечное признание» того самого подчиненного Хлынова, который на суде взял на себя вину босса.

Хотя свидетели в один голос указывали именно на Хлынова как на стрелявшего, да и записи камер видеонаблюдения не оставляли сомнений. Как бы то ни было, Хлынов вышел на свободу и вернулся в Сыктывкар, где вновь принял статус «положенца». Правда, за время отсутствия Хлынова его «работу» очень успешно выполнял Хадис Азизов.

Авторитет Азизова значительно вырос, и в Коми его знали хорошо — почти так же, как Пичугу, которого он представлял. А вот с титулом Хлынова возникли вопросы: ведь он не просто отказался от воровских традиций, но еще и подписался под этим. Более того, на зоне его видели с красной повязкой «актива» (помощника администрации), о чем сразу сообщили Пичуге в Москву.

Почти год решение по Хлынову не принималось — и воры не собирались, чтобы обсудить возмутительную ситуацию. Поэтому формально Хлынов оставался и вором, и «положенцем».

Обсуждать поступки воров никому нельзя, но ситуация сложилась очень непростая, и слухи шли. Одни говорили, что Хлынова сломали, другие — что его подставили. А то, что почти год решение не принималось, вызывало недовольство в воровском мире. Но затем события начали стремительно развиваться.

17 мая 2010 года в Омске был зверски убит начальник службы конвоирования местного управления ФСИН Кайрат Дюсенев — неизвестные подстерегли его, когда он возвращался со службы, и на 24-й Северной улице забили палками до смерти

А 10 июня 2010 года в Волгограде на территории больницы №12 был застрелен бывший начальник УФСИН по Омской области генерал-майор милиции Николай Папичев — киллер выпустил в него шесть пуль и скрылся незамеченным.

По некоторым данным, именно Дюсенев по приказу Папичева и получил от Фигуры то самое заявление с отказом от воровской короны, и второе — о зачислении в секцию дисциплины и правопорядка.

12 июня 2010 года перестал выходить на связь и Хлынов, улетевший в Москву — он пропал без вести. А 3 июля рыбаки на реке Вязьма (Ивановская область) заметили в воде спальный мешок и вытащили его на берег. В нем лежал мертвый Хлынов в пижаме, причем его голова была обмотана скотчем и сверху закрыта полиэтиленовым пакетом. В том же спальном мешке нашли два блина от штанги, каждый весом по 15 килограммов. Причиной смерти Фигуры стали четыре огнестрельных ранения в голову.

После смерти Хлынова история с его отречением в Омской зоне от воровского титула была исчерпана: все причастные к грубейшему нарушению понятий оказались мертвы.

Между тем к убийствам силовиков оказался причастен спецназовец Рустам Амонов — тот самый, который попытался расстрелять подельников из «Кедра», а потом был казнен в лесу. Перед самой смертью он, надеясь на милость, рассказал, что убил генерала Папичева по приказу своего босса Хлынова, И что именно Фигура отдал приказ о расправе над сотрудником Омского УФСИН Дюсеневым. Причем рассказ, записанный на камеру, содержал детали, выдумать которые было бы сложно: так, в подготовке расстрела Папичева ему помогал вор в законе Аким Волгоградский (Сергей Акимов, умер в 2013 году) – он снабдил его оружием, транспортом и разведданными.

Однако своим поступком Хлынов поставил под удар авторитет Юрия Пичугина. Поэтому, по оперативным данным, и был ликвидирован пичугинскими боевиками. А спецназовец Амонов, узнав об этом, решил отомстить за убийство шефа и расстрелять тех, кто мог быть к нему причастен, — боевую дагестанскую группу из состава ОПС Пичуги.

Но в итоге погиб сам.

Игорь Надеждин

Оригинал материала: "Лента.Ру"