Что помогает Алексею Миллеру удержаться на посту главы «Газпрома»

Глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил о старте проектно-изыскательских работ по строительству нового газопровода в Китай — «Сила Сибири- 2». Он может стать основой нового экспортного канала через Монголию в Китай мощностью до 50 млрд куб. м. Эксперты считают, что на строительство трубопровода уйдет от четырех до шести лет, стоимость может составить 1,3-1,5 трлн рублей. Перспективы оцениваются осторожно. Что и понятно — стратегия развития корпорации, ориентированная на экспортные поставки, мягко говоря, не приносит ожидаемых результатов.

Любой ценой

Так, газопровод «Сила Сибири», по которому российский газ должен поставляться в Китай, обошелся примерно в 1,1 трлн рублей. Но выяснилось, что газа для заполнения газопровода «Сила Сибири» попросту не хватает.

Инженеры, занимавшиеся разработкой Чаяндинского месторождения, (критически важное для наполнения газопровода «Сила Сибири»), написали письмо председателю совета директоров ПАО «Газпром» Виктору Зубкову, а также в Счетную палату и администрацию президента. Они рассказали, что плановая добыча газа на месторождении сохраняется только на одной трети скважин, в другой трети газ есть лишь частично, на еще одной трети — отсутствует вовсе.

По словам ведущего инженера производственно-технического отдела управления организации работ и строительства основных фондов «Газпром добыча Ноябрьск» Вячеслава Щеголева, это произошло из-за того, что при бурении был выбран неправильный раствор, и из-за недостаточной геологоразведки.

Вячеслав Щёголев заявил, что на совещании в узком кругу у председателя «Газпрома» Алексея Миллера решили «заходить на Чаянду, чего бы это не стоило», потому что «либо мы заходим с нашим газом, либо заходят американцы со своим СПГ». Как следствие и было принято не просчитанное экономическое решение.

Алексей Миллер

По мнению нефтегазового аналитика Михаила Крутихина, тут не обошлось и без обычного разгильдяйства, приписок и ошибок в проектировании. А Вячеслава Щеголева за то, что пытался вынести сор из избы, сослали работать в самое отдалённое подразделение на Камчатке.

Полностью заполнить «Силу Сибири» газом предполагалось после запуска Ковыктинского месторождения. Однако полноценное разведочное бурение в Иркутской области показало, что оно наполовину сухое.

Остается заметить, были и те, кто наверняка остался вполне довольным столь дорогостоящим проектом — это компании-подрядчики, «Стройтранснефтегаз» Геннадия Тимченко и другие.

От проекта «Южного поток» после присоединения Крыма в 2014 году отказалась Болгария. Строительство «Турецкого потока», частично использующего наземную инфраструктуру «Южного потока», застопорилось из-за нежелания Турции строить бессмысленно мощный газопровод.

Турция урезала запланированные мощности в 2 раза — до 15,75 млрд кубометров газа по одной нитке для собственных нужд, и до такого же объёма второй нитки — для нужд Европы. Но турецкие потребители зачастую предпочитают газ из Азербайджана или СПГ, привозимый со всего света. В декабре 2019-го государственная газовая компания Botas купила 30 партий СПГ с поставками до марта, а ранее — 70 с поставками в 2020-2023 годах.

По сравнению с 2018 годом поставки упали в 14 раз. Таким образом Турция, ранее занимавшая второе место среди крупнейших клиентов «Газпрома», находится во втором десятке с объемом закупок меньше, чем у Литвы.

Прокладка «Северного потока-2», который должен поставлять газ в Германию, обошлась Газпрому в огромные деньги — 4,15 млрд евро за морскую часть, и 1,1 трлн рублей за создание наземной инфраструктуры. В результате из-за американских санкций, угрожавших швейцарской компании Allseas, строительство остановилось в 160 км от завершения.

Но даже если случится чудо, и газопровод «Северный поток-2», будет достроен, он сулит «Газпрому» одни убытки. В соответствие с требованиям ЕС, половину его мощности – 27,5 млрд кубометров в год из 55 млрд – российской газовой монополии придется отдать независимым поставщикам. А таковых физически не существует.

Тяжелые времена

В итоге дела у крупнейшего российского монополиста обстоят далеко не блестяще. Чистая прибыль «Газпрома» за 2019 год по МСФО составила 1,203 трлн руб., что на 17% ниже показателя 2018 года (1,456 трлн руб.). Выручка от продаж снизилась на 7%, до 7,66 трлн рублей.

Планируется и существенное сокращение инвестпрограммы в 2020 году в целом по группе — до 1,6 трлн руб. против 2,125 трлн руб. годом ранее.

В этом году случилось небывалое событие — руководство «Газпрома», осталось без бонусов по итогам года. Речь идёт о невыплате премий примерно на 1 млрд рублей.

Да, конечно, можно говорить об объективных причинах происходящего.

Февральские цены на газ в Европе побили 16-летний минимум, опустившись до $101,7 за 1000 кубометров на нидерландской площадке Title Transfer Facility (TTF), и до $95,7 за 1000 кубов на хабе в Зебрюгге. Добавить к этому торговые войны США с Китаем, эпидемию короновируса, теплую зиму. Кроме того, в ожидании газового конфликта России с Украиной европейские компании заранее заполнили газовые хранилища.

Проверенная модель

Но существуют и личностные управленческие факторы. И тут стоит обратить внимание на компетентность топ-менеджмента. Алексей Миллер в 2001 году был выбран председателем правления «Газпрома», сменив на этом посту Рема Вяхирева. Как сообщали СМИ, назначение Миллера стало для руководства компании неожиданностью. Имя нового главы корпорации они узнали за несколько часов до заседания совета директоров. Сам Алексей Миллер после избрания заявил, что намерен усилить роль государства в компании, что и было сделано. В 2004 году контрольный пакет акций «Газпрома» вернулся к государству.

Политика «Газпрома» за последние годы оставалась неизменной. Потребности населения в большей степени игнорировались (газификация регионов оставляет желать лучшего), проекты избирались наиболее дорогостоящие, а экспортные проекты оказывались бесперспективны.

Понятно, в сытые времена, при высоких ценах на газ, монополист чувствовал себя прекрасно. Но эти времена прошли.

А модель управления, которая предполагает разветвлённую сеть газпромовских структур по всей стране и, естественно, огромное количество региональных менеджеров, в руках которых сосредоточилась возможность распоряжаться финансовыми потоками на своих участках, осталась.

Непосредственно Алексей Миллер не был замечен в каких-то серьезных скандалах. Пожалуй, разве новостью по поводу его новой квартиры в Санкт-Петербурге общей площадью почти 2 тысячи квадратных метров и рыночной стоимостью около миллиарда рублей, что заставила людей посудачить.

Но если, честно, то не так уже долго это всех и занимало. Кроме того, позволить себе купить подобную квартиру Алексею Миллеру вполне по силам. Только за 2014-2015 годы, по оценке журнала Forbes, он получил вознаграждений почти на $45 млн.

А вот с менеджерами ранга пониже скандалы происходили достаточно часто, да еще какие. Так в прошлом году следственный комитет РФ (СК) обвинил в хищении природного газа группу менеджеров структур «Газпром межрегионгаза» во главе с советником гендиректора Раулем Арашуковым. Его сыну Рауфу — сенатору от Карачаево-Черкесии — были также предъявлены обвинения в давлении на свидетелей и убийстве.

Также в прошлом году прокуратура возбудила уголовное дело о хищении 700 млн рублей при строительстве газопровода под Санкт-Петербургом.

Возглавляемая Алексеем Миллером компания оплатила строительство подвода газопровода к Приозерску, но подрядчик растратил все деньги, выполнив лишь часть работы.

Менеджмент «Газпрома» привык жить красиво, это не является новостью.

Но истории, о том, как руководители компании летали на подписание контрактов в сопровождении артистов, стриптизерш, с песнями и плясками, впечатляют.

А вот новости о том, как ведут себя менеджеры в критических ситуациях, просто поражают. Так, недавно СМИ рассказывали о том, как началась эпидемия короновируса на Чаяндинском нефтегазоконденсатном месторождении в Ленском районе Якутии.

Сообщается, что на промысле всё было в порядке, пока один из руководителей «Газпром добыча Ноябрьск» не съездил в командировку в Москву. На месторождении до последнего скрывали подозрение на коронавирусную инфекцию. Подчинённые генерального директора ООО «Газпром добыча Ноябрьск» Игоря Крутикова стали шевелиться только после того, как местные власти забили тревогу. В результате людей собрали в общежитии, лекарств не было, помощи тоже. Работников держали в изоляции с 17 апреля, и они взбунтовались.

Вахтовики начали сбегать, причем какими то немыслимыми путями. «Некоторые люди идут 200 километров пешком до Витима. Там есть катер, на котором можно за 6 часов добраться до населенного пункта, где есть железнодорожное сообщение. То есть люди, можно сказать, с медведями вынуждены ходить из-за бездействия», — рассказал представитель компании «Энергомонтаж СК».

Это иллюстрация к тому, как жизнь «низов» в «Газпроме» отличается от жизни «верхов». И ведь так происходит на протяжении многих лет.

В прошлом году рынок оптимистично отреагировал на слухи об уходе Алексея Миллера со своего поста. Акции резко выросли. «Газпром» обошел по капитализации Сбербанка, став самой дорогой компанией в России. На пике роста цена акций газовой монополии на Мосбирже подскочила на 16,99%, до 251,65 руб., капитализация достигла 5,95 трлн рублей.

Правда, подобные слухи периодически возникали на протяжении последних десяти лет. Но Алексей Миллер незыблемо оставался на своем посту. Пока скандалы никоим образом не отразились на его положении.

Впрочем, надо заметить, что даже если новый человек займет его место, очень сомнительно, что политика «Газпрома» может измениться.

Александра Волкова

Оригинал материала: «Наша Версия»

«Новые Известия», 21.05.20, «Слабость «Силы Сибири-2»: эксперты считают этот проект авантюрой»

Новый проект Газпрома выглядит очень перспективным только с точки зрения коррупционных интересов.

О том, что «Газпром» начал работы по проекту газопровода «Сила Сибири — 2», заявил председатель правления компании Алексей Миллер: «Сила Сибири — 2» должен стать основой для экспорта 50 миллиардов кубометров газа ежегодно через Монголию в Китай, при этом сырье с Ямала планируют поставлять также в Европу.

Цель проекта — соединить западную газотранспортную инфраструктуру с восточной частью России, а также обеспечить газом Восточную Сибирь, сообщает РИА Новости.

Аналитики не преминули прокомментировать эту весьма неоднозначную, особенно после провала «Северного потока-2» новость.

Так, канал «Газ-Батюшка» пишет:

«В «Газпроме» разворачивают операцию «Преемник». Накануне Миллер анонсировал начало работ по разработке проектной документации для ещё одной «Силы Сибири» мощностью 50 млрд.м3 в Китай, уже через Монголию. Ранее идею поддержал Путин.

Если отбросить экономическую составляющую проекта(а она уже повод для дискуссий), то новым газопроводом Миллер надеется втянуть традиционную клиентеллу мегастроек: Тимченко и Ротенбергов, в процесс мягкой передачи власти в госкорпорации. Текущий контракт самого Алексея Борисовича заканчивается в мае 2021, ровно через год. Он уже считается корпоративным долгожителем, к моменту ухода будет 20 лет как он возглавляет «Газпром». Новые пять лет, это будет перебор даже в российских традициях управленческого долголетия.

Сейчас Миллеру нужно вывесить на флаг новую инициативу, которая заинтересует окружение Путина, и подтвердить, что преемник на посту главы «Газпрома» обеспечит реализацию всех договорённостей.

Как и прежде, мы внимательно наблюдаем за главой «Газпром инвеста» Вячеславом Тюриным. Он уже собрал команду из лучших по всему периметру «Газпрома» и полностью контролирует все строительные и сервисные бюджеты…»

Совершенно на другую проблему, которую непременно создадут эти планы, обратил свое внимание сетевой аналитик Анатолий Несмиян:

«Когда наркомана перестает «вставлять» наркотик, он просто увеличивает дозу. Когда модель «энергетической сверхдержавы» накрывается медным тазом, то логика подводит к решению строительства нового гига-проекта по экспорту новых объемов газа. Все вместе это называется «снять Россию с нефтегазовой иглы».

Это не закончится никогда. Пока в стране будет хотя бы литр газа, который можно перекачать за рубеж, нынешние будут заниматься этим вопреки всему остальному. В этом смысле все в полном порядке: предположить, что вор, который никогда не умел и не хотел заниматься ничем, кроме воровства, перестанет воровать, просто нелепо.

Рассматривать всерьез проект «Силы Сибири-2» с точки зрения национальных интересов России столь же нелепо, так как базовая экономическая проблема страны — обанкротившаяся экономическая модель как таковая. Поэтому все мероприятия в рамках этой модели преступны по отношению к национальным интересам.

Смысл нового проекта, безусловно, заключается лишь в том, чтобы обогатить подрядчиков, повесив на страну новые обременения — освобождения по налогам или вообще прямые дотации Газпрому, который уже откровенно идет на банкротство. Примерно тем же занимаются банкиры, когда банк идет ко дну — они делят активы на ликвидные и мусор, мусор оставляют на балансе, все ликвидное лихорадочно перебрасывают как можно дальше. И рано или поздно наступает момент, когда посетителей встречает сторож, закрытые двери и горы бумажного мусора вокруг офисных шредеров. А далее сюжет развивается по одному из двух сюжетов — либо банкир поделился с кем нужно, и его как бы разыскивают, но без энтузиазма, или банкир «кидает» уважаемых людей, которые вынимают его из ухоронки и вытрясают из него своё. С компенсациями за беспокойство и прочие душевные переживания. Учитывая, как Газпром обогащает подрядчиков, которые как один друзья Сами знаете кого, уважаемых людей в данном случае точно не обидят.

Экономическая целесообразность «Силы Сибири-2» выглядит весьма сомнительной. Газ должен будет подаваться в китайскую антропустыню, слабозаселенную и не имеющую достаточного промышленного потенциала, способного «переварить» такие объемы газа. Однако как резервный маршрут на случай перебоев штатного снабжения Китая с помощью поставок СПГ, обе «Силы Сибири» выглядят для Китая вполне хорошим подспорьем. То, что оба трубопровода будут по большей части простаивать или работать на неполную мощность, китайцев совершенно не беспокоит, так как эти убытки, конечно же, будут отнесены на поставщика.

Нужно учитывать, что у Китая практически нет подземных газовых хранилищ, а значит — крайне слабо развита система демпфирования (сглаживания) сезонных колебаний потребления. В таком случае наличие резервных мощностей для Китая выглядит вполне приемлемой заменой ПГХ, тем более, что опять же, расходная часть будет переложена на поставщика.

То есть — для Китая проект «Силы Сибири» (как первый, так и второй) вполне выгоден. В политическом смысле в том числе. Если США попробуют угрожать перекрытием поставок, у Китая будет хоть какой-то, но резервный источник снабжения. Для России — безусловно, выгоды в проекте нет. Так как китайский рынок перенасыщен газом, и даже «Сила Сибири-1» уже столкнулась с этой проблемой. Ну, и не стоит забывать про жесткую «просадку» китайской экономики в связи с текущей эпидемией. Расчет на рост потребления газа основан на модели роста китайской экономики. Эта модель приказала долго жить, и теперь перед Китаем задача — удержать хотя бы текущий уровень, не давая ему развернуться вниз. Тем более, что экспортная модель экономики Китая тоже трещит по швам в связи с глобальной «просадкой» мировой экономики.

В этом плане любые экономические расчеты эффективности проекта будут опираться на целый ряд переменных, оценить которые сегодня просто не представляется возможным. Когда маржа оценивается в 3-5-7%, а неопределенности дают ошибку в расчетах на уровне плюс-минус процентов 15-20, сам проект можно оценить только одним словом — авантюра. Причем грубая и откровенная. Авантюра, которая очевидна руководству Газпрома даже при его чудовищно низком профессиональном уровне. И раз они идут на нее, то экономические расчеты, эффективность, окупаемость и прочие неважные штуки его совершенно не интересуют. А интересует что-то совершенно иное.

И с точки зрения коррупционных интересов как раз такая ситуация выглядит чистым Клондайком, так как позволяет хоронить миллиарды и миллиарды под вполне правдоподобными и очень солидными обоснованиями.

У любой нормальной компании авантюризм менеджмента может (и должен) купироваться акционерами. Это их деньги могут сгореть, в конце концов. Но Газпром — не нормальная компания. До тех пор, пока акционерам платятся совершенно фантастические дивиденды, их не будут ни интересовать, ни волновать никакие очевидно мошеннические решения менеджеров. Поэтому проблем с этой стороны нет и не будет.

Все проблемы по полной программе в итоге получит российский народ, который в конечном итоге лишится своей газовой отрасли. Банкротство Газпрома при таком хозяйствовании — вопрос времени. И любое банкротство заканчивается всегда одним и тем же — перераспределением собственности. И сегодня называть Газпром «национальным достоянием» — это очень сильно грешить против истины. В конце пути слово «национальное» окончательно исчезнет из этого слогана. Просто потому, что иначе такие авантюры не заканчиваются…»